Класковский: Старое в политике приелось, народу хочется чего-то «свеженького»

Почему популисты и «неполитики» так популярны и возможно ли появление новых лиц в Беларуси?

На выборах в Украине лидирует шоумен Владимир Зеленский, оставив позади опытных политиков. В Словакии президентом становится правозащитница Зузана Чапутова, имеющая минимальный политический багаж. Во времена, когда во многих странах традиционные политические силы теряют былую поддержку, это мало кого удивляет.

Родившаяся из кризиса традиционных политических институтов и падения доверия к партиям волна популизма накрывает одну страну за другой. Под нее попали американцы с президентством Дональда Трампа, поляки с их правительством, венгры, где премьер-министром стал Виктор Орбан и итальянцы, среди которых растет популярность партии «Движение пяти звезд».

— Все эти случаи показывают, что электорат в ряде стран устал от фальши традиционного политического истеблишмента. Многие важные принципы и идеалы в западных обществах девальвировались, выветрились. Старое в политике приелось, как приедается однообразная пища. Народу хочется чего-то «свеженького», «остренького», — говорит политический обозреватель Александр Класковский.

Кризис доверия традиционным политическим партиям создал благоприятную среду для различных популистских проектов и таких феноменов, когда люди без опыта политической деятельности, попадают в мейнстрим и достигают высоких государственных постов буквально за полгода-год, отмечает директор Института политических исследований «Палітычныя сфера» Андрей Казакевич.

Однако приходящие во власть «любители» не смогут во всех странах вытеснить профессионалов. Некоторые государства уже успели разочароваться в новой «политике неполитиков» и возвращаются к избранию фигур из традиционного политического спектра, напоминают эксперты.

Беларусь опередила в своем регионе тренд избирать популистов

— Яркий пример того, до чего может довести популизм, − Венесуэла, которая осталась без продуктов и электричества. Популист может хлестко, красиво формулировать понятные вещи, но он не может прыгнуть выше пояса, потому что есть объективные законы, в том числе законы экономики. Можно пообещать, как Юлия Тимошенко, снизить коммунальные платежи, но откуда взять на это деньги?  Политика – это тоже ремесло, которое требует соответствующих знаний и навыков, – говорит Александр Класковский.

Кстати, Беларусь одной из первых постсоветских государств повелась на популистскую политику. Еще в 1994 году.

— Александр Лукашенко тогда воспринимался многими как провинциал, не готовый к политике − он шел в кандидаты, по сути, с должности директора совхоза с депутатским мандатом. И пока над ним посмеивались, он утер нос всем своим соперникам, — напоминает Александр Класковский.

Третий – лишний

Попытки создать некую третью силу, которая бы дополнила на скудной политической арене несменного президента и традиционную оппозицию, в Беларуси повторялись не раз.

— Можно вспомнить, как перед выборами 2006 года Александр Козулин пытался сформировать гражданскую инициативу «Воля народа», — говорит Александр Класковский.

Были похожие идеи и у других оппозиционеров. К ним можно отнести, в частности, общественное объединение «Говори правду», которое, будучи гражданской кампанией, искало путь «мирных перемен». И хоть традиционная оппозиция называет «Говори правду» ненастоящей, как и любая третья оппозиционная сила, в глазах власти она является ее политическим противником, отмечает политический обозреватель. Впрочем, ни радикальный путь, присущий в свое время «старым» оппозиционерам, ни более гибкий путь, по которому действовали лидеры «Говори правду», в белорусских условиях не дает какого-либо эффекта.

— На президентских выборах 2015 года Татьяна Короткевич, которая была свежей необычной фигурой, не использующей уничтожающую власть критику, судя по опросам НИСЭПИ, набрала 22,3% голосов. А официальный результат был в районе 4%. Видно, что власть явно ее приструнила – так работает специфика персоналистской авторитарной системы, — отмечает Александр Класковский.

Без открытой и политической сцены говорить о том, что возможно появление новых политических проектов, в том числе популистских или связанных с новыми лицами, довольно сложно.

— Политическое поле, как и информационное, не создает необходимых для этого условий, — считает Андрей Казакевич. — Можно спорить о том, насколько интернет и цифровые технологии способны создать пространство для возникновения новых политиков. Но если исходить из существующей инфраструктуры, то их появление крайне маловероятно.

Сегодня в Беларуси все партии малочисленны и часто маргинальны. А граждане, придавленные фатализмом, понимают, что любой оппозиции или какому-либо новому движению, как бы им не симпатизировали люди, ничего не светит.

Для Беларуси проблемы популизма, как и шансы увидеть в политике новые лица, останутся неактуальными до тех пор, пока не появится элементарная цивилизованная рамка для политической жизни, заключает Александр Класковский.

Почему белорусской оппозиции лучше не участвовать в президентских выборах

Хотите знать больше? Читайте нас в Telegram и на Яндекс.Дзен

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 4.5