Соцзащита-2015: Где будут жить люди с особенностями?

В Беларуси предстоит еще много сделать, чтобы отношение к людям со значительными умственными ограничениями могло называться цивилизованным. Как приучить белорусов к тому, что люди с особенностями — обычные, выясняет «Завтра твоей страны».

В Беларуси существует проблема в сфере социальной поддержки людей с умственными ограничениями. Взрослым инвалидам мешает почувствовать себя независимыми практика, когда они живут с родителями. По мере взросления ребенка родители часто оказываются в ситуации, когда они физически не в состоянии ухаживать за взрослым человеком. Рано или поздно он оказывается в интернате психоневрологического профиля. В таких сейчас 11 тысяч человек.

Многие из них испытывают тяжелейшую травму, когда, прожив всю жизнь в семье, оказываются после смерти родителей в интернате. Их состояние ухудшается -- в силу своего заболевания они не способны справиться с резкой сменой обстановки.

Такая практика перечеркивает работу специалистов и семьи, направленную на социальную адаптацию и интеграцию детей-инвалидов. Человек оказывается на изолированной территории, его социальные контакты существенно ограничиваются.

-- Встает вопрос о целесообразности усилий государства и общества, которые были затрачены ранее. Необходимо подумать, как продолжить работу по созданию условий для жизни людей с умственными ограничениями, — отметила председатель Белорусской ассоциации помощи детям-инвалидам и молодым инвалидам (БелАПДИиМИ) Елена Титова на международной научно-практической конференции «Проживание и социальная интеграция людей с умственными ограничениями», которая прошла в Минске.

В Беларуси, по мнению эксперта, отсутствует система сопровождающего проживания. Альтернативы интернатам нет. 

Помощь заключается в том, чтобы научить жить

Елена Титова считает, что и в наших условиях возможно создание службы сопровождающего проживания. Это доказывают результаты пилотного проекта ассоциации и немецкого федерального объединения «Жизненная помощь для людей с умственными ограничениями» при поддержке фонда «Акция человек». 24 инвалида с умственными ограничениями по несколько месяцев жили в отдельной квартире при поддержке социального работника. Молодые люди стали более самостоятельными. Многие научились убирать за собой, готовить.

Такие отделения могут использоваться для постоянного или временного проживания. Источником финансирования могут стать средства местного бюджета в соответствии с перечнем гарантированных соцуслуг и платежи самих инвалидов (пенсия).

В рамках проекта проживание инвалидов в квартире в сопровождении соцработника оказалось совсем не дорогим. Если в интернате на инвалида приходится порядка 1 млн 500 тысяч рублей в месяц, то затраты на одного человека в рамках проекта составили 727 тысяч рублей.

Елена Титова поясняет, что расходы могли быть еще меньше, если бы коммунальные платежи не рассчитывались по тарифам для юридических лиц. Таким образом, дело только за политическим решением и выбором формы устройства жизни людей с умственной недостаточностью.

Что заставляет молиться Богу в туалете?

В европейских странах, отмечает Елена Титова, люди с умственными ограничениями могут выбирать, где они будут жить, когда покинут родительский дом. Такой подход заложен в Конвенции ООН о правах инвалидов. Это может быть квартира, дом или интернат малой вместимости.

Путь к обеспечению такой возможности был долгим. Как отмечает немецкий эксперт Херберт Вольхютер, раньше в немецких социальных учреждениях, как и в белорусских интернатах, люди с умственными ограничениями жили в больших помещениях.

— Однажды женщина, которая жила долгое время в интернате, сказала мне, что она, если хочет остаться одна и обратиться к Богу, может это сделать только в туалете, -- рассказывает Херберт Вольхютер.

Если человек живет в интернате, его жизнь полностью определяется правилами учреждения. Она проходит на одном месте на глазах у других людей. Между тем люди с умственными ограничениями — такие же, как и другие, в том смысле, что им необходимо элементарное уединение.

Теперь в Германии почти нет больших интернатов. Представитель социального учреждения «Батель» Гюнтер Винберг подчеркивает: речь идет не о создании новых учреждений, а о том, чтобы добиться проживания людей с ограничениями в общине (жилищном сообществе) с использованием более-менее ярко выраженной поддержки.

