1991-2006. Итоги
от Татьяны Белоусовой

Татьяна Белоусова хорошо знакома со всеми плюсами и минусами ведения турбизнеса в Беларуси. Она была исполнительным директором туристической компании «Вокруг света», а сейчас возглавляет представительство авиакомпании AirBaltic в нашей стране. Магистр делового администрирования Татьяна Белоусова анализирует, что мешает белорусам выгодно продавать Родину, и почему за годы независимости они так и не научились летать.

— Обычно для того, чтобы привлечь туристов, страны перестраивают инфраструктуру, открывают новые гостиницы, заманивают гостей многообещающими слоганами. В Советский Союз просто пришла перестройка, и потенциал неизведанного за все 70 лет советской власти моментально воплотился в огромные потоки западных туристов, желающих увидеть все пятнадцать его республик. Резюме после этих туров были однозначны: «Не-ет, во второй раз я сюда не поеду!». Может, перестройка была и ничего, но сервис ужасный: все дорого, безразлично, поставлено на поток. Этот туристический бренд быстро исчерпал себя. И, если говорить о развитии въездном туризма в Беларуси, то мы попали в «яму». Ситуация начала немного выравниваться, когда по Восточной Европе прошли организованные цепочные группы: Чехия, Польша… А Беларусь стала мостиком между Западной Европой и Россией. Нашу страну туристы проезжали. Хорошо, если останавливались заночевать или хотя бы перекусить. Мы долгое время не могли обрести свое туристическое лицо. Ситуация начала меняться в 2000-х, когда появился турпродукт.

— А разве он у нас уже сформировался?

— Определенно. Целых три класса турпродукта. Первый — технологический транзит. Быть одним из остановочных пунктов в длинных регулярных цепочках крупных операторов — экономически это выгодно. Заказы по однократному запросу требуют много сил и средств при подготовке. А цепочки — слаженно работающая фабрика. Конечно, меньше прибыли, ниже цены — это же массовое производство. Но оно-то как раз и составляет основу экономики. Просто надо так обеспечить технологию обслуживания, чтобы, проезжая, туристы подольше задерживались у нас, а взыскательные западные заказчики четко знали, на что могут рассчитывать. Мы — новая страна, к которой они выдвигают свои требования. И мы уже подтягиваемся к тому, чтобы эти требования обеспечить.

В стадии формирования находится у нас деловой туризм, который в мире, кстати, развивается очень быстрыми темпами — рост 20% в год (при среднем росте туризма 3% ). В Беларуси этот показатель может составить 30-40% в год.

И сельский туризм — это турпродукт, который председатель общественного объединения «Агро- и экотуризм» Валерия Клицунова начала создавать с инфраструктуры и объединения в одну организацию заинтересованных людей.

— Советский туризм был уникальным явлением — выезд по профсоюзным путевкам в те страны, которые разрешены, и куда можно было попасть только после десятка согласований кандидатуры путешественника в разных инстанциях. Как за годы независимости менялись туристические пристрастия белорусов?

— В начале 1990-х веткой белорусского делового туризма стали шоп-туры — это был источник экономического существования части наших сограждан. Что касается отдыха, то белорусы осваивали страны, которые к нам ближе и дешевле. Индивидуальный туризм развивался сначала по модели пляжного отдыха. А вот Европу мы уже открывали по модели «пляжный отдых плюс»: короткие дешевые, технологически простые экскурсионные туры. Теперь практически каждая белорусская семья с достатком чуть выше самого среднего имеет возможность полежать на пляже за рубежом: на Украине, в Турции, в Болгарии. Как часть нашей жизни мы воспринимаем обязательный ежегодный отпуск у моря. Тех, у кого востребован зимний и экскурсионный отдых, гораздо меньше — всего 10-15%. Впрочем, наш турист уже едва ли не каждые два месяца проводит выходные в Вильнюсе. Он даже начал ездить в событийные туры: на концерты, праздники, хоккей посмотреть, футбол… Еще немного — и отправится в дорогие познавательные туры, круизы.

