Вардомацкий: Третий закон Ньютона в социологии — мягкая белоруссизация может стать твердой в случае внешнего давления

Как белорусское общественное мнение сейчас относится к России, к перспектив интеграции с ней? Какие события в прошлом меняли это отношение? Как пророссийские и проевропейские устремления зависят от демографических характеристик?

Андрей Вардомацкий. Фото: Радыё Свабода

С такими вопросами Радио Свобода обратилось к известному социологу, профессору Андрею Вардомацкому, руководителю Белорусского аналитической мастерской (BAW, Варшава).

— В нынешней ситуации острого интеграционного конфликта между Беларусью и Россией естественное вопрос - а что же думает по этому поводу белорусское общество, которые массовые настроения? Какими индикаторами измеряется это отношение?

— Речь идет о геополитических ориентациях. Насколько конфликт острый — это вопрос к политологам. Что касается общественного мнения, то для измерения используются следующие индикаторы. Первое — союз, которому отдают предпочтение. Это интеграционные настроения, и они измеряются вопросом «В каком союзе государств было бы лучше жить народу Беларуси, в Евросоюзе или в союзе с Россией?»

Второй вопрос — какие отношения между Беларусью и Россией вы предпочитаете? Предлагаются различные варианты: «Беларусь и Россия должны быть независимыми, но дружественными странами — с открытыми границами, без виз и таможен»; «Отношения Беларуси и России должны быть такими же, как с другими странами — с закрытыми границами, с визами, таможнями»; «Объединение Беларуси и России в союзное государство»; «Вхождение Беларуси в Российскую Федерацию в качестве субъекта федерации».

Относительно индикатора интеграционных настроений за последний год динамики практически нет. За союз с Россией — чуть более 60%, за Евросоюз — чуть более 20%. В этом коридоре происходит движение.

В предыдущие годы случались и резкие сдвиги, бывали и изменения в 10 процентных пунктов в течение месяца.

Как эти настроения меняются — покажут следующие опросы. Возможно повышение проевропейских настроений и снижение пророссийских.

Что касается второго индикатора, то в опросе в сентябре 2018 года результаты были таковы: за отношения с РФ такие же, как с другими странами, с визами и таможней — 5.4%, за отношения независимых, но дружественных стран, с открытыми границами, без виз и таможен — 75%, за объединение в союзное государство — 12.4%, и за вхождение Беларуси в Россию — 2.7%.

Эта цифра — 2.7% за вхождение в Россию — статистически уже много лет практически не меняется. Она поднимается до 5-6%, но при предельной ошибке репрезентативности в 3% это тождественно тем 2.7%.

— В вашем вопросе из меню возможных вариантов отношений с Россией за вхождение в РФ действительно мизер. Но за объединение в союзное государство — 12.4%. А это уже не мизер. Что они имеют в виду под союзным государством — неизвестно. Может то, что есть. И сейчас существует союзный договор: белорусам не надо специальных разрешений, чтобы работать в России, в аэропорту Шереметьево висит табличка — «проход для граждан Союзного государства России и Беларуси». Под союзным государством респонденты имеют в виду то, что есть? Или что-то другое ? Может то, что сейчас предлагает Москва — общие деньги, общая таможня.

— Вы проговорили, что такое сейчас означает союзное государство. Это описание правильное, но экспертное. Массовое сознание не мыслит в таких развернутых и подробных категориях. За этим стоит недетализированное представление. В какой именно юридической форме должно существовать союзное государство — большинство респондентов точно не знает.

Массовое сознание мыслит более размытыми, туманными представлениями.

— Пока все эти интеграционные «терки» — в виртуальной плоскости, о чем-то там спорит Лукашенко с Путиным. А если это реально отразится на кармане, когда доходы покатятся вниз? А российское ТВ, которое господствует в Беларуси, хорошо объяснит белорусам, почему, через что и через кого они стали существенно беднее. Это ни на что не повлияет? 75% останутся непоколебимыми? Наверное, на перспективу предсказать сложно, иногда люди сами не знают, как они себя поведут в ситуации, которая изменилась. Но можно «предсказать назад» — посмотреть, как экономические кризисы и кризисы в двусторонних отношениях сказывались на интеграционных индикаторам, на отношении к России. И как?

