Правосудие-2015: Нужен ли в Беларуси суд присяжных?

Министр юстиции Виктор Голованов заявил, что в Беларуси в качестве эксперимента может появиться суд присяжных. Не ставя под сомнение прогрессивность такого института, эксперты подчеркивают, что речь надо вести не столько о суде присяжных, сколько о судебно-правовой реформе. Она задумывалась еще 17 лет назад.

Суд присяжных как эксперимент

В Беларуси можно провести эксперимент по введению института присяжных. Такое мнение высказал в эфире Первого Национального канала Белорусского радио министр юстиции Виктор Голованов, отметив при этом, что институт народных заседателей выполняет свою функцию.

— По ряду категорий дел их участие обязательно. Это связь суда с обществом, с народом, -- сказал министр.

Институт присяжных действует во многих странах. По словам Виктора Голованова, в России эта идея «в некоторой степени скомпрометирована», поскольку были зафиксированы факты подкупа присяжных, а в некоторых европейских странах уже постепенно отказываются от института присяжных. Однако, по мнению министра юстиции, в Беларуси можно ввести институт присяжных в порядке эксперимента.

-- При высокой культуре и порядочности присяжные могли бы повысить уровень состязательности процесса, а также уровень требовательности к следственным подразделениям, -- подчеркивает Виктор Голованов.

Рано или поздно судебная система касается каждого из нас

На самом деле введение института присяжных в Беларуси предусматривалось во время подготовки судебно-правовой реформы, которая задумывалась еще 17 лет назад. Помимо введения института присяжных, планировалось появление в Беларуси ювенальной юстиции и поста омбудсмена по правам человека, обеспечение независимости института адвокатуры.

— Введение самого по себе поста присяжных не решает те проблемы, которые стоят перед системой. Можно, конечно, ввести его и, например, исходя из того, что присяжные не ошибутся, не отменять смертную казнь. Однако это будет своего рода обман, --отмечает руководитель Центра правовой трансформации Елена Тонкачева. — Только комплексная судебно-правовая реформа сегодня имеет смысл. Однако для ее проведения необходимо принятие политического решения.

Елена Тонкачева считает, что большинство положений реформы, подготовленной экспертами 17 лет назад, актуально и сегодня:

— Как показал опыт давления на адвокатов во время судебных процессов по делу 19 декабря, в Беларуси в настоящее время мы не можем констатировать независимость адвокатуры. На мой взгляд, без реформы система не может работать на гуманизацию судов и защиту прав человека, а останется административно зависимой.

Рано или поздно, подчеркивает правозащитница, судебная система касается каждого из нас персонально или наших родственников. И тогда люди понимают, насколько иллюзорным является то, что судебно-правовая система работает на защиту прав человека.

Правозащитник, юрист Белорусского Хельсинкского комитета Гарри Погоняйло добавляет, что в рамках реформы были прописаны соответствующие статьи в Уголовном кодексе, расписаны организационные вопросы, обязанности судей, процессуальные действия.

— Сегодня необходимо демократизировать суд, но трудно представить это при существующей власти, которая, по моему мнению, не понимает природы суда присяжных как демократической формы суда, -- говорит юрист.

Найдутся ли в Беларуси присяжные судьи?

Суть судов присяжных состоит в том, что они не только рассматривают дела с позиции закона, но и оценивают, насколько последовательные обоснованные доказательства представило обвинение, насколько аргументировано выступает защита.

-- Обоснованность, достоверность, достаточность доказательств и способов их добычи проходят проверку в процессе суда. Однако найдутся ли в современной Беларуси люди, способные быть присяжными заседателями? – задается вопросом Гарри Погоняйло. -- Судьбы людей вершатся через суд присяжными, которые должны стремиться быть порядочными, независимыми и беспристрастными. Существует механизм подбора присяжных заседателей и процедуры, направленные на то, чтобы на них не оказывалось давления, чтобы они могли осознанно и правильно разрешить конфликт между обвинением и защитой и выдать вердикт.

Елена Тонкачева отмечает, что в этом смысле были показательными процессы над экс-кандидатами в президенты Андреем Санниковым и Николаем Статкевичем.

— И на одном, и на втором процессе присутствовали народные заседатели. Они не принимали ровно никакого участия в процессе, откровенно клевали носом. Я не считаю, что в современной Беларуси суд присяжных может что-то вершить, -- высказывает мнение правозащитница. -- У нас не англо-саксонская модель, когда достаточно сомнения в виновности человека, чтобы не посадить его в тюрьму. Наша система репрессивна, как и сознание людей. Думаю, нам сегодня нужны добросовестные профессионалы в суде и комплексная правовая реформа.

Судов в стране нет? 

Пока же Гарри Погоняйло считает, что в Беларуси вообще нет судов.

— Существуют судебные чиновники, которые жестко привязаны к исполнительной власти и выполняют ее приказы. В судебном зале они лишь формально соблюдают правила проведения судов, фактически не задумываясь над тем, что правосудие — это третья независимая власть, серьезный механизм, препятствующий всякому злоупотреблению чиновников. Это в истории человечества единственный механизм, призванный решать конфликты между государством и человеком. Суд должен выступать с позиции закона, но трактовать ситуацию, максимально соблюдая интересы граждан, а не чиновников, -- говорит эксперт.

Погоняйло считает, что суды в Беларуси вмонтированы в репрессивный механизм, который ломает судьбы многих людей.

— Меня, например, удивляет, что наши судьи практически не ссылаются в своих решениях на Конституцию. Практически не возможно найти решения судов, в которых анализировались бы нормы основного закона. Суды действуют не по закону, а с позиции силы. Они фактически утратили свою легитимность, — резюмирует Гарри Погоняйло. 

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 40
  • Балл: 4.3