Почему Путин урезал Лукашенко союзнические привилегии?

Может ли официальный Минск выторговать в текущем году льготные цены на российский газ?

Фото: Eurasia.expert

В министерстве экономики Беларуси недовольны работой Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

— За годы существования в ЕАЭС общее число барьеров и изъятий не снижается, — заявил министр экономики Дмитрий Крутой на итоговой коллегии ведомства, посетовав, что  никак не решаются системные проблемы на внутреннем рынке союза.

Объединяясь в ЕАЭС, страны  договорились, что уступают часть своего суверенитета ради того, чтобы вместе достигать определенной выгоды.

— Однако есть важные моменты, которые выведены из регулирования Евразийской экономической комиссией и договорной базы.  Для Беларуси такой позицией является регулирование цен на российские газ и нефть, — отмечает политический обозреватель Павлюк Быковский. — Оговорен переходный период, на который есть это изъятие, но пока не найдено решение между Беларусью и Россией, эта позиция, естественно, является болезненной.

Кроме того, в ходе торговых войн в ряде случаев наднациональный орган становился на сторону Беларуси, но его решения не были исполнены.  

По оценке эксперта, системные проблемы существовали с самого начала, но обычно белорусские чиновники такие позиции не выносят на публику.

— У каждой страны есть свои претензии. Смысл союза был в том, чтобы все торговали между собой, а не только с Россией, но этого не произошло. Торговля с Россией как доминировала, так и доминирует, — говорит Павлюк Быковский, обращая внимание на

проблему равенства игроков. — Если в Евросоюзе все страны, включая большую Германию и маленькую Эстонию, имеют равные права при принятии решения, то в ЕАЭС формально все имеет равные права, но есть те, кто «равнее» — это Россия. 

Могут ли другие страны коллективно противостоять позициям России?

В 2019 году заканчиваются договора Беларуси и России по условиям поставки газа, примерно в эти же сроки заканчиваются договора России с Украиной, Польшей, Германией, другими странами. Все они будут участвовать в переговорах.

— Теоретически возможно, чтобы все страны договорились и поставили перед Россией своего рода ультиматум. На практике же, скорее всего, каждый будет выторговывать позицию для себя. В итоге одна страна договорится на лучшие позиции, другая — на худшие, — прогнозирует аналитик. 

Вступая в ЕАЭС, официальный Минск однозначно хотел сохранить эксклюзивные отношения в рамках союзного государства.

— Но не получилось, поскольку Владимир Путин захотел вместо ельцинского союзного государства сделать свое интеграционное объединение и переключился на евразийские проекты, — констатирует Павлюк Быковский.  — Для официального Минска это спорная позиция. Есть выгоды, но есть и большие минусы.

Игра в интеграцию: сможет ли Лукашенко победить Путина?

Когда происходила ратификация этих соглашений, белорусские власти шли на это с большим скрипом, упирались.

— Видимо, сейчас ожидания, что не все будет просто в ЕАЭС, в значительной степени оправдались, — отмечает эксперт.

С другой стороны, имея партнером Россию, которая по договорам и по всем внутренним документам проходит как главный союзник, не поддерживать ее в рамках ЕАЭС официальный Минск не может.    

Чем налоговый маневр грозит ЕАЭС

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 12
  • Балл: 4.4