— В глаза эта зависимость не бросается. Эти флюктуации были, но они были связаны в большей степени не с изменениями экономического самочувствия, а с тем, что вы называете «терки в верхах» и с возможными последствиями.

На границе 2006-2007 годов в течение месяца произошел резкий обвал пророссийских настроений, на 10 процентных пунктов. 10 пунктов для таких индикаторов — это очень много. Ведь геополитические ориентации — это ценности, а ценности — вещь ригидная. Это такой большой тяжелый вагон, который трудно сдвинуть.

Это не рейтинг какого-то политика, общественного деятеля и не отношение к какому-то частного сюжета. Геополитические ориентации — это глубинная вещь.

Но даже они менялись в течение месяца на 10 процентных пунктов. Это произошло тогда, когда происходили, как я говорю, «углеводородные события» между Беларусью и Россией.

Тогда произошло снижение интеграционных настроений с Россией на 10 пунктов и увеличение на 5 пунктов проевропейских настроений. Эта смена произошла не зеркально, 5 пунктов пошли от России к Европе, еще 5 пунктов пошли в тех, кто не определился.

Это чисто медийный эффект. Он был вызван белорусскими СМИ, когда Россия стала подаваться в менее позитивном свете.

Ваша косвенная гипотеза, что ухудшение экономического самочувствия в результате новой российской политики в отношении Беларуси приведет к росту пророссийских настроений — это лишь один из возможных сценариев. Но в таких ситуациях часто происходят другие, противные вещи — консолидация нации в ответ на внешнего ... ну, кого-то внешнего.

— Как говорят политологи, консолидация вокруг флага?

— Именно так. Это также вероятный сценарий. И он не менее вероятен, чем тот, о котором говорили вы.

Интересно, что тогда, на рубеже 2006-2007 годов, когда в Беларуси снизились пророссийские настроения, в Украине этого не произошло. Хотя повышение цен на энергоносители там тоже было. Но тогда в Украине не было такого медийного фона, «следа».

— От чего, от каких характеристик зависит отношение к независимости и к дилемме союз с Россией или ЕС? Существует ли связь с возрастом, образованием, местом обитания?

— Связь есть. По некоторым показателям она просто хрестоматийная, по другим она менее четкая, но тоже есть. Самая сильная связь — между возрастом и первым интеграционным индикатором, выбором между союзом с Россией и ЕС. Я приведу цифры последнего, декабрьского 2018 года опроса.

График. Связь ответов на вопрос «В каком союзе государств было бы лучше жить народу Беларуси, в Евросоюзе или в союзе с Россией?» С возрастом,%

По этой зависимости видно, что преимущество Европы, хотя и относительно, есть только в группе самых молодых респондентов — 18-24 года.

Но как только человек входит в экономически активный возраст, сразу происходит переориентация от юношеских, романтических ценностей на более практически-экономические, которые находятся в России. Приходит понимание, что основной рынок — в России. И эта корреляция сохраняется уже много лет. Структура геополитических ориентаций граждан есть отражение структуры внешнеэкономических товарооборота.

Есть определенная зависимость от места обитания, в Минске уровень проевропейских настроений — наивысший по сравнению с другими типами населенных пунктов. И тут зависимость также верна: чем меньшие размеры населенных пунктов, тем меньше у них проевропейских настроений. Но там связь менее четкая, чем с возрастом.

По образованию — высшее образование дает чуть более проевропейских настроений (25.3%), чем средняя. А начальное образование дает 0% проевропейских настроений. Но высшее образование — не абсолютный критерий, люди с высшим образованием, которые работают на крупных предприятиях, имеют рынок в России.

Представления о том, где находятся технологии — на Западе, сталкиваются с представлениями о том, где находится рынок сбыта — в России. И последние представления — о рынке сбыта — доминируют в этом внутренним столкновения интересов и ценностей.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 4
  • Балл: 5