Лекарства-2015: Стоит ли белоруским фармацевтам равняться на казахстанских

Чтобы в условиях Единого экономического пространства не оказаться невостребованной, белорусской фармацевтической отрасли следует равняться на казахстанскую, считают некоторые эксперты. Парадокс в том, что в Казахстане эта сфера развита крайне слабо, а белорусской индустрией лекарственных средств принято, если не гордиться, то, как минимум, воспринимать ее всерьез.

Белорусская продукция в 2010 году занимала на внутреннем фармрынке 58,3% процента в натуральном выражении и 23,4% в денежном. Это крайне мало. Но в Казахстане доля отечественных лекарств на рынке и того меньше: 20,4%, если считать по количеству проданных упаковок, и 6,1%, если вычислять в деньгах.

Российские производители в два счета задавят конкурентов в Беларуси и Казахстане

Еще лучше разница «весовых категорий» видна в присутствии на рынке стран-соседей. Беларусь на фармрынке Казахстана занимает смешную долю – 1,27% в стоимостном выражении и совсем ничтожную на рынке России – 0,37%. Но доля Казахстана и вовсе близка к нулю: 0,08% на белорусском и 0,02% на российском рынке.

В условиях экономической интеграции, к которой стремятся страны Таможенного союза, ни белорусский, ни казахстанский фармбизнес не может меряться силами с российским. Между тем, все идет именно к неравной схватке «на равных». В 2015 году должен заработать механизм взаимопризнания регистрационных документов на лекарственные средства, произведенные в России, Беларуси и Казахстане. Это значит, что производителям не надо будет проходить долгую и дорогостоящую процедуру регистрации препаратов для их продажи в стране-союзнице. Как результат – российские производители дешевых дженериков в два счета задавят слабых конкурентов в Беларуси и Казахстане.

-- И если Казахстану в этом смысле терять нечего, то Беларуси есть что терять, -- предупреждает заместитель директора по внешнеэкономической деятельности СООО «Лекфарм» Николай Белькович. На прошедшем недавно в Минске бизнес-форуме «Фармацевтический бизнес Беларуси» он выступил с докладом о возможностях и рисках для фармпроизводств стран Таможенного союза в условиях ЕЭП.

Как показывает статистика, для России ни Беларусь, ни Казахстан в этой сфере не являются сильными раздражителями. Подчас российские производители не регистрируют в странах-соседках свои препараты «от лени»: зачем куда-то ходить, когда и своего рынка сбыта хватает. Главной же угрозой для белорусских производителей является то, что значительная доля их экспорта приходится на препараты в недорогих нишах.

-- Это лекарства стоимостью 1-1,5 доллара, -- объясняет Николай Белькович. -- А конкурировать им придется с российскими производителями, которые поставили себе целью работать на пределе рентабельности и бороться за каждую копейку.

Другая проблема -- отсутствие крепких маркетинговых навыков у отечественных госпредприятий, которые избалованы господдержкой и потому так и не научились продвигать свой товар на рынке.

Преодолеть эти риски и «накачать мускулатуру» лекарственной промышленности перед выходом на единый рынок обещает Программа действий правительства Беларуси на 2011-2015 годы. Согласно ей, к 2015 году производство лекарств вырастет не менее чем в три раза, экспорт – в 3,7-4 раза, а доля отечественных препаратов на внутреннем рынке лекарств достигнет 50% в стоимостном выражении. Однако специальные механизмы для достижения этих целей в Программе не прописаны, считает Николай Белькович. В ней только общие меры для поддержки госпредприятий, такие как льготирование процентных ставок по кредитам и финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Кто будет последним в «забеге трех»?

Чтобы добиться хороших результатов, белорусам нужно перенимать казахстанский опыт развития фарминдустрии, по пунктам доказывает замдиректора СООО «Лекфарм».

В казахстанской программе развития фармбизнеса -- богатый набор инструментов. Кредиты на строительство и реконструкцию производств выделяются на 10 лет под 14%, из них 7% государство субсидирует из бюджета, итого окончательная ставка – 7%. Если при этом предприятие берет на себя обязательства экспортировать 10% продукции, то ставка понижается до 4%.

При покупке инновационной технологии или лицензии на производство продукта за рубежом государство безвозмездно выделяет на эти цели 700 тыс. долларов. Условие – внедрение технологии в течение года.

Что касается внедрения стандартов GMP, то все затраты на него возвращаются с коэффициентом 1,5 (150%) за счет вычета из корпоративного подоходного налога. Кроме того, предприятиям, вошедшим в программу внедрения GMP, гарантирован 7-летний договор на закупку продукции через единого государственного дистрибьютора.

Эффективные меры предусмотрены и для поддержки экспортеров. Через национальную компанию по продвижению экспорта государство берет на себя 50% всех затрат, понесенных предприятием по регистрации и сертификации продукта в других странах. Кроме того, при открытии представительства за рубежом, бюджет покрывает затраты на его содержание в течение двух лет.

-- Когда я узнал, что эти меры в Казахстане не только продекларированы, но приняты и работают, я был потрясен, -- делится впечатлениями Николай Белькович. -- Белорусам об этом приходится только мечтать.

А еще нашим производителям можно помечать о собственной ассоциации. В России и Казахстане именно от Ассоциации фармпроизводителей исходят сигналы правительству, которые трансформируются потом в законы и нормативные акты.

-- В казахстанском законе о предпринимательстве написано: госорган, который разрабатывает нормативно-правовой акт, затрагивающий интересы субъектов предпринимательства, обязан получить экспертное заключение аккредитованной ассоциации. Лучший механизм взаимодействия бизнеса и государства и придумать сложно, -- считает Николай Белькович.

А в Беларуси не только механизма -- даже ассоциации нет. Значит ли это, что, имея перед Казахстаном огромную фору, в «забеге трех» Беларусь к 2015 году может прийти последней? 

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 36
  • Балл: 4.6