Зачем шведы начали вживлять в свои тела микрочипы

Несколько тысяч человек в Швеции вполне добровольно вживили себе под кожу микрочипы. Пионером имплантации стала компания Biohax International, основанная в 2013 году Йованом Эстерлундом, биохакером с 15-летним стажем.

В интервью USA Today он говорил, что на создание фирмы его вдохновил фильм 1995 года «Джонни-мнемоник», где голову героя Киану Ривза используют в качестве хранилища данных.

Сейчас чипирование выглядит так: чип размером с рисовое зерно с 1 килобайтом ваших данных вводится вам под кожу с помощью специального шприца между большим и указательным пальцами. Процедура занимает несколько минут и стоит около 180 долларов. За пять лет работы Biohax International имплантировала более 4000 чипов.

Что они умеют? Чипы позволяют их хозяевам расплачиваться в магазинах вместо кредиток, проходить через турникеты, они умеют разблокировать смартфоны, открывать двери в машине и офисе, управлять гаджетами в «умном доме»; для всего этого достаточно поднести руку к устройству ближней бесконтактной связи — Near Field Communication (NFC).

Опыт шведов быстро переняли в США, где 50 сотрудников вендинговой компании Three Square Market, американского партнера Biohax International, в прошлом году опять-таки сугубо добровольно вживили себе чипы. Эта идея пришла в голову ее вице-президенту Тони Данне после визита в шведский технологический кластер «Эпицентр». В компании Данны чипы обладают функциями сканирования, их используют для входа в персональный рабочий компьютер, причем доступ предоставляется только в том случае, если в этот день сотрудник компании уже прошел через турникеты пропускной системы.

Ясно, что это первые шаги. В сентябре 2017 года Three Square Market запустила ответвление Three Square Chip, занятое разработкой коммерческих микрочипов-имплантатов, учитывающих особенности здоровья каждого человека. В планах Biohax — размещение в чипах паспортных и медицинских данных. В этом месяце технологический стартап DSruptive собирается представить в Стокгольме «потребительский имплантат следующего поколения». Устройство будет включать в себя два килобайта памяти — вдвое больше, чем у сегодняшних имплантатов, — и ряд новых функций, включая появление светодиода, мигающего, когда кто-то посторонний пытается прочитать ваш чип или получить к нему доступ.

По словам Эстерлунда, уже сегодня чипы превосходят биометрию, поскольку, в отличие от отпечатков пальцев, их всегда можно заменить или переконфигурировать — например, из проездного билета в цифровую визитку.

Кроме того, по данным International Card Manufacturers Association, каждый год в мире выпускается шесть миллиардов пластиковых карт, и на сайте Biohax говорится, что чипы помогут уменьшить количество пластиковых отходов. Но это детали.

От людей, вжививших в собственное тело чип, ожидаешь как минимум патетических речей в духе Рэя Курцвейла, предсказавшего ни много ни мало, что в ближайшие десять лет имплантаты заменят человечеству гаджеты, а еще через десять тело каждого человека подключат к интернету. Кроме того, по умолчанию считается, что любые модификации с телом неизбежно направлены на благо государства и корпораций. Благодаря научной фантастике микрочипы давно воспринимаются как метафора слежки и общества тотального контроля. Поэтому киборг-новости из Швеции были поняты многими как демарш против свободы, воплощение в жизнь классического сценария антиутопии.

Всем известно, что в скандинавских странах бесплатное университетское образование, высокое пособие по безработице и оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком для обоих родителей. Здесь самый высокий рейтинг доверия людей к государству. Уже несколько лет в Стокгольме в качестве такси используются электрокары Tesla, а жители скандинавских стран из года в год занимают первые места в рейтингах самых обеспеченных и самых счастливых людей в мире. По данным Организации экономического сотрудничества и развития, Швеция входит в десятку стран с самыми большими социальными отчислениями на здравоохранение и пособия по безработице.

