Эксперт: В обществах, где говорят о «культе матери», всегда будет место дискриминации женщины

Откуда берутся гендерные стереотипы, женская солидарность и женщины в политике — о мифах и правде доктор гуманитарных наук, экспертка Центра по продвижению равных возможностей Маргарита Янкаускайте.

Природа же создала два биологических типа – мужчину и женщину

— Природный аргумент – самый распространенный. Нам кажется, что в природе существует два таких разных биологических типа, как мужчина и женщина, поэтому мы видим социальное различие ролей и поведения. Несмотря на то, что этот подход распространен, его легко опровергнуть, – утверждает Маргарита Янкаускайте. – Если бы социальная жизнь мужчин и женщин строилась только на биологических различиях, то несмотря на то, в какой культуре и в какой исторический период мы живем, мы бы имели абсолютно одинаковые понятия ролей женщин и мужчин, и это бы не менялось.

В Беларуси и Литве бинарная гендерная структура, где есть две составные части: мужчины и женщины. Когда речь идет о трансгендерных людях или транссексуалах, в наших обществах сразу возникает шок и желание этих людей определить в какую-то сторону, чтобы бинарная структура сохранилась.

Как писать о разных людях

Но, допустим, индейцы в Северной Америке, пока они не были колонизированы европейцами, имели трехмерную гендерную структуру: мужчины, женщины и бардаши. Принадлежность к гендеру зависела от того, какую функцию люди выполняли и какой характер сложился у ребенка к 9-12 годам. Если выяснялось, что мальчики имели склонность заниматься «женской работой», например, обработкой кожи, а не охотиться и быть воинами, то их определяли в третью категорию. Также бардаши исполняли специфические задания, например, лечили, потому что больной человек еще не умер, но уже не «суперживой». Только бардаши могли собирать трупы погибших на поле воинов, потому что пока человек не похоронен считалось, что он еще не умер.

Не во всех культурах так, как у нас. В некоторых языках нет понятий родов. Это говорит о том, что когда-то в культуре не было важно, что это за человек.

Маргарита Янкаускайте. Фото из архива организации «Её права»

Женщины эмоциональны и должны любить каблуки и косметику

Понятия «женственности» и «мужественности» менялись и в Европе. В начале XVII века во Франции Людовик XIV выражал свою маскулинность через парик, яркий макияж и каблуки в 12 см. Представьте себе, какое впечатление этот человек произвел бы в наших странах сегодня.

А в Европе начала XIX века шла дискуссия, может ли женщина быть гением. Ответ был отрицательным, но многих удивит причина. Объяснялось так: настоящий гений должен быть очень эмоциональным, а женщины слишком рациональны, поэтому гениями быть не могут.

– Не проходит и ста лет, и в конце XIX века мы имеем совсем другую картину: женщина становится гиперэмоциональной, – отмечает Маргарита Янкаускайте. – Почему? Потому что за это время в Европе набирает силу капитализм, который приносит революцию в социальные отношения людей. То, что мы называем стереотипическим понятием, это все наследство второй половины 19 века, хотя живем мы уже в 21-м.

Портрет Людовика XIV. Фото: 24smi.org

У нас «культ матери», а значит нет дискриминации

Как раз наоборот. В обществах, где говорят о «культе матери», всегда будет место дискриминации женщины. Как это проявляется? Если брать классическое патриархальное общество, то молодая женщина там не имеет никакого статуса. Когда она выходит замуж, она должна обслуживать мужа и родителей мужа. Когда у нее появляются дети, то ее статус повышается и хорошо, если у нее родились мальчики, потому что это «шанс в будущее», так как мальчик впоследствии приведет молодую жену, и мама уже сможет расслабиться. Сыновья были таким гарантом в старости, что о тебе позаботятся при условии, что твоя эмоциональная связь с сыном не пропадет.

– И понимая, что социальное обеспечение зависит от этой связи, что делает мать, когда на горизонте появляется молодая «конкурентка»? – задает риторический вопрос Маргарита Янкаускайте. – Она использует всю свою власть и делает все, чтобы эмоциональная связь с этой женщиной никогда не стала сильнее, чем связь с матерью. Каким образом? Через гнобление, поручение сложной работы, чтобы сын маму любил больше, чем жену.

Но в других культурах слово «свекровь» уже рудимент. Если прийти в литовскую школу и спросить, каким словом мы должны назвать мать мужа, то дети не будут знать такого слова, потому что это слово даже не употребляется уже в Литве. Молодая жена называет мать мужа по имени и требует к себе уважения, а иначе у «сварливой свекрови» есть шансы, что она будет видеть сына и внуков только по большим праздникам. Такой процесс изменения ролей называется социальным конструированием и этот процесс может быть долгим.

Маргарита Янкаускайте. Фото из архива организации «Её права»

Женской дружбы не бывает

На самом деле история показала, что женщины между собой очень солидарны, а иначе было бы сложно дожить до XXI века. Ведь вся та социальная сфера, которая лежит на женских плечах, маленькие дети, больные родственники, вся та «бесплатная работа» была сделана только благодаря женской взаимовыручке. Это касалось разных поколений и разных общин.

– Наверняка вам знакома пословица о том, что, чтобы вырастить ребенка нужна вся деревня, – вспоминает народную мудрость экспертка из Литвы. – Да, потому что надо много людей, чтобы у матери осталось хотя бы немного времени на саму себя, чтобы она не забывала, что она тоже взрослый человек и имеет свои потребности.

По мнению Маргариты Янкаускайте, капитализм нарушает традиционные устои, потому что его система оставляет женщину наедине с ребенком и она одна отвечает за его присмотр. В традиционном обществе такого никогда не было.

