Офис-2015: Когда «позеленеет» белорусский бизнес

Экономисты Всемирного банка предлагают измерять благосостояние общества показателем, при котором накопленный доход корректируется, исходя из динамики истощения природных ресурсов и загрязнения окружающей среды. Рано или поздно Беларуси придется выбирать: участвовать в «зеленом» буме или продолжать наращивать обычный ВВП. А пока менеджер экологического товарищества «Зеленая сеть» Ярослав БЕКИШ по просьбе «Завтра твоей страны» ищет ответ на главный для руководства компаний вопрос – сулят ли «зеленые» подходы выгоду самому бизнесу?

По мнению экспертов Национального университета Голландии и ЕЭК ООН, практически единственный известный метод, изменяющий привычки людей медленно, но верно, к тому же, на долгое время – это экокоманды. В Беларуси программа экокоманд начала активно развиваться с 2005 года.

-- Сама по себе экокоманда никакой выгоды компании не приносит. Не в этом ее задача. Однако деятельность экокоманды часто позволяет достаточно существенно сократить офисные, а, бывает, и производственные расходы, -- уверен Ярослав Бекиш. -- В основе ее работы лежит метод, разработанный международной неправительственной некоммерческой организацией Global Action Plan International (GAP). Это как клуб по интересам -- соседи, друзья, коллеги встречаются раз в неделю и анализирует свои ежедневные привычки и поступки с точки зрения того, как они влияют на окружающую среду и на качество жизни. По ходу работы группа проводит инвентаризацию своего домашнего хозяйства с экологической точки зрения и решает, что в нем стоит изменить.

-- А нельзя ли более конкретно: какие это изменения?

-- Например, такой нехитрый инструмент, как домашний аудит, учит применению элементарных приемов для снижения потребления ресурсов. Средняя статистика результативности – сокращение потребления ресурсов (вода, энергия, выбросы мусора) приблизительно на 15-20% сразу после того, как человек поучаствовал в экокоманде. Члены одной из белорусских групп были очень удивлены, когда выяснилось, что таким простым способом они совместно сэкономили около половины объема воды Вилейского водохранилища.

-- Но как это применимо не в домашних условиях, а на производстве?

-- По договоренности с руководством набираются добровольцы среди сотрудников -- около десяти человек. Важно, чтобы они представляли разный уровень: от руководства до новобранца. При помощи сопровождающей организации они проводят аудит и мониторинг, чтобы выяснить, где это предприятие в своей повседневной жизни несет больше всего затрат экологического характера и как это можно было бы изменить без существенных финансовых потерь. Это важно: просчитать не только то, насколько будет снижено воздействие на окружающую среду, но и какова будет реальная экономия для самой компании, а также каковы ее косвенные выгоды на рынке.

Например, руководство одной сети супермаркетов в Нидерландах по совету консультирующей общественной организации приобрело за несколько тысяч евро утилизирующий аппарат для пластиковой упаковки, за вывоз которой до того приходилось немало платить. Пластик стали прессовать и сдавать за деньги (теперь уже в карман самой торговой сети) в специальную службу. Приобретение утилизирующего аппарата окупилось всего за два месяца. Потом руководство торговой сети призналось в одном из интервью, что никогда не рассчитывало на столь значительную экономическую выгоду.

-- Тогда почему же в Беларуси до сих пор ни на одном из предприятий не работают экокоманды?

-- GAP несколько раз предлагал запустить эти программы в Беларуси. Два-три года назад представители организации попытались выяснить у бизнесменов и бизнес-консультантов, насколько активно они готовы внедрять «зеленые» подходы. GAP сделал вывод, что пока нет смысла приходить в Беларусь с этой программой.

-- То есть, по оценке GAP, экономика Беларуси ментально еще не готова «позеленеть»?

-- Да, я вижу только это препятствие, потому что никаких экономических либо законодательных барьеров нет.

-- А давайте представим, Ярослав, что я -- руководитель компании, а вы приходите ко мне со своей идеей «зеленого офиса». Как будете убеждать, что мне это нужно: вкладывать деньги в экологические проекты, освобождать сотрудников от основной работы для участия в экокомандах?..

-- Я знаю, как проваливались многие подобные попытки: консультанты приходили в офис компании и рассказывали, как нужно бороться за экологию на всей планете. А начинать следует не с этого: с бизнесом надо говорить на языке бизнеса. Конкретно называть, какие выгоды, в том числе косвенные, получит непосредственно эта компания от участия в программе экокоманд.

-- Приведите сейчас три самых веских аргумента в пользу «зеленого офиса».

-- Первое – это экономит ресурсы компании. Наиболее популярным компонентом является, например, уменьшение использования бумаги -- от печати на «оборотках» до электронного документооборота -- и сдачи макулатуры. Второе -- снижает выбросы вредных веществ в атмосферу и улучшает переработку отходов. Третье -- усиливает репутацию компании в глазах общественности и потенциальных партнеров. Это позволяет расширять рынки сбыта и улучшать все внешние коммуникации.

