Педагог: Это правильно, когда заходить в школу нельзя никому, кроме работников и учеников

Стоит ли не пускать в школу родителей и устанавливать видеокамеры в коридорах и классах?

Родители школьников одной минской школы показали журналистам выписку из положения «Об организации пропускного режима» и высказали недовольство тем, что теперь их будут пропускать в школу только после проверки документов, удостоверяющих личность или с разрешения администрации.

Документ датирован 2015-м годом, но напомнили о нем родителям только сейчас, после трагедии в Столбцах.

Можно ли было предотвратить трагедию в Столбцах?

Под видом родителя в школу может прийти кто угодно

— В школе, где я работаю, такой режим существовал всегда. Послабления делаются только для родителей первоклассников в первый месяц, — говорит учитель русского языка и литературы Анна Северинец.

Ее такие ограничения устраивают и как учителя, и как родителя — Анна целиком за то, чтобы присутствие взрослых в школе было под контролем администрации.

— Иначе, назвавшись родителем, в школу может зайти, кто угодно: распространители наркотиков или другие люди с не особо благородными целями. Это вполне могут быть родители, которым хочется выяснить отношения с каким-нибудь учителем, — а он занят, у него свой график. И как учитель я нервничаю, когда вижу в коридорах чужих людей, — аргументирует свою позицию Анна Северинец.

Как родитель она не хотела бы, чтобы у ее детей в школе были провоцирующие или связанные с этим некомфортные ситуации.

— Но мы все понимаем, что такие меры не сработают по отношению к форс-мажорам внутри школы. Если человек, который имеет право войти в школу – ученик или учитель – заходит туда с деструктивными целями. Это не остановит учеников, если они распространяют наркотики, как не остановит и ученика с ножом. Я не знаю, каким способом это можно было бы предотвратить, — признает Анна Северинец.

Видеокамеры и жесткие условия пропуска снижают риск криминала в школах

Поддерживает подобные ограничения педагог, член общественно-консультативного совета при Министерстве образования Андрей Григорьев.

— Это правильно, когда заходить в школу нельзя никому, кроме работников и учеников. И учитывая все, что происходит, ученики (по крайней мере, старшеклассники) должны проходить досмотр. Это не очень удобно физически и с точки зрения времени. Но мы все проходим контроль в аэропорту и не жалуемся, потому что понимаем, для чего это делается, — говорит Андрей Григорьев.

Учитывая трагедию, которая произошла в Столбцах, принимать новые, не всегда удобные для родителей и детей меры придется. Чтобы понять, какие лучше сработают, Андрей Григорьев предлагает присмотреться к опыту Великобритании и США.

— В Америке и Англии в школу просто так не зайдут ни родители, ни кто-либо другой. Вы можете туда прийти только по согласованию, только с разрешения работника школы. Он должен сообщить о вашем визите охране. И вас обязательно досмотрят на входе, — рассказывает педагог.

Он считает, что для безопасности в школах можно внедрить систему видеонаблюдения. Причем не только в коридорах, но и в классах, — чтобы иметь возможность разбираться и защищать учеников и учителей в конфликтных ситуациях.

— Это, может быть, не очень хорошо с точки зрения этики и морали. Но для обеспечения безопасности учеников и учителей — это единственная адекватная мера, которую я сейчас вижу,— говорит Андрей Григорьев.

Технически оснастить школы системами безопасности было бы достаточно затратно, признает он. Но если камеры уже висят практически в каждом магазине, поликлинике и некоторых госучреждениях, то чем хуже школы? И если государство не обеспечивает школы достаточной охраной, этим вполне могут заняться сами учреждения или родители.

— В глобальном масштабе все школы должны иметь независимый бюджет, куда напрямую поступают все необходимые деньги, без попадания в министерства. Тогда родители будут понимать, что они тратят деньги напрямую на школу своего ребенка. Но в нашей реальности это сделать невозможно, поэтому если ко мне – отцу одного студента и одного школьника — обратятся с просьбой оплатить систему охраны, в этом случае я не буду возражать, — говорит Андрей Григорьев.

Если сами родители обеспечили систему безопасности, то в случае форс-мажора, они будут иметь право спросить со школы.

Педагог также считает, что каждая школа должна составлять контракт с родителями учеников, где прописаны вопросы обучения, питания, охраны и все остальные нюансы.

— У нас же родители априори заключают договор с государством, когда ребенок идет в школу, но с самой школой — нет. В той же Великобритании и Америке в подобных договорах прописаны все нюансы, включая сколько денег и на что родителям придется потратить дополнительно. Тогда школа может требовать свое, а родители на законных основаниях — свое, — считает Андрей Григорьев.

Чыноўніца ад адукацыі: «Крайнімі за Стоўпцы зробяць настаўнікаў, псыхолягаў і завучаў»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 16
  • Балл: 0.4