— Какую из стран мы больше всего полюбили?

— Турцию. Любовь к этой стране еще долго не закончится, потому что альтернативы ей нет. Это действительно уникальный турпродукт с точки зрения климата и огромного количества отелей, пляжей и лежаков на них.

— Является ли путь развития белорусского туристического рынка самобытным или вполне вписывается в мировые тенденции?

— Мы развиваемся в прямом соответствии с экономической теорией волны потребления. В 1990-х в рамках первой волны на рынке появились импортные продукты. С приходом второй — мы начали обзаводиться электрочайниками, стиральными машинами-автоматами, обновлять телевизоры. Когда рост доходов населения составил 20% в год, автоимпортеры доложили о стопроцентном росте покупок новых машин. В связи с особенностью инвестиционного рынка мы не можем пока приобретать акции, вот потому сейчас и наблюдается бум на жилье — люди вкладывают деньги. Туризм — очередная волна потребления, на гребне которой находится сейчас весь западный мир.

— И когда она докатится до нас?

— Это зависит только от экономики. Если бы прочие условия оставались такими же, как в прошлом году, то очередная волна потребления пришла бы к нам лет через пять. Возможно, у нас появится рынок акций, придут крупные инвестиции, благодаря которым будут созданы новые рабочие места. И это позволит нам сделать рывок вперед и сравняться с Европой, для которой путешествия уже стали нормой жизни.

— Что больше всего мешало в эти годы нашей стране стать привлекательной для массового туриста, а белорусам — увидеть мир?

— Виза. Давно пора минимизировать ее отрицательное влияние на развитие туризма.

— Взять и отменить!

— Можно сделать визу гарантированной по прибытию. Тогда и формальности будут соблюдены, и у путешественников не возникнет дополнительных хлопот. Отмена виз, даже при всех остальных существующих проблемах: не хватает гостиниц, не отлажен сервис, нет хороших автобусов — увеличила бы прием туристов на 20%. Как и произошло в Латвии и Литве после их вступления в Евросоюз без всяких дополнительных финансовых вложений со стороны правительства и туроператоров.

Еще один источник развития туризма — доступные авиабилеты. Как только в европейских странах появились дискаунтерные авиакомпании, поток туристов без увеличения доходов населения и без изменения структуры принимающего рынка вырос еще на 15%. В Беларуси летающих дискаунтеров пока нет. Но в этой сфере наблюдаются положительные явления. Каждый год на рынке появляется по две новые иностранные авиакомпании. А существующие расширяют объем перевозок, увеличивая количество рейсов и летая, как AirBaltic, в несколько белорусских аэропортов.

Второй плюс — национальная авиакомпания «Белавиа» обновляет свой парк. Раньше очень многие рейсы не заполнялись по причине устаревшего типа самолета. Использование «Боингов» и СRJ создает огромный простор для маневра и позволяет ставить качественные чартеры — при их наличии многие туристы с удовольствием отправятся отдыхать из Минска, а не из Москвы.

— Про авиакомпанию AirBaltic говорят, что она научила летать всю Прибалтику. Как? И научит ли кто-нибудь летать белорусов?

— Примерно половина билетов AirBaltic продается по дискаунтерному типу. А это означает, что у людей есть возможность дешево путешествовать. Например, 10 мест уходят по цене 20 долларов. Среди пассажиров идет соревнование — кто раньше и дешевле купит билет. Дальше цены постепенно растут, но соревнование не заканчивается до последнего дня перед полетом. Разбежка в стоимости билетов от 20 до 300 долларов (15 классов бронирования). Это и есть дискаунтер, завлекающий пассажиров в игру. Но в нее хорошо играть только при наличии визовой свободы, которой в Беларуси пока нет.

— Наши соседи давно открыты западными туристами. В то же время белорусская кухня и природа очень похожи на польскую и литовскую. Отельная база близка к российской с той лишь разницей, что мы не имеем дорогих гостиниц. Означает ли это, что шанс завлечь иностранцев в свою страну мы уже упустили?

