Кто пойдет по 33-й?

Включение отдельных норм Указа № 488 в ст.33 Налогового кодекса не решает проблему защиты экономических интересов добросовестных субъектов хозяйствования.

Деловое сообщество обеспокоено. Вместо обещанных властями «плюшек» в Налоговом кодексе выявляется все больше неприятных для бизнеса норм.

В частности, принцип необоснованной налоговой выгоды, закрепленный в п.4 ст.33 Налогового кодекса. К слову сказать, предложение о включении данного принципа в состав норм НК обсуждалось на заседании специальной межведомственной рабочей группы для подготовки предложений о комплексной корректировке Налогового кодекса Республики Беларусь, и было рабочей группы отвергнуто.

Более того, еще по состоянию на 4 декабря 2018 года данной нормы, то есть пп. 4-6 ст.33, в проекте НК не было. И на своем последнем заседании рабочая группа с участием представителей бизнеса одобрила проект без одиозной нормы.

Естественно, и члены Совета по развитию предпринимательства в Республике Беларусь, единогласно проголосовавшие в поддержку проекта Налогового кодекса на заседании 25 октября 2018 года, не предполагали, что кодекс в последний момент подобным образом будет «доработан».

Ну, что имеем, то имеем. Закон подписан. И сейчас крайне важно по какому пути пойдет правоприменительная практика. К сожалению, у бизнеса есть опасения, и не безосновательные, что в нужный момент, приговаривая «закон суров, но он Закон», налоговики рьяно возьмутся за дело.

На эти грустные размышления наводит не только прежний опыт, когда «по закону» выворачивали карманы добросовестным субъектам хозяйствования, но и появляющиеся разъяснения официальных лиц.

Например, в «Консультант-Плюс» удалось обнаружить разъяснение начальника управления Министерства по налогам и сборам Тарасевич О.А. по вопросу  необходимости обоснования размера утверждаемых руководителем по согласованию с собственником норм потерь товаров: «Таких требований Налоговый кодекс не содержит. Но поскольку размер норм уменьшает сумму налоговой базы и тем самым уменьшает размер налоговых обязательств, необходимо помнить про п.4 ст.33 НК.»

Вот так, коротко и ясно. Теперь вам необходимо помнить, что любую хозяйственную операцию налоговики будут рассматривать под своим углом. А вы под своим. А вот чья логика окажется во главе угла, большой вопрос.

Например, возвратный лизинг — это обычная сделка делового оборота или попытка минимизировать налоговые платежи? Или передача функции управления индивидуальному предпринимателю или управляющей организации «на упрощенке»? А займы по ставке выше банковской?

Белорусские «фискальщики» в обоснование своей позиции любят ссылаться на опыт соседей, в том числе Российской Федерации, где такие нормы уже содержатся в налоговом законодательстве. Только стоит ли заимствовать опыт налоговой системы страны, где малый и средний бизнес не подает признаков жизни? И до сих пор играет «в партизаны» со своим государством?

И это при том, что ст.54.1 Налогового кодекса Российской Федерации определено, что подписание первичных учетных документов неустановленным или неуполномоченным лицом, нарушение контрагентом налогоплательщика законодательства о налогах и сборах, наличие возможности получения налогоплательщиком того же результата экономической деятельности при совершении иных не запрещенных законодательством сделок (операций) не могут рассматриваться в качестве самостоятельного основания для признания уменьшения налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога неправомерным.

Полагаю, что вновь созданный консультативный совет при Министерстве финансов должен на ближайшем же заседании рассмотреть вопрос о публикации внятного комментария к п.4 ст.33 НК, содержащего закрытый перечень хозяйственных операций,  основной целью совершения которых, по мнению фискальных органов, является неуплата (неполная уплата) и (или) зачет, возврат суммы налога (сбора).

А пока остается уповать на благоразумие контролеров и настойчивость бизнеса в отстаивании своих законных интересов. И на везение, конечно, чтобы бизнес не пошел под откос по 33-й...

  • Оцени статью: