Почему вслед за курятиной взлетела бульба: «Картофель — это маркер состояния экономики»

Как вышло, что курятина и картошка оказались лидерами по росту цен в прошлом году.

Бывший гендиректор концерна «Амкодор», экономист Василий Шлындиков рассказал, как получилось, что курятина и картошка оказались лидерами по росту цен в прошлом году.

Согласно данным Белстата, картофель за 2018 год прибавил в цене на 19,2%, а куры стали дороже на 21,5%.

— Мы становимся неконкурентны не только в области картошки. Картофель — это маркер состояния экономики, — отметил эксперт в экспресс-комментарии «Салідарнасці». — Колхозная система, государственная собственность, архаичная система управления в стране, огромные надстройки, которые призваны руководить тем же агропромом. Сколько там всего ненужного... Райисполкомы, милицию нужно содержать, и все это падает на цену картошки, которую выкопали крестьяне, получившие за свой труд копейки.

Перед новым годом белорусский картофель в некоторых магазинах продавали по рублю за кило

По мнению Василия Шлындикова, необоснованный рост цен на сельхозпродукцию будут продолжаться до тех пор, пока не изменятся экономические отношения в стране, а это возможно только при изменении политической системы.

— Что говорить, если мы не можем вырастить ни лук, ни чеснок — китайские привозим. То же касается свеклы и морковки. Мы картошку везем из Египта — пока еще есть валюта и не совсем разорились. Придет время, когда не будет за что. А где взять валюту, если Россия сделала один маневр нефтяной, потом еще что придумает, — рассуждает собеседник «Салідарнасці». — У нас ничего не растет, кроме картофеля. Есть яблоки, но их деть некуда, все гниет. За столько лет так и не придумали, что делать с ними. Никому они, оказывается, и даром не нужны. Лучше польские привезти.

Василий Шлындиков подчеркивает: белорусский народ получил то, за что очень сильно боролся в свое время.

— Не хотели никаких изменений. Хотели, чтобы у нас был социализм. У нас нет рынка и конкуренции. При рыночной экономике у нас было бы столько картошки, что мы бы не знали, куда ее девать. Она могла бы дорожать, но по объективным причинам: из-за повышения цен на топливо, электроэнергию или газ.

Говоря о повышении цен на курятину, Василий Шлындиков напомнил о громком уголовном деле гендиректора Витебской бройлерной фабрики Анны Шарейко.

— Ее прокуроры учили, как надо курей выращивать, чем кормить, чтобы не было неприятностей. Их можно поздравить. Их рекомендации учтены, поэтому все стало дороже, — высказался экономист.

  • Оцени статью: