Катерина Борнукова: Госпредприятия не ищут новые рынки, а пережидают проблемы в России

Зависимость белорусского экспорта от российского рынка создает серьезные угрозы, которые препятствуют экономическому росту.

К такому выводу пришли эксперты Центра экономических исследований BEROC Игорь Лившиц и Катерина Борнукова при проведении исследования для написания главы «Влияние кризиса в России на белорусскую экономику: торговый канал» для книги «The Russian Economy under Putin» («Российская экономика при Путине»).

Падение ВВП Беларуси во многом было связано со снижением экспорта в Россию

— Зависимость Беларуси от России – это очень многогранная проблема. Во-первых, как известно, Беларусь приобретает нефть и газ со значительными скидками, а пошлины за экспорт нефтепродуктов, произведенных из российской нефти, идут в белорусский бюджет. Во-вторых, для Беларуси Россия является основным кредитором, который предоставляет финансовые ресурсы, — сказала Катерина Борнукова в интервью порталу Thinktanks.by.

При этом экономист подчеркнула, что не менее важный аспект, влияние которого на белорусскую экономику, возможно, недооценено, связан с тем, что значительная часть белорусского экспорта идет в Россию.

— Доля российского рынка в структуре белорусского экспорта составляет порядка 40%. А если исключить из расчетов экспорт нефтепродуктов и калийных удобрений, доля российского рынка достигает 67%. Помимо этого, значительную часть продукции Беларусь экспортирует в постсоветские страны, которые также зависимы от России. И когда в российской экономике случаются кризисы, ситуация в этих странах также ухудшается, что ведет к снижению белорусского экспорта на эти рынки, — отметила эксперт.

Кризис, который переживала Беларусь в 2015-2016 годах, во многом связан с падением экспорта в Россию. В частности, как рассказала Катерина Борнукова, «в 2015 году белорусский ВВП снизился на 3.9%, причем, по нашим оценкам, падение на 2.4-2.7% из них было обусловлено снижением торговли с Россией». Наиболее уязвимыми к ситуации на российском рынке являются текстильная промышленность, объемы добавленной стоимости которой, по оценкам экспертов BEROC, в 2015 году снизились на 24.2% из-за падения экспорта в Россию, производство транспортных средств и оборудования, добавленная стоимость которых упала на 20.4%, а также производство электрооборудования, электронной и оптической аппаратуры – в этой отрасли снижение из-за российского кризиса достигло 16.8%.

В 2015 году у белорусов проснулся фантастический аппетит к яблокам

В рамках исследования Катерина Борнукова и Игорь Лившиц изучили, как повлияло на белорусскую экономику введение Россией контрсанкций, ограничивающих ввоз сельхозпродукции и продуктов питания из европейских стран.

— В некоторых моментах Беларуси удалось воспользоваться ситуацией. Например, в 2015 году у белорусов внезапно проснулся фантастический аппетит к яблокам: импорт рос огромными темпами, а сопоставимый прирост экспорта яблок в Россию при этом зафиксирован не был. Однако реэкспорт не имеет значительного влияния на рост ВВП. Все, что Беларусь могла заработать на яблоках - это торговые наценки, транспортные и логистические услуги. А вот возросшие в результате санкций потребности российского рынка в сыре покрывались за счет белорусских производителей, сыродельная промышленность сыграла в плюс. В целом, пищевая промышленность – единственная отрасль, которая внесла положительный вклад в ВВП во время кризиса 2015-2016 годов, — отметила эксперт.

Новых рынков не нашел ни один из знаковых белорусских товаров

Еще одной целью исследования было определить, удалось ли белорусским производителям найти новые рынки сбыта в период падения экспорта в Россию.

— Мы изучали данные по крупным знаковым товарам – таким как МАЗы, трактора, БелАЗы. Выяснилось, что в кризисный период новых рынков не нашел ни один из знаковых белорусских товаров. Таким образом, то восстановление экономики, которое мы наблюдаем в 2017-2018 годах, не является результатом деятельности белорусских предприятий. В основном оно связано с восстановлением российского рынка. На данный момент мы не можем говорить о том, что нам удается диверсифицировать экспорт, — считает Катерина Борнукова.

Эксперт отметила, что многие экспортные контракты по советской традиции заключаются на уровне высшего руководства страны, в то время как в современном мире переговоры о поставках проводятся на уровне компаний. В промышленности и сельском хозяйстве страны по-прежнему доминируют госпредприятия.

— Менеджмент на госпредприятиях не нацелен на поиск новых рынков. Когда в России происходит коллапс, руководители не знают, что делать. Еще одна проблема заключается в том, что промышленные товары являются довольно сложными. Чтобы адаптировать МАЗ или трактор к потребностям европейского рынка, необходимо соответствовать техническим, экологическим и другим требованиям. Для этого потребуется время, усилия, инвестиции в разработку, а возможно - и в новое оборудование. Госпредприятия предпочитают переждать кризисный период в России вместо того, чтобы попытаться завоевать новые рынки. Решением могло бы стать встраивание в цепочки транснациональных корпораций, но из-за желания сохранить белорусские торговые марки этот процесс сегодня практически не идет, — сказала Катерина Борнукова.

По мнению экономиста, «зависимость от волатильной российской экономики на уровне торговли негативно влияет на ситуацию в Беларуси. Как только в отношении России ввели новые санкции, белорусский рубль тут же упал по отношению к доллару. Маленькая открытая белорусская экономика очень чувствительна к внешним шокам. Выйти из зависимости от России – сложная задача, но ее решением нужно заниматься, поскольку это вопрос экономической безопасности страны, считает Катерина Борнукова.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5