Прорыв в прошлое: россиянам обидно за великую державу

Чем хуже самоощущения, тем активнее поиски психологической компенсации в чувстве великой державы. Растет ощущение гордости за «славу русского оружия», при этом стабильны показатели добрых чувств по отношению к российской науке, правда, их накал сильно уступает показателям прошлого десятилетия.

Фото ТАСС (Ялта. 1 июня 1975 г. Пионеры на отдыхе в лагере «Артек»)

Есть такой анекдот про Брежнева: он просит отправить его на машине времени в светлое будущее, а когда возвращается назад — рассказывает на Политбюро: «Когда узнали, что я из застоя прилетел, как ломанулись ко мне в машину времени — еле ноги унес».

Россия велика и державна, как никогда раньше. Но жить в ней стыдно — столь безысходна перманентная бедность. Как стыдно и за развал предыдущей великой державы — СССР.

Столь внешне противоречивое мышление демонстрируют респонденты Левада-центра. Это результат самой масштабной в постсоветской истории промывки мозгов, начавшейся в 2012 году, испытавшей катарсис и перешедшей в стадию упрощенческого абсурда в 2015-м. С отмыванием советского прошлого, которое питает, как генератор, легитимностью сегодняшний политический режим явным образом перестарались, в результате ничего, кроме истории за душой у сегодняшней России не осталось. Главная положительная ассоциация, которая возникает у российского народа, когда он начинает с неподдельной теплотой думать о самом себе — это «наше прошлое, наша история». Так рассуждают 53% опрошенных в ноябре 2018 года (в июне 2015 года таким образом отвечали 37%).

Мудрость идеологов марксизма-ленинизма состояла в том, что они давали народу мечту — коммунизм, но отодвигали его наступление в далекое будущее. Больше того, вводили некоторую стадиальность: то общенародное государство построят, то развитой социализм. Вместо коммунизма в 1980-м пришла Олимпиада (в еще чуть раньше Афганистан), и хотя в коммунизм никто не верил, а цинизм достиг высочайших степеней, отсутствие цели в еще большей степени деморализовало общество. Оно захотело капитализма, его не устраивал даже горбачевский социалистический рынок, к тому же он не работал. Однако вместо капитализма западного типа снова наступила Олимпиада, только на этот раз не летняя, а зимняя, 2014 года. А вслед за ней и Крым.

До поры до времени Крым заменял капитализм. Но раз уж мы великие, цель достигнута, Россия great again — и такой точки зрения в ноябре 2018 года придерживается беспрецедентно большое число россиян, 75%, то хорошо бы заняться собственно капитализмом. Ну, или коммунизмом — хоть горшком обзови, главное избавиться от стыда за «вечную бедность и неустроенность». В иерархии предметов стыда этот — главный: 61% в ноябре 2018 года против 54% еще в январе 2017 года. Столь бурный рост показателя за неполные два года свидетельствует о том, что средний россиянин утратил веру в быстрый выход экономики из депрессии.

Высшее руководство обещает «прорыв» — а россиянин в него не верит. В отсутствие цели в будущем, он верит в прорыв в прошлое — гордится им и испытывает второй по значимости стыд — за развал СССР (45%).

Чем хуже самоощущения, тем активнее поиски психологической компенсации в чувстве великой державы. Растет ощущение гордости за «славу русского оружия», при этом стабильны показатели добрых чувств по отношению к российской науке, правда, их накал сильно уступает показателям прошлого десятилетия. Это скорее декларативная гордость, и тоже ретроспективная.

Список гордости — вообще хорошая иллюстрация «эффекта колеи» в массовом сознании: оно остается по преимуществу советизированным. Разумеется, победа в войне — клей нации. Но достижениям в космосе более полувека, сегодняшние попытки освоения, скорее, неудачные, а гордость за то, что «корабли бороздили просторы вселенной» (копирайт — «Операция «Ы» и другие приключения Шурика, 1965 год) по-прежнему на втором месте. То есть «золото» и «серебро» — за прошлое, причем далекое. Собственно, «бронза» в списке гордости — «возвращение Крыма» — это ведь тоже о прошлом, о как бы восстановлении исторической справедливости. Да и стыдно тоже за далекое былое — развал СССР не вчера же состоялся.

Это такой историко-патерналистский крен в массовом сознании. Нынешний режим хоть и велик, но не могуч. И по этой части Советский Союз выглядит убедительнее сегодняшней России. Разумеется, это ретроутопия — одни не знают, как тогда жилось, другие подзабыли детали. Но это означает, что государству придется отвечать на популистский запрос общества: накормите нас, избавьте нас от бедности.

Собственно, власть сама виновата — приучила людей к иждивенчеству в обмен на политическую поддержку и объявила идеалом развития прошлое. Это будущее в прошлом совершенно демотивирует людей. Как плохой футболист, преодолевая трудности, пробивается к своим, а не чужим воротам, так и массовое сознание обращено лицом назад, а не вперед.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 5