— Нет. Человек любопытен. И пока мы еще ничего не потеряли, кроме тех денег, которые за эти годы могли бы заработать. Путешествие — это не дом, который приобретается на всю жизнь. Оно покупается несколько раз в год.

Эксперты называют въездной туризм локомотивом для несырьевой экономики, потому что он привлекает в страну средства, которые отложены у развитого мира на самоудовлетворение и познание. Эта огромная масса денег делится между всеми странами — насколько каждая из них сумела себя продвинуть. Было бы неплохо привлечь эти активы в Беларусь. Развитие въездного туризма — очень правильная государственная идея.

— Она состоит в том, чтобы за пятилетку увеличить число туристов в 10 раз, то есть каждый год их должно приезжать на 60% больше. Между тем, по данным Министерства спорта и туризма, в прошлом году Беларусь посетили 89,5 тысяч иностранных туристов. Это примерно на тысячу меньше, чем в 2005-м. Получается, к верной идее мы идем обходным путем?

— Стратегия выбрана абсолютно правильно. Но я считаю большой ошибкой, когда заниматься въездным туризмом вынуждают все турфирмы. Это все равно что быть авиакомпанией и при этом еще сеять озимые. Формирование чартеров и автобусных цепочек, в чем преуспели многие наши турфирмы, кардинально отличается от организации въездного туризма. Для них это равносильно открытию второго бизнеса: нужно нанять специалистов определенной квалификации, оборудовать рабочие места, съездить несколько раз на выставки за границу. Откуда деньги на это взять, если турфирма живет на свою маржу 10-15 долларов с туров на Болгарию?

Въездной туризм — это элитарный бизнес. С кем, например, мы конкурируем, когда посылаем туриста в Турцию? Только с российскими компаниями. Можно поставить «забор» между Беларусью и Россией в виде визы, и наш турист не полетит в Турцию из Москвы. И мы будем диктовать ему те условия, которые захотим. А вот за интуриста Мюллера и его жену белорусская турфирма конкурирует со всем миром: с высокотехнологичной Германией, с Австрией, которая вкладывает миллионы в продвижение своего продукта за рубежом, с Италией, с Мексикой. У г-на Мюллера в год четыре выезда. Ему обязательно надо побывать на море. А еще ему нравится Мексика — раз в год он туда ездит. Он любит покататься на горных лыжах, а одну поездку хотел бы потратить на ту страну, в которой еще не бывал. Именно в этот момент в игру вступает Беларусь. Но господину Мюллеру хочется в Китай, в Индию. Он не был в Южной Африке. И все международные компании вступают в борьбу за господина Мюллера.

До сих пор в силу специфичности, трудоемкости, сравнительно небольшого для конкретной компании экономического эффекта въездного туризма в Беларуси им традиционно занималось всего несколько из негосударственных компаний — «Алатан», «СМОК», «Вокруг света». Они уже накопили опыт и своим именем отвечают за качество работы. Правильное решение здесь одно: не заставлять турфирмы обеспечивать нужное количество интуристов "для галочки", а предоставить право «продавать» страну только самым достойным, чтобы не испортить первое впечатление о стране.

— Как может еще повлиять на изменение ситуации государство?

— Выделить деньги из бюджета на продвижение страны. Каждая фирма, работающая на внешний рынок, вкладывает в это дело собственные инвестиции: каждая новая выставка или инфотур для иностранных партнеров, каждый новый каталог или сайт. Но они никогда не смогут преломить ситуацию в целом. Когда у нас хоть какие-то деньги из госбюджета выделили, напечатали приличную маркетинговую литературу, хорошенько проехали по основным выставкам, стенд обновили, мы вышли на базовый уровень представления страны.

По отчетам Всемирной туристской организации, минимальный годовой бюджет дальнейшей «раскрутки» — 20 млн долларов. Он включает маркетинговые акции, содержание представительств, исследования, издание литературы.

