На какие уступки Путин заставит пойти Лукашенко?

У Беларуси все меньше шансов сохранить старый формат отношений с Кремлем.

К 21 июня Минск и Москва намерены подготовить и согласовать обновленную программу действий по интеграции в Союзном государстве.

— Для себя поставил такую задачу, чтобы уже к разговору с Дмитрием Анатольевичем мы на 90% согласовали позиции, — сообщил премьер-министр Сергей Румас после встречи с госсекретарем Союзного государства Григорием Рапотой.

До недавнего времени сторонам сложно было найти точки соприкосновения в этом вопросе из-за разного видения перспектив двухсторонних отношений.

Неужели Минск пошел на уступки?

Из заявлений Румаса сложно делать выводы о том, что Минск «прогнулся» в вопросе углубления интеграции, отмечает политолог Валерий Карбалевич. Что-то более конкретное можно будет сказать, когда будут известны подробности документа, который совместная группа собирается предложить.

− Все оптимистические заявления Румаса я бы воспринимал осторожно. Скорей, это показной оптимизм, за которым пока стоят глубокие противоречия. Недавно даже совместная группа никак не могла собраться вместе, и до сих пор не понятно, собралась ли она, − говорит эксперт.

Политолог Андрей Федоров считает, что риторика 70% к 30% − это официальная установка. Но она может быть только условной.

− Насколько она соответствует действительности, сказать трудно. Тем более что представляется сложным количественно определить степень интеграции, − отмечает эксперт.

Со стороны Москвы в интеграционном плане идет давление на Минск. Это доказывают действия и заявления российской стороны, суть которых сводилась к тому, что если Минск хочет лучших условий экономического взаимодействия, то пусть соглашается на более тесную интеграцию.

Российский политолог назвал три вещи, которые Кремль не потерпит со стороны Беларуси

Белорусские власти в свою очередь в этом не очень заинтересованы.

− При таком вопиющем неравенстве потенциалов любое интеграционное углубление создает угрозы для официального Минска. Каким будет результат переговоров, предсказать сложно. Но, думаю, Минск будет сопротивляться, − говорит Андрей Федоров.

Вопрос в том, хватит ли сил и возможностей − экономическая зависимость от Кремля сильно ограничивает потенциал для маневра.

Тот случай, когда лучше все оставить, как было

Попытки найти «средний» из возможных вариантов развития интеграционного процесса для Беларуси означают определенные потери и уступки.

− «Среднее» решение – это вариант между катастрофически плохим и тем, что было полгода-год назад. Для Беларуси это в любом случае ухудшение. Это лучше, чем полная инкорпорация или сдача в экономическом плане. Но сам по себе это далеко не хороший вариант, − говорит Андрей Федоров.

Лучше для Беларуси – сохранить прежний формат двухсторонних отношений. Но относительно того, что это получится, Андрей Федоров высказывает сомнения.

− Москва, с одной стороны, оказавшись практически без союзников, с другой – имея противостояние с Западом, очень старается найти хоть какую-то поддержку, путь даже чисто символическую. Если добавить возможный обсуждаемый вариант продления полномочий Владимира Путина путем объединения с Беларусью, то ситуация усугубляется, − объясняет политолог.

Он считает, что усилившееся в последнее время давление со стороны России продолжится. А у Беларуси в результате четвертьвековой политики нет никаких козырей. Есть опасность, что сохранить ситуацию в прежнем варианте не удастся, а вопрос, насколько она ухудшится, будет зависеть от многих обстоятельств.

The Times: Лукашенко может стать нашим союзником в борьбе против Путина

Хотите знать больше? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 17
  • Балл: 3.6