-- Как думаете, сколько раз эти аргументы придется повторить, чтобы руководитель предприятия вам поверил?

-- Чтобы поверил? Это подходит для тех случаев, когда ты сообщаешь о чем-то невероятном. Но ничего невероятного в том, что «зеленый офис» приносит дивиденды, нет – эта схема, на самом деле, работает в интересах самой компании. Устойчивый подход к организации деятельности не требует невообразимых затрат и усилий – все достаточно просто. Разве что (и многие бизнесмены именно на это обращают внимание) компаниям придется некоторое время обеспечивать зарплатой сотрудников, которые заняты не по своей специальности. Я, думаю, это окупится. Мне кажется, что на каждом крупном предприятии найдутся и такие сотрудники, которые будут готовы участвовать в работе экокоманд и добровольно в нерабочее время.

-- В какую компанию вы обратились бы в первую очередь: крупную или мелкую, государственную или частную?

-- У меня пока нет такого списка. Я знаю лишь несколько компаний в Беларуси, где сейчас могут поддержать подобную идею.

-- Сколько пальцев потребуется, чтобы их пересчитать?

-- Достаточно пальцев одной руки. Впрочем, мне кажется очень перспективной идея сотрудничества с инициативой Глобальный договор, к которой уже присоединились десятки белорусских предприятий. В рамках этой инициативы бизнес претворяет в жизнь принципы социальной ответственности и сохранения окружающей среды.

-- На чем можно больше всего сэкономить и даже заработать в Беларуси, внедряя «зеленые» подходы?

-- Для почтовиков – это будет одно, для производителей химической продукции – другое. Вот так сразу никто не сможет сказать руководителю предприятия, какие «зеленые» мероприятия ему выгодны. Даже те, кто проводит аудит и мониторинг, каждый раз ждут сюрпризов. Только на основании исследования становится ясно, что это может быть в каждом конкретном случае.

Я видел разные варианты: с упаковкой, с электричеством, с водой, с местом расположения площадей компании.

-- Организация экокоманд и их обучение тоже может стать экологическим бизнесом?

-- Схема такова, что сначала работа с экокомандами проводится на общественных началах, но со временем и с наращиванием качества это не просто может, а должно перерасти в сферу услуг. Это нормально -- зарабатывать на предоставлении услуг платных, но не очень дорогих услуг по проведению исследований и консультаций. Я не могу сейчас сказать, какими могут быть цены в Беларуси. Для этого надо иметь хоть какой-то публичный опыт.

-- Какой мировой пример «позеленения» бизнеса вы считаете наиболее успешным?

-- Компания «Тойота» немало делает во имя экологии. Помимо того, что она уже много лет занимается разработкой электрокаров, европейской отделение компании курирует такую яркую социальную программу, как экодрайвинг.

Разработанное компанией программное обеспечение имитирует езду на автомобиле. «Тойота» установила соответствующее оборудование в библиотеках, социальных центрах, мэриях многих европейских городов. Любой человек, который пришел по своим делам в любое из этих учреждений, бесплатно с помощью обычной игровой установки может постичь азы такого вождения, при котором топливо расходуется по минимуму. Пока игрок «ездит», специальная программа подсчитывает, сколько бензина он израсходовал, а стоящий рядом консультант подсказывает, как ездить экологически более дружественно. Я сам видел: люди в очереди выстраиваются, чтобы этому научиться.

-- Как думаете, когда в Беларуси появятся такие очереди?

-- Все зависит от того, как скоро на это согласится «Тойота». А наши люди уже готовы к тому, чтобы экономить топливо. Экологическое товарищество «Зеленая сеть» даже разрабатывало похожую проектную идею, чтобы хотя бы в некоторых пилотных школах по обучению вождению установить такие игровые установки, где бы учащиеся в добровольном порядке могли этому обучаться. Судя по тому, как шли предварительные обсуждения, Госавтоинспекция согласилась бы на такой эксперимент.

-- Осталось уговорить «Тойоту»… И как скоро, по-вашему, экологическое бизнес-движение наберет силу в Беларуси?

-- Это будет зависеть от темпов работы команды, которая этим займется. Команды пока нет. Я думаю, что движение «зеленый офис» имеет большой потенциал для того, чтобы стать популярным и в нашей стране.

-- А как долго этот процесс происходил в Нидерландах?

-- Там этот процесс длится уже 20 лет. Руководитель команды, которая начинала этим заниматься, утверждает, что экокоманды действуют уже во всех офисах и государственного, и негосударственного экономического сектора. По его данным, первые год-два процесс шел очень туго, потом было пять весьма динамичных лет, когда приходилось нанимать все больше людей, расширять офисы, чтобы справляться с объемами заказов, дальше – по остаточному принципу. Теперь они очень довольны собой и консультируют команды в других странах.

 

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 5