— Но тех дополнительных полмиллиона туристов, которых к 2010 году собирается заманить в страну правительство, важно еще как-то технологически обслужить…

— Кое-что у нас уже есть. Отель «Минск» с очень грамотным маркетингом. «Планета», которая славится доброжелательным и квалифицированным персоналом. В свое время построилась «Орбита» — и у нас появилась первая современная гостиница эконом-класса. «Виктория» — это первый отель, который позиционирует себя как деловой конгресс-отель. Скоро откроется «Европа» — первая «пятерка». Не будем обольщаться насчет индивидуалов. Не поедут они к нам в больших количествах, не такая уж мы Вена. А деловые туристы, которым по статусу положено жить в “пятерке”, поедут, потому что инвестиционные проекты и бизнес развиваются. Впрочем, это правда: у нас нет пока перебора ни в одной из гостиничных ниш. У нас везде недобор.

— Кто нас может полюбить такими, какие мы есть?

— Мы не предлагаем по-настоящему качественный дорогой отдых. Средний европейский класс мы вряд ли привлечем. У нас практически нет памятников, которые стоило бы изучить, даже стоя по колено в грязи. И художественных ценностей международного значения у нас немного. Мы можем рассчитывать на делового туриста, которому приходится путешествовать по работе. К нам поедет молодежь, надо только позиционировать себя как страну молодежного тусовочного или активного туризма. Семьи с детьми может привлечь экологический туризм, потому что в Западной Европе увидеть козу — это уже событие. А у нас на нее можно посмотреть недорого. Это тоже турпродукт. Правда, из того, что мы имеем, надо научиться делать «Диснейленд». Новые рынки — Индия и Китай — абсолютно правильно выделены в качестве целевых. Нужно срочно проложить для них дорожку в Беларусь, потому что эти туристы скоро пройдут этап первоначального насыщения Европой.

— Чем лично тебя удивил белорусский турбизнес за эти 15 лет?

— Совершенно неожиданно наша страна, не имеющая гор, сумела развить такое направление, как зимний отдых на уик-энд. В «Логойск» и «Силичи» едут из России. Она экономически быстро развивается, находится недалеко, и для поездки в Беларусь россиянам не нужна виза. Мы вполне можем выполнять роль регионального уикэндового центра для близлежащих российских областей.

— У тебя есть любимый профессиональный анекдот?

— А как же. Звонит в турфирму секретарь и говорит: «Мой босс решил отдохнуть. Ему нужен отдельный остров». — «Ладно». — «Чтобы пляж был определенного размера…» — «Сделаем». — «Песок белого цвета». — «Завезем». — «Температура воды не ниже 25 градусов». — «Обогреватели поставим». — «Волна должна быть такой-то высоты, а сверху должны закручиваться «барашки» определенного размера, облака в небе должны быть только овальной формы…». В общем, неимоверными усилиями за баснословный счет выполнила турфирма все условия. Лежит босс, измученный работой и своим богатством, на острове и говорит: «Ну, разве такую красоту можно купить за деньги?!».

— Это не про белорусского туриста…

— Про международного. Чтобы стать для него привлекательной страной, нам нужно научиться «делать барашки и облака». Турпродукт должен иметь определенные стандарты качества. Латыши, например, как сделали? Для начала потренировались на своих — устроили для внутренних туристов игру «Марафон путешествий». Ее участники каждые выходные должны были выбираться в поездку по определенному маршруту. Цель — показать жителям Латвии, что в стране есть множество интересных мест. В акции приняло участие более 30 тысяч человек, а государство потратило на это всего около 5 тысяч евро.

— А ты за эти годы открыла для себя Беларусь?

— Я нашла свою сферу применения — это туризм. Я начала ездить по Беларуси и меня очень многое впечатляет: Витебск, Гродно, наши замки. Коссовский дворец я просто обожаю. Когда я стою рядом с ним, то вижу, каким он может быть.

Беседовала Марина ЗАГОРСКАЯ

  • Оцени статью: