1991-2006. Итоги.
Ликеро-водочная, спиртовая и винодельческая отрасль

Необъяснимый дефицит дешевой водки привел к массовым отравлениям суррогатами сразу в нескольких областях. Эта ситуация пока отдаленно, но уже напоминает то, что происходило на алкогольном рынке страны 15 лет назад ...

Ликеро-водочная промышленность в советские времена была одним из главных источников поступления денег в бюджет. В СССР существовал такой термин — «пьяные пятилетки», когда за счет этой отрасли вытягивались общие показатели роста экономики. До 82% в цене водки составляли акцизные сборы и только 10-12% приходилось на себестоимость.

В последние 15 лет удельный вес акцизов в стоимости водки снижался из-за роста затрат на ее производство, вызванного удорожанием сырья и энергоносителей. При этом власти постоянно увеличивали акцизный налог. В итоге предприятия отрасли, которая могла бы стать «монетным двором» государства, находятся, за исключением минского «Кристалла» и Брестского ЛВЗ, в сложном финансово-экономическом положении.

1991

Политика сдерживания розничных цен в 1990-1991 гг. в условиях роста цен в соседних республиках приводит к дефициту ряда товаров в БССР, в том числе и алкогольных напитков. В конце 1991 года из государственных магазинов исчезают продукты питания, рост цен на продовольствие составляет 300-400%.

Вводится карточная система, которая коснется и водки.

В начале 1990-х гг. создается белорусско-венгерское винодельческое «Вебер Майи» (после 1996 года оно переименовывается в BST). В будущем борьба за контроль над этим предприятием станет самым ярким примером передела рынка в худших российских традициях — с уголовщиной, банкротствами, судебными процессами. В пик расцвета BST на предприятие приходилось до 90% производства вин на белорусском рынке. Эта частная компания даже входила на добровольных началах в концерн «Белгоспищепром» — настолько был высок ее вес в отрасли.

1992

Из России на белорусский продовольственный рынок поступает «дефицит» — продукты питания, сигареты, водка. Они реализуются через коммерческие ларьки. На этом делает свой капитал будущий основатель «Евроопта» Сергей Литвин. Ему принадлежат несколько ларьков в районе Центрального железнодорожного вокзала.

Это — время спирта «Royal”, который официально имеет голландское происхождение, а на самом деле разливается в Подмосковье. В каждом минском райне существует своя водочная специфика. В районе самой популярной точки торговли спиртным — железнодорожном вокзале — одно время доминирует красноярская и сумская водка. Она свободно и круглосуточно продается в многочисленных коммерческих ларьках.

Для местных водочников, руководимых так называемыми «Тремя Б» (Николай Белко — директор минского «Кристалла», его брат Василий Белко — Брестского ЛВЗ, Михаил Белоусов — Климовичского ЛВЗ) привозимая челноками водка (в значительной степени, паленая) не является проблемой. Качественная белорусская водка успешно поставляется в Россию и объемы ее экспорта растут.

Братья Белко и Белоусов — самые знаменитые «водочные» фигуры Беларуси. Николай Белко, в рамках «Минсккрахмалпрома» сохранивший советскую тесную связку с обеспечивающими главное предприятие сырьем спиртовыми заводами, сумел сохранить потенцил завода в сложное время. Его опыт позже стал примером для других предприятий отрасли.

Впрочем, кроме них, в отрасли можно назвать еще несколько значимых фигур. Это директор Витебского ЛВЗ Телеш, руководитель Мирского спиртзавода Хомич, который пришел на этот пост с должности директора школы, и директор Барановичского пищевого комбината Шарова.

Барановичский пищекомбинат, который Валентина Шарова возглавляла около 20 лет, в свое время был одним из крупнейших производителей вин в республике. В результате горбачевских антиалкогольных реформ 1985-1986 гг. его постигла участь многих винзаводов СССР, которые были вынуждены перепрофилироваться. В Барановичах при поддержке бывшего губернатора Брестской области Владимира Заломая было решено наладить производство кофе. Заломай курировал этот проект даже, когда ушел с должности председателя облисполкома.

Новое производство создавалось долго, около 9 лет, и итогом этого проекта стало то, что когда кофе в Барановичах начали все-таки производить, оно оказалось неконкурентоспособно с заполонившими белорусский рынок зарубежными и российскими кофейными марками.

1993

В пос. Жажелка Смолевичского района начинает производство один из первых в стране частных водочных заводов «Белпи». Он принадлежит семье Дайнеко. Сейчас завод со своей маркой «Генерал» составляет конкуренцию даже государственным водочным предприятиям.

1995

Белорусская ликеро-водочная промышленность, находящаяся в подчинении Минсельхоза, бьет рекорды по производству водки. Произведено и реализовано 14,1 млн дал ликеро-водочных напитков. Для сравнения: в 1985 г. было выпущено 7 млн. дал водки и прочего крепкого алкоголя.

Но с этого года начинается постепенное уменьшение производства, вызванное как постоянным увеличением акцизов на водку, так и ростом объемов выпуска крепких плодово-ягодных напитков.

К 2005 г. белорусская «ликерка» вернется на свой советский уровень: в прошлом году ею было выпущено около 7,7 млн дал ликеро-водочных изделий.

В этом году в активную фазу входит сотрудничество Министерства сельского хозяйства с давальцами, которые обеспечивают спиртовые заводы сырьем. Начало этому процессу положил бывший министр Василий Леонов для загрузки мощностей простаивающих заводов.

Дело в том, что в Беларуси в советские времена действовали свыше 70 спиртзаводов, рассчитанных на производство 18 млн дал спирта. В 1985-1986 гг., во время горбачевской борьбы с пьянством, многие спирт— и— винзаводы закрылись. Емкостное хозяйство винзаводов, которое для этой подотрасли является главным узлом и которое создается и формируется десятками лет, передавалось тогда колхозам и всем желающим под аммиак и прочие жидкости. Восстановлению оно уже не подлежало. У спиртзаводов основа в производстве — это технологическое оборудование. Оно оказалось никому не нужным и когда борьба с пьянством закончилась, спиртовики быстро восстановили свое производство.

Из производимого в Беларуси спирта, только около 12% шло на внутренние потребности. После развала СССР все эти заводы остались. Во многих районах они являлись «жизнеобразующими» предприятиями. Даже сейчас, когда очевидно, что столько спиртзаводов стране не надо, их ликвидация идет очень медленно по причине социальной значимости данных производств.

Фирмы-поставщики зерна на переработку в спирт определяются на тендерах, проводимых министерством. По условиям контрактов в Беларуси остается 65-75% спирта, выработанного из давальческого сырья. Остаток, не облагаемый акцизами, в свое распоряжение получают давальцы.

Одним из пионеров этих схем был Иван Титенков, который в свое время работал на Ковгарском спиртзаводе в Осиповичском районе. Партнером предприятия некоторое время был известный российский бизнесмен, будущий кандидат в президенты России — Владимир Брынцалов.

Иван Титенков тесно связан с водочным бизнесом. В этом году при его участии будет создано знаменитое ГТЭП «Торгэкспо», которое получит освобождение от всех налогов и начнет поставлять в Россию эшелоны водки и прочего продовольствия.

В будущем, во время очередного визита в Беларусь президента России Бориса Ельцина Титенков договорится о поставках для Кремля климовичской водки. Несколько месяцев Борис Николаевич употреблял продукцию Климовичского ЛВЗ, отмечая свою победу на выборах 1996 года.

Решение проблемы с загрузкой спиртзаводов, правда, создало другую проблему: многие из давальцев зерна оказались подставными фирмами, которые из полученного в Беларуси спирта наладили масштабное производство нелегальной водки в России. Среди давальцев, например, фигурировали даже исландские компании.

Потери российского бюджета составят миллиард долларов и заставят ее руководство в 1996-1997 гг. ввести запрет на ввоз белорусского спирта. Белорусы полностью запретят работу с давальцами на своих спиртовых заводах только в 2002 году. Число работающих спиртзаводов начнет сокращаться путем лицензирования производства спирта и введения квот на его выпуск. Но все попытки привести их количество к нормальному уровню (например, сосредоточить производство спирта на 12 лучших спиртзаводах, что попытался сделать в начале 2000-х гг. концерн «Белгоспищепром») не получили развития.

1996

Спиртовой беспредел в Беларуси, которая стала главным источником поступления сырья для его переработки в безакцизную водку, заставил правительство Виктора Черномырдина ввести защитные меры в отношении воза в Россиию спирта и водки. В 1997 г. они будут дополнены еще рядом мер, которые остановят этот процесс.

Ликвидация давальческих схем вызвала недовольство у партнеров белорусских заводов, среди которых много было криминальных структур. Отвечавший за спиртовую отрасль в концерне «Белгоспищепром» Алексей Рубец был вынужден уйти с работы. Позже он станет одним из родоначальников коньячного производства на минском «Кристалле». На заводе будут использоваться те же давальческие схемы, которые раньше применялись в спиртовой отрасли.

Эти коньячные схемы станут в будущем причиной скандала, разразившегося в 2002 г. Именно за их использование будут арестованы и осуждены отец и сын Виктор и Андрей Казеко — соответственно президент концерна «Белгоспищепром» и начальник отдела сбыта «Кристалла»

Алексей Рубец после того, как некоторое время поработал на «Кристалле», вновь вернулся в концерн, откуда в 2005 г. перешел на Минский завод игристых вин.

В этом году в водочной отрасли возникает первое СП — Малиновщизненский спиртоводочный завод. Его учреждает совместно с немецким инвестором завод «Кристалл». У руля СП стоят родственники водочной династии Белко. В 2004 г. в СП произойдет смена инвесторов — немецкая доля отойдет к американской и кипрской фирмам. Малиновщизненский завод, часть пакета которого остается у «Кристалла», сегодня является серьезным конкурентом государственным заводам со своей водкой «Аквадив»

1997

Убийство председателя Комитета государственного контроля по Могилевской области Евгения Миколуцкого спровоцировало первые крупные уголовные дела в ликеро-водочной и спиртовой отрасли.

В следующем году будет арестован директор Бобруйского гидролизного завода Даур Калинкин, которого обвинят в разработке и реализации серых схем с подпольным производством водки. Их суть состояла в том, что под видом технического спирта на завод завозилось пищевое сырье, из которого потом изготавливалась безакцизная водка.

Собственно говоря, умельцы Бобруйского гидролизного завода достигли таких высот в производстве самого технического спирта (на основе отходов сахарного производства), что глава Совета безопасности Виктор Шейман потребовал, чтобы его сознательно разбавляли вредными ингредиентами — дабы отбить всю охоту использовать это качественное сырье для производства нелегальной водки.

Отголоски взрыва в Могилеве будут звучать в водочной отрасли еще неоднократно. В результате с Климовичского ЛВЗ вынужден будет уйти Михаил Белоусов. Его преемники доведут некогда процветавший завод до банкротства. В начале нынешнего года задолженность Климовичского ЛВЗ по всем платежам составляла около 25 млн долларов.

Чтобы отказаться от услуг давальцев и найти собственные гарантированные источники сырья в этом году впервые в истории независимой Беларуси вводится государственный заказ на зерно для ликеро-водочной промышленности. Объем обязательной закупки составляет 100 тыс. тонн. Эта практика существует и сегодня. Правда, обеспечение предприятий сырьем зависит от урожайности — зерно в первую очередь направляется для нужд хлебепекарен, комбикормовых заводов, и зачастую производители вынуждены сталкиваться с недостатком сырья.

В этом году “Кристалл» выводит на рынок свою первую супер-водку «Всеслав Чародей». Партнером предприятия является совместное белорусского-французское предприятие «Вуадор» — в будущем один из главных операторов белорусского водочного рынка.

«Всеслав Чародей» разливается в бутылку из белого кремнистого стекла, имеет полимерную пробку. В 2000 г. эта водка станет официальным напитком на церемонии «Оскар» в США.

Поступательное развитие сотрудничества завода с владельцем «Вуадора» Анатолием Бондарчуком продолжится до 2005 г., когда из-за проблем с правоохранительными органами Бондарчук будет вынужден покинуть страну.

За это время на «Кристалле» в 2004 г. будет выпущена водка «Марк Шагал», которая станет причиной судебных тяжб «Вуадора» с Комитетом Марка Шагала. Вашингтонский суд признает правоту Бондарчука и разрешит ему продавать водку под таким брендом на американском рынке.

1998

Разгорается война за завод BST в Гомеле, который пытается прибрать к своим рукам группа “Евроопт”. Итогом ее стало банкротство завода. Война между собственниками продолжается и сегодня, хотя некоторые ее участники (совладельцы “Евроопта” Сергей Литвин и Владимир Василько) в 2003 году сами были вынуждены покинуть Беларусь и находятся в Польше.

1999

В Беларуси увеличивается потребление плодовых крепких вин. Оно превышает потребление ликеро-водочных напитков.

В этом году белорус в среднем выпил 13,1 литра ликеро—водочных изделий, 16,8 литра плодового крепкого вина, 4,7 литра плодового вина, 1 литр виноградного вина и 1 бутылку шампанского. Причем, только 20% плодового вина произведено из натурального сырья, остальное делается с использованием ароматизаторов и прочей химии.

Позже будет принята программа перехода отрасли на производство натуральных вин. Велись даже переговоры об организации центров грузинского и молдавского виноделия на территории Беларуси. Но эти планы не были реализованы.

Плодовые крепкие вина с использованием ароматизаторов по-прежнему самые дешевые и самые популярные на белорусском рынке алкогольных напитков, а их производство — один из самых высокорентабельных бизнесов в отрасли. За первое полугодие 2006 г. их выпущено около 10 млн дал, всего же в стране имеются мощности на производство 29 млн. дал вина.

В свое время очень большое внимание развитию в стране качественного виноделия уделял Николай Белко. Дело в том, что его супруга возглавляла отдел виноделия в т. н. Мазуровском институте в Минске. И он попытался претворить ее наработки в жизнь. Кое-что удалось сделать: например, в Малиновщизне было создано промышленное производство трав. Но в большинстве своем предложения отдела виноделия остались на бумаге.

2000

Предприятия пищевой промышленности перестают быть коммунальными. Они выводятся из Минсельхозпрода и подчиняются через концерн «Белгоспищепром» непосредственно Совету Министров. Сейчас в состав концерна входит 51 предприятие, в том числе 7 ликеро-водочных заводов, 12 спиртовых и 3 винодельческих предприятия.

Создается Минский завод виноградных вин «Амбассадор», входящий в группу Литвина и Василько. Он составляет серьезную конкуренцию бывшему Минскому заводу шампанских вин, ныне Минскому заводу игристых вин

2001

Уходит из «Кристалла» Николай Белко (в пиар-службу «Приорбанка»). Почти год продолжается подковерная борьба за его место, которое в итоге занимает выходец из Климович — Леонид Кучерявый. Его считают ставленником «Вуадора»

2002

Декретом президента государство объявляет о своей монополии на алкогольном рынке. Понимание монополии, правда, специфическое. Она заключается в основном в введении лицензирования производства, хранения и торговли алкогольной продукцией, усилении контроля на производстве с помощью специальных приборов учета и т. д.

В 2002 г. в стране было 50 производителей спирта (из них 14 — частных), 22 ликеро-водочных завода (7), 3 коньячных производителя, 93 завода по выпуску плодовых вин (50), 18 заводов виноградных вин (9). Лицензирование производства и оборота алкоголя несколько уменьшило число участников этого рынка.

В этом году в виде эксперимента отменяется ставка акцизов на экспорт ликеро-водочных заводов (она была введена в начале 2000-х гг. по инициативе Минфина и составляла 3,9 евро за литр безводного спирта). Но эта мера уже не может спасти наших производителей, которые за несколько лет действия этого акциза фактически вытеснены с российского рынка. Они пытаются пробиться на другие рынки, но объемы поставок туда не могут сравниться с тем, что ранее шло в Россию. Их продукция неконкурентоспособна по сравнению с продукцией модернизированных российских и украинских предприятий.

2005

Мер регулирования алкогольного рынка, принятых в 2002 г., оказывается недостаточно. В этом году появляется еще один декрет президента. Его первоначальный проект очень жесток. Предлагается передать все производство ликеро-водочной и прочей алкогольной продукции либо чисто государственным предприятиям, либо предприятиям, у которых доля государства составляет 50% + 1 акция. Однако из конечного варианта документа этот пункт будет изъят. Декретом ограничено число участников рынка в оптовом и розничном звене.

2006

В самом начале года на несколько месяцев приостановлена отгрузка белорусской алкогольной продукции в Россию из-за местной акцизной реформы. На складах предприятий накоплены многомесячные запасы.

Во второй половине в стране происходят несколько массовых отравлений алкогольными суррогатами. Наиболее серьезные случаи зафиксированы в Ошмянском, Смолевичском и некоторых других районах. Одна из главных причин — отсутствии в регионе дешевой водки. Под конец года дешевая водка начинает пропадать в кафе и барах г. Минска.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 3