Чуть меньше людей знает, что шведская экономика в настоящее время основана на цифровом экспорте. Швеция — одна из самых успешных стран в мире по созданию и экспорту цифровых продуктов. И речь не только о всем известных Skype и Spotify. За последние десять лет здесь появились и успешно развиваются электронная медицина, электромобили и системы безналичной оплаты (речь уже идет о том, чтобы в ближайшее десятилетие полностью отказаться от наличных).

Особую сложность для человека, находящегося вне шведской социальной системы, представляет понимание того факта, что действующие в рамках этой системы технологии — такая же составляющая частной жизни простого человека, как дом, работа и семья, а вовсе не инструмент политической борьбы. Чип или электрокар если не сейчас, то в ближайшее время станет для Швеции делом привычки, на которую не обращают внимания.

Поэтому все, кто успел опробовать новую технологию на себе, главным мотивом своего выбора называют удобство. Пока что чипы носят в себе в основном работники бурно развивающихся технологических стартапов Стокгольма. 30-летний разработчик и дизайнер Эрик Фриск решил имплантировать себе чип сразу, еще в 2014 году, как только он узнал, что такая штука существует. Фриск использует его в качестве электронного ключа. Или устройство может работать как носитель для резюме, как это сделала 28-летняя Сильвиия Варсеги. Она так делится своими данными LinkedIn на корпоративных вечеринках. Чтобы передать информацию, ей достаточно просто коснуться чужого смартфона.

Но самый серьезный аргумент против технофобов — чипы непригодны для слежки: имплантат не имеет источника питания и активируется только на расстоянии нескольких сантиметров от считывающего устройства. А это значит, что в свете последних скандалов с незаконным использованием данных из соцсетей и уязвимости смартфонов в будущем чипы могут стать альтернативой привычным девайсам — для тех, кто особенно переживает за сохранность личных данных.

Йован Эстерлунд из Biohax, кстати, сам выступает за внедрение публичных стандартов для биодевайсов и участвует в разработке законодательства по использованию имплантатов. В этом смысле, по словам Эстерлунда, очень важный этап — это более жесткие правила защиты данных, вступившие в силу во всем ЕС в начале этого года. Это «самый внушительный свод законов», затрагивающий любую организацию, занятую хранением и обработкой личной информации. Например, организации, занятые финансовыми расследованиями (налоговая, таможенная инспекции и др.), по закону не имеют прямого доступа к персональным данным. Получить его можно только в случае конкретного расследования и только с письменного согласия человека, где должно быть подробно описано, для каких целей вам понадобились его данные и как вы собираетесь их обрабатывать. Все это, уверен Эстерлунд, только поможет распространению микрочипов.

Конечно, и с ними не все так безоблачно. Предположительно более продвинутые чипы будут все-таки иметь собственный источник питания, а значит, использоваться для отслеживания по GPS, что уже вызвало недовольство среди потенциальных пользователей. Да и чем больше личной информации будет храниться в чипе, тем выше риск взлома. Кроме того, по мнению Бена Либбертона, британского микробиолога из лаборатории шведского города Лунд, имплантаты могут вызвать инфекции или реакции иммунной системы. В США несколько штатов, включая Калифорнию и Миссури, уже ввели мораторий на имплантацию чипов. Технология здесь подвергается серьезному контролю и незаконна, если работодатель или медицинский работник заставляет сотрудников или пациентов их вживлять.

Но пока бóльшая часть мира продолжает думать об имплантатах в категориях технофобии или технофетишизма, Швеция уже сделала шаг в сторону того, чтобы воспринимать их как нечто нормальное, перестав наконец демонизировать электронные девайсы, равно как и делать их объектом завышенных ожиданий. История Швеции во многом о том, что невозможно стать постчеловеком, перешагнув через человека и его потребности: прежде чем стать киборгом, нужно для начала сделать свое ежедневное существование максимально комфортным. Дело оказывается в конечном счете не в технологиях, а в людях. В том, как технологии не меняют, а обостряют человеческое.

В отличие от Кремниевой долины, ставшей своего рода Голливудом для миллениалов, главным мировым поставщиком трендов, идей и ролевых моделей, для Швеции технологии — это не манифест, а возможность. Один из множества вариантов для жизни здесь и сейчас, а не шанс попасть в будущее раньше остальных.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 3