Мужчина в декрете – несчастный герой

Иногда гендерные стереотипы укрепляются ненамеренно.

– Допустим, я иду по Октябрьской улице и вижу мужчину, который идет с детской коляской, – приводит пример Маргарита Янкаускайте. – Моя реакция может быть обычной – я же не реагирую как-то по-особенному, если вижу женщину с коляской, и своим поведением я показываю, что не вижу разницы между нами. Другой вариант, я могу публично восхищаться: «Какой заботливый мужчина!» или же, наоборот, негодовать, боже мой, парень, как тебе не повезло в жизни, а чем твоя женщина занимается.

Когда в Литве начиналась работа по гендерному равенству, активисты пытались продвинуть тему мужчины в декретном отпуске. Таких мужчин «возвышали»: самые современные, не боятся выйти из зоны комфорта, подключали к этому СМИ. И была интересная реакция жен этих мужчин: «Я делаю то же, что и он, даже больше, но ко мне никто не приходит брать интервью, никто не говорит, какая крутая мать, что кормлю, на улицу вывожу, пеленаю, в поликлинику с ребенком хожу – просто мать года».

– Активистам нужно понимать, что не стоит укреплять стереотип, – предостерегает экспертка.

Никто же не запрещает женщине идти в политику!

Кто-то может сказать, ну женщинам же никто не запрещает идти в политику – сами не хотят. Но ведь пока она выросла и стала взрослым человеком и стала что-то решать в нее столько всего «вбили».

– Мужчины у нас лидеры, а женщины у нас наглые – и это уже не так хорошо звучит. Мне, может, не хочется быть наглой, – поясняет Маргарита Янкаускайте. – Но иногда мы видим, что быть женщиной и быть политиком – абсолютно радикальные вещи. Это приносит дискомфорт. И виновата в этом не женщина.

Женщина должна выбрать, карьера или ребенок

Если женщина пытается совмещать работу или учебу с воспитанием детей, то она постоянно испытывает угрызения совести. Концентрируешься на одном – страдает другое. Вся энергия уходит, чтобы пытаться удерживать стабильность, и это проблема не женщины, а системы. Мужчине никто не скажет: решай, бизнес или семья.

Различные институции и СМИ могут или укреплять различия, или ослаблять их.

– Например, в Литве у одного фонда было направление о совмещении работы и семьи, – делится опытом экспертка Центра по продвижению равных возможностей. – Чиновники решили, что есть уязвимая группа женщины с маленьким доходом и маленькими детьми и нужно им помочь вернуться на трудовой рынок. Но по сути этот проект еще раз показал, что уход за ребенком – проблема женщины. А если бы эти деньги пошли на то, чтобы мотивировать мужчину, то мы бы имели более устойчивый результат в перемене стереотипов.

Маргарита Янкаускайте. Фото из архива организации «Её права»

Какая же ты мать, если не присматриваешь за ребенком

Откуда возник стереотип, что женщины лучше присматривают за детьми? Если вернуться не в капиталистическую среду, а чуть раньше, то аристократка никогда не ухаживала за своим ребенком – не кормила, не пеленала, потому что мать была для духовного общения, а «грязную работу» делали служанки и слуги. Но от того, что она не занималась бытом, ее не считали плохой матерью.

Мужчины агрессивные от природы

Хорошее оправдание, которое возникает, если мужчина ведет себя грубо. А вот если женщина агрессивна, то удивление, откуда она такая взялась. Ведь женщина должна быть хрупкая, нежная, немного дезориентированная в пространстве. Это повелось еще с XIX века, когда женщины постоянно падали в обморок, а мужчины их «красиво ловили».

Как разрушать гендерные стереотипы?

Подвергать сомнению любые деления людей на категории. Если говорить о социальном конструкте, то нет ничего само собой разумеющегося – мы сами делим людей на какие-то группы в зависимости от времени и пространства. Это все сконструировано, а не существует само по себе. И поэтому в разных культурах эти понятия могут быть разными. С одной стороны, то, что сконструировано, может быть реконструировано, то есть мы можем менять роли людей своими практиками. Но не надо думать, что это легкий процесс.

Противники говорят: если позволить выбирать, то представьте, что будет с детьми: отводишь сына в садик, а забираешь дочку.

– Такое быстрое изменение невозможно, – говорит Маргарита Янкаускайте. – Иначе женщина, которая сталкивается со сложностями патриархального строя, взяла бы и решила стать мужчиной, и все! Никакой дискриминации. Но так не произойдет, потому что ментально она женщина и ей неизвестно, как функционируют мужчины.

Даже когда мы говорим о политике гендерного равенства, люди чувствуют, что им что-то придется менять в своих практиках. Это уже шок и выход из зоны комфорта.

– Сложно быть теми, кто делает первый шаг, – признает экспертка из Литвы. – Сами знаете, как смотрят на нас: «Дурочка, куда ты лезешь, посмотри, как все люди живут, кому ты доказываешь». Это не очень приятное чувство. Но если в сердце есть глубокая вера в то, что делаешь, через какое-то время появляются люди, которые верят и поддерживают. А самый приятный результат – это когда тебя начинают уважать оппоненты, – резюмирует Маргарита Янкаускайте.

Справка «Завтра»

Текст подготовлен по материалам лекции Маргариты Янкаускайте в Минске для участниц Менторской программы по женскому лидерству. Программу реализует Центр по продвижению прав женщин «Её права». Участие в ней принимают более 30 пар женщин, которые согласились на необычный для Беларуси профессиональный эксперимент. Видеоверсия лекции доступна по ссылке.

Что уменьшает шансы мужчин дожить до пенсии

Хотите знать больше? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 4
  • Балл: 5