Почему бизнес не спешит в регионы, а для продажи столовой нужен первый вице-премьер

Бурные эмоциональные дебаты о перспективах развития бизнеса в регионах развернулись в Совете по развитию предпринимательства.

Недвижимость, земля, бюрократия, силовики, проверки, жалобщики, дефицит кадров. Бизнес сыпал проблемами так, что главе Совета, первому вице-премьеру Александру Турчину, пришлось напомнить, что за последнее время сделано немало для раскрепощения бизнеса — от декриминализации экономических статей до нового Налогового кодекса.

Впрочем, и сам Турчин жестко прошелся по наболевшим вопросам, озадачив собравшихся «домашним заданием».

Фото: пресс-служба Совета по развитию предпринимательства

О помощи государства и пользе льгот

— Первый барьер — дефицит производственных площадок. Идея есть, а податься с ней некуда. Есть варианты вроде заброшенных помещений, требующих больших вложений, — и занимает это от полугода до двух лет, в течение которых предприниматель несет издержки, — отметил директор ООО «Марк Формэль» Андрей Сериков, уточнив, что многие еще на этом этапе отказываются от проекта. При этом способ решения вопроса известен — технологические парки для малого бизнеса, где площади сдаются в аренду. В регионах Беларуси таких объектов нет, констатировал бизнесмен.

— Когда мы открывали свой первый швейный цех, мы всю Минскую область объехали и случайно нашли, — констатировал он.

Привлечение бизнеса в малые города — это бизнес-проект, причем окупаемый, но инвестировать в это должно государство, ведь это «длинные» инвестиции, считает Андрей Сериков.

Он отметил, что проблемой является небольшой внутренний рынок страны — 10 млн населения. Без экспорта не справиться — невозможно увеличивать число работающих только на внутренний бизнес предпринимателей, уверен он.

Глава ООО «Конте Спа» Валентин Байко поделился личным опытом инвестиций в райцентр. В прошлом году 4 млн евро он вложил в непрофильный проект в Щучине — фабрику по производству шампиньонов. До сентября будет еще один такой проект с аналогичными инвестициями.

— За два года — около 10 млн вложений и 200 созданных рабочих мест, и уже ощущаем нехватку рабочих рук. Бизнес, как рыба, плывет туда, где лучше, и важно анализировать свои условия, сильные и слабые стороны, — подчеркнул Байко, отметив, что, к примеру, имеющаяся льгота в виде налога на прибыль, одна из немногих для бизнеса, работающего в малых городах, вызывает вопросы.

— Эта льгота хороша, когда есть прибыль. Когда ее нет или она очень маленькая, это очень слабый стимул, — обратил внимание он.

Возвращаясь к профильному бизнесу, Валентин Байко подчеркнул, что экспорт необходим, так как внутренний рынок слишком мал. Но конкурировать легкой промышленности приходится глобально — с той же Бангладеш. «И у бизнеса вопрос: строить тут в малом городе производство или в Узбекистане, где другие условия и другая стоимость ресурсов?» — отметил бизнесмен.

Есть и глобальные вопросы на уровне правительства, добавил он. К примеру, в России 20−30% составляет субсидия при строительстве, скажем, молочной фермы. Эту тему затрагивали и другие участники встречи.

При этом Байко не забыл отметить и позитивные изменения последнего времени, в том числе новую редакцию Налогового кодекса.

Идем советским путем?

— Лет шесть назад купил здание в районном центре, организовал там предприятие, где сегодня работают 50 человек. Здание, которое 20 лет никому не нужно было, сразу стало всем нужно, как только приобрел. Как только заработало предприятие — рядом два дома построили, уменьшили санитарную зону, чтобы каждые полгода замерять выбросы и контролировать, — поделился опытом гендиректор ООО «Альянспласт» Николай Силинов.

— Мы сами создаем проблемы в малых городах, — заявил он, напомнив о закрытых предприятиях в разных городах Витебской области: в Сенно закрывают молочный завод на 130 работников — молока не хватает, в Толочине — хлебозавод, там 25 человек работали: А мы рассуждаем, как развивать регион. Опыт показывает, что люди, желающие и умеющие работать, пока есть, но квалификация не очень высокая — это просто рядовые исполнители, — признал Силинов и рассказал, что год ему пришлось людей возить за 50 километров, пока местные учились. Сегодня, отметил бизнесмен, сюда уже передают экспортные заказы.

— Важно сегодня бережно выращивать тех предпринимателей, кто там еще остался. Второе, нужно вернуться к опыту 70-х — в райцентрах большие заводы имели свои цеха, где работали люди, — сказал бизнесмен.

А если народ — против?

Директор ООО «ПАК-управление» Виктор Лемешевский озвучил перечень проблем от коллег-предпринимателей. «К примеру, в Польше законодательство похоже, но результат иной. Почему такая разница? Там была мощнейшая госкампания по поднятию статуса предпринимателя, правительство призывало поляков становиться предпринимателями, речь шла о них как об основе экономики. У нас — традиционно негативное отношение как к спекулянтам, 488-й указ все еще действует (указ о борьбе с лжепредпринимательскими структурами, перестанет действовать в ближайшее время. — Прим. ред.), отсутствие презумпции невиновности, невозможность взыскать в досудебном порядке дебиторскую задолженность с госпредприятий. Поддержки со стороны государства не чувствуется», — отметил он.

Бизнесмен считает необходимым провести аудит компетенций, чтобы, к примеру, технопарки создавать там, где есть эти компетенции, где есть кадры. Где нет — сделать ставку на другие отрасли: сельское хозяйство, туризм.

Впрочем, есть у Виктора Лемешевского и собственная головная боль: «Первая аккумуляторная компания» строит аккумуляторный завод под Брестом, и его компанию, несмотря на наличие всех разрешений и многочисленные проверки, засыпают жалобами протестующие против объекта.

—Группа нигде не работающих активистов получает гранты и бомбит жалобами все органы госуправления: и региональные, и областные, и Минприроды, МЧС, Минздрав, Совмин и Администрацию президента. У многих этих органов нет своей экспертизы — запросы отправляют на предприятие, предприятие должно отвечать и на жалобы активистов, и на запросы госорганов по списку. В итоге блокируется работа. Для примера: за 10 месяцев Минприроды получило 250 жалоб объемом от 30 до 70 страниц — и на все нужно ответить, — рассказал Лемешевский, отметив, что таких проблемных с точки зрения недовольства общественности объектов сейчас — 10−12 по стране.

Бизнесмен предлагает скорректировать закон об обращениях граждан и юрлиц, исключив возможность повторного обращения лиц, с которыми прекращена переписка, расширив перечень оснований, по которым обращения могут быть оставлены без рассмотрения по существу, и предусмотрев ответственность за заведомо ложные сообщения.

— К примеру, пишут в правоохранительные органы, которые, кстати, адекватно на это реагируют. Но 27 проверок было у нас за десять месяцев…

— Маловато, — пошутил глава «Амкодора» Александр Шакутин.

— К сожалению, это совершенно серьезно, — ответил Лемешевский.

Кстати, истории про активных жалобщиков нашлись у многих. В том числе и связанные с шантажом вроде «пока не устроите сына на работу, буду писать…».

— Доходит до того, что в промзоне мы не можем построить завод — народ против. У нас что, народ выше законодательства? — недоумевал Александр Шакутин.

 «Оршанский синдром»

На проблемы с местными властями активно указывал и экономист Ярослав Романчук.

— Местные власти действуют так, будто Беларусь не является единым экономическим пространством, — заявил он, обратив внимание на региональный протекционизм. — Для большого бизнеса должны быть созданы условия для экспансии в регионы, чтобы они подтягивали малый и средний бизнес. А у нас большой бизнес вырастили — а потом думают, как бы его щипануть. А именно он мог бы помочь регионам.

Рассуждая о конкуренции районов, Романчук заявил про «оршанский синдром»:

— Почему одному району дали 2 млрд, а не было конкуренции за эти деньги? У них наилучший план? Я посмотрел — я бы копейки не дал.

Дорогая земля

Несколько раз на заседании поднимался вопрос с выделением земли. Зампред Могилевского облисполкома Виктор Некрашевич, в частности, призвал рассматривать эффективность выделения земли.

— Есть инвестор, который хочет 1 га земли, чтобы вложить в проект 10 млн. Но это земли сельхозназначения. Хотя если мы понимаем, что за 100 лет возделывания этой земли мы и десятой части инвестиций не заработаем, почему не выделить этот гектар инвестору при условии сохранить баланс земли? Нужны прозрачные условия: мы не создаем исключения под инвестора, а создаем прозрачные условия для его прихода, — подчеркнул Некрашевич.

Гендиректор СООО «Хенкель Баутехник» Сергей Новицкий также обратил внимание на проблему с площадками под проекты. «Сам процесс землеотвода — это годы, даже не месяцы. Правоприменительная практика страдает. Инженерной инфраструктуры нет, а не все инвесторы могут в это вложиться. Есть и избыточные обременения», — отметил он.

Действуем системно, думаем сами

Александр Турчин признал, что развитие регионов пойдет быстрее, если крупный бизнес придет в районы и там активизирует свою деятельность.

Он напомнил историю с предложением председателю совета директоров компании «Табак-инвест» Павлу Топузидису взять кураторство над предприятием «Иловское» в Мядельском районе, которое специализируется на производстве плодовых и фруктово-ягодных вин, кальвадоса.

— Это попытка пилотного проекта. Небольшой поселок Илово, завод выпускает вино из местных продуктов, голубики, малины, задействуя потенциал местных жителей. В поселке 150 жителей, на заводе работают 140. Я с людьми поговорил, зарплата небольшая, в районе 600 рублей — но за работу все держатся. Если завод закроют, идти некуда. Идти по традиционному пути (господдержки)? В бюджете средств на это нет. Почему я попросил Павла Георгиевича (Топузидиса. — Прим. ред.) — у него розничная сеть. Он заставит их делать то, что продается, а не то, что они делали сто лет. Когда он их «отредактирует», предприятие будет конкурентно не только в «Короне», а в принципе.

При этом Турчин призвал сформулировать, что нужно для того, чтобы у крупного бизнеса были стимулы приходить в регион, отдавать туда сперва несложные операции, а потом и более серьезные. Это Турчин назвал «домашним заданием» для членов Совета.

Первый вице-премьер признал, что есть «две-три системные вещи», которые необходимо сделать. В том числе речь, видимо, и о практической реализации постулатов о декриминализации экономических нарушений, ведь ремарки на эту тему звучали за овальным столом на протяжении всех трех часов заседания. Однако бизнесу и самому необходимо проявлять активность, уверен глава Совета по развитию предпринимательства.

— В чем успех декрета № 8 (о цифровизации экономики)? Потому что его писал бизнес. Если бы писали чиновники — ничего бы не получилось. Когда мы говорим об улучшениях законодательства с посылом „надо бы сделать“, вопрос: кто вам будет делать? Профильное министерство? Если какая-то норма МЧС или энергетиков мешает бизнесу, эти министерства должны сами себе урезать полномочия и упростить так, чтобы вам было понятно? Если мы хотим что-то сделать, надо пытаться сделать нам, самим.

Признал Александр Турчин и то, что некоторые белорусские бизнесмены переросли национальный уровень и у них есть необходимость создавать предприятия за пределами Беларуси.

— Но основа, центры прибыли должны оставаться в нашей стране, — уверен он.

Первый вице-премьер призвал своих бывших коллег из исполкомов поддерживать диалог с бизнесом, решать вопросы предпринимателей на своем уровне, в первую очередь речь о вопросах с землей и недвижимостью.

— Вот пример: обратилась в Совет женщина по выкупу арендованного имущества в Несвижском районе. Человек 13 лет арендует столовую в Несвиже, хорошая столовая, она готова вкладывать в развитие…

Рассказ Турчина прервали подсказкой, мол, вопрос решен.

— Да, я знаю, что вопрос решен. Но почему после поручения первого вице-премьера? Не должны эти вопросы доходить до Совета, должна работать система. Имеешь право? Значит, обратился и купил. И не надо поручений. Зона доверия бизнеса и власти должна возникать, — резюмировал первый вице-премьер.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 4.5