Гюнтер Винберг отмечает:

-- Необходимо планировать не только лечение и реабилитацию, но и активное участие в жизни общества, предоставлять каждому индивидуально подобранные услуги и поддержку. 

В Германии человек с ограничениями уже не воспринимается как пассивный объект -- это самостоятельный субъект. Такие люди живут в квартире, где у каждого своя комната, есть также общая комната. Соцработник помогает наладить быт, поддерживать его. Важно, что не он решает, как жить, а сами люди с умственными ограничениями. Они же в силу своих возможностей определяют, какая помощь им нужна. Это очень индивидуально, потому что кто-то из них может сам делать очень многое — читает, считает и даже ходит в магазин. А кто-то может лишь научиться подметать пол и печь оладьи.

Социальное учреждение «Батель» является одним из самых крупных поставщиков услуг в области сопровождающего проживания людей с ограничениями в Европе. Здесь практикуют различные варианты устройства жизни людей с ограничениями. Например, однокомнатные квартиры в одном доме, рядом с которым есть церковь, остановка транспорта. Или же обслуживание отдельных квартир для людей с ограничениями в комплексе жилых домов с опорным пунктом социальной помощи.

Для тех, кто имеет тяжелые ограничения и нарушения поведения (в Беларуси такие люди, как правило, живут в психоневрологических интернатах) — предоставляется, например, закрытый дом.

В Праге есть кафе, где работают люди с ограничениями, а в Минске -- мастерские

Для людей с ограничениями, которые могут работать, труд важен гораздо больше, чем для здоровых. Это и реабилитация, и адаптация, и время, потраченное со смыслом.

Пример Нидерландов — отдельные комнаты с удобствами в одноэтажном доме в поселке. Люди с ограничениями с помощью соцработника не только обслуживают себя, но и работают в пекарне при доме. Тем самым они участвуют в жизни поселка и зарабатывают деньги.

В самом центре Праги есть кафе «Вселенная», где барменами и официантами работают люди с умственными ограничениями. Его активно посещают горожане.

Кафе — это тренинговая программа. С 2002 года ее услугами воспользовались 73 человека. Окончили программу 20 участников. Ее суть в обучении навыкам пользования бытовыми приборами, общении с людьми. В результате люди с умственными ограничениями трудоустраиваются помощниками на кухне, в магазине, отеле.

В Минске при приходе храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» с 1997 года работают мастерские для людей с особенностями психофизического развития. Они заняты в швейном, издательско-полиграфическом, библиотечном, свечном, столярно-слесарном, художественном и библиотечном отделах. Основная задача, которую ставят пред собой организаторы и руководители мастерских, – дать путевку в жизнь людям с нерабочей группой инвалидности.

Социальный руководитель мастерских Марина Кравцова отмечает:

— Нам надо «перенастроить» себя на понимание того, что люди с ограничениями — обычные. И если мы считаем «нормальными» тех, у кого тяжелый характер, кто подвластен вредным привычкам, то почему не причислить к обычным людям тех, кто не сделает зла и даже не подумает о плохом, кто с усердием делает то, на что способен, – тех, у кого всего лишь проблемы со здоровьем, но не с нравственным состоянием сердца и ума.

Как бы я хотел жить

Вот что говорят о своей жизни подопечные социальных мастерских.

Николай, 33 года:

-- Хочу иметь льва. Работать в цирке. Чтобы лев был послушный, как настоящая кошечка. Чтобы выполнял все трюки — лазил по канату, ходил по ступенькам. Хочу, чтобы светило солнце над землей, была хорошая погода и росли пальмы.

Не хочу жить в доме над пропастью, а то в море можно утонуть. Хочу, чтобы не было войны. Деньги раздавали бедным. Чтобы не голодали, как в 1812 и 1941 году.

Александр 21 год:

-- Хочу жить с мамой и папой. Солнышко, чтобы погода была ясная.

Не хочу жить в этом домике. Тут много людей и один там не хочу жить.

Галина, 25 лет:

Хочу кота. Заботиться о нем, кормить. Если заболеет, лечить к ветеринару. Дом, где я буду жить, чтобы было много цветов и солнца.

Не хотела бы жить в шалаше с индусами. Они спят на полу, у них нет кроватей.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 29
  • Балл: 4.8