«Сделать так, чтобы ничего не поменять». Как Беларусь внедряет нормы Конвенции о правах людей с инвалидностью

Зачем понадобились два параллельных отчета – об этом руководитель Офиса по правам людей с инвалидностью Сергей Дроздовский.

Сергей Дроздовский

Прошло два года с подписания Беларусью Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью. Как предписано правилами, белорусские власти предоставят Комитету по правам людей с инвалидностью ООН отчет о том, насколько страна выполняет требования Конвенции. А гражданское общество познакомит комитет с альтернативным докладом. Его планируют подготовить к декабрю этого года.

− Альтернативный доклад – это не обязательно противопоставленный официальной позиции отчет, он просто отражает общественное мнение, − объясняет Сергей Дроздовский.− Профильные общественные организации активно работают с людьми с инвалидностью, значит, хорошо знают, как они видят ситуацию в стране, и могут отразить, насколько, по их ощущениям и компетенциям, государство следует взятым на себя обязательствам.

Официальный отчет готовит Министерство труда и соцзащиты. Оно курирует вопросы, связанные с имплементацией Конвенции и хорошо знает ситуацию «сверху». И хоть в рабочую группу были включены 5-6 представителей гражданского общества, они не вносили в официальный доклад какие-либо позиции, но высказали свое видение о том, насколько содержателен и объективен отчет. Отсюда следует вторая причина подготовки альтернативного доклада − так как государство является исполнителем внедрения норм Конвенции и ответственным за ее выполнение, то у него может возникнуть желание отразить видение ситуации со своей позиции. Гражданское же общество намерено показать, как изменилось положение людей с инвалидностью с точки зрения их самих, и зафиксировать рекомендации для улучшения прогресса в сближении белорусской реальности с нормами Конвенции.

Какие шаги Беларусь сделала для сближения с Конвенцией?

− Государство достаточно ответственно и оперативно отнеслось к своим формальным обязанностям по Конвенции. Но кардинальных перемен с момента ее подписания не наступило. Тому есть ряд причин. Власти быстро сформировали национальный план действий по обеспечению норм Конвенции. Да, его качество можно обсуждать, но тем не менее план есть. В прошлом году законодатели приступили к подготовке пакета изменений и дополнений в некоторые законы. Сейчас эти изменения проходят стадии обсуждения. С точки зрения внутригосударственных процессов движение видно, есть и внутренняя установка, что Конвенцию надо выполнять и все последующие шаги необходимо будет с ней согласовывать. Определенные ведомства более чувствительны к этим вопроса. В меньшей степени это ощущает, например, Министерство образования, а Министерство жилищно-коммунального хозяйства об этом вообще не вспоминает, − рассказывает глава Офиса по правам людей с инвалидностью.

Если же отойти от национального уровня и глобальных шагов к тем изменениям, которые может почувствовать сам человек с инвалидностью, то станет понятно: таковых пока не произошло. Для конкретного гражданина с инвалидностью все остается так же, как было раньше.

Этому тоже есть объяснение. В Беларуси принято все реформы и инновации проводить сверху вниз. Сначала правительство пытается привыкнуть к новым формам, создать некие законодательные нормы, расписать программы. Потом их доводят до регионов, начиная с местных властей, конкретного человека изменения касаются в последнюю очередь. Эта неуклюжая и неэффективная практика замедляет практически все процессы и изменения.

Вместо этого следовало бы внедрять политику параллельных действий. Каждое местное сообщество могло бы взять в руки Конвенцию и, не дожидаясь, когда правительство примет законы, разрабатывать собственную повестку и менять ситуацию на местах. Пока понимание таких возможностей идет крайне сложно и медленно в том числе и потому, что у нас нет традиции местного саморазвития.

Исполнители на местах, которые несут ответственность перед людьми, признаются, что практически не включены в процесс изменений.

Вертикальный подход отличает Беларусь от других стран, подписавших Конвенцию. Большинство из них на протяжении последних лет двадцати применяют концепции развития на местном уровне. В той же Польше, Литве параллельно с работой на национальном уровне менялись и развивались местные сообщества. Такой подход позволяет существенно сократить время наступления позитивных изменений, которые коснутся конкретного человека. Офис по правам людей с инвалидностью предлагал внести в национальный план действий по реализации Конвенции положение о работе на локальном уровне, но власти не сделали этого.

Уже два года можно было нарабатывать методики, которые расширили бы возможности людей с инвалидностью. И в принципе прямо сейчас можно начать создавать локальные повестки и планы. Хотя сделать это было бы проще, если бы правительство призвало местные власти действовать, передало им полномочия работать в этом направлении. Ведь мы видим, что ряд регионов уже готов приступить к такой самостоятельной работе.

Как изменилась жизнь людей с инвалидностью за последние два года?

− Очень хотелось бы, чтобы с подписанием Конвенции ситуация с правами людей с инвалидностью и изменения в обществе произошли моментально. Но верить в то, что это случилось просто по факту подписания Конвенции, − это большая опасность. Чтобы добиться реальных изменений, предстоит много работать, в первую очередь, госструктурам. Важно включать самих людей с инвалидностью в этот процесс. Да и все гражданское общество имеет большой потенциал для работы над переменами.

То, что у нас есть сегодня, это практически то же, что было и раньше. Формально государство заявило, что берет на себя обязательства и заинтересовано в том, чтобы прийти к позитивным изменениям. Но пока мы все еще живем с преобладанием медицинского подхода - к людям с инвалидностью относятся как к объектам помощи, а не как равным субъектам правовых отношений.

Это устаревший подход. Сегодня, по опыту других стран, государство вполне могло бы спросить самого человека, как он видит свои жизненные стратегии, в чем он нуждается, что он способен реализовать сам. Наше же государственная машина все еще не может представить, как человек за бюджетные деньги сам будет выбирать те же средства для реабилитации, ведь службы соцзащиты якобы лучше в этом разбираются.

Та же ситуация со стремлением изолировать людей с тяжелой формой инвалидности. Если человек живет в обществе, с семьей, то на местном уровне он не может найти достаточное количество важных для него сервисов и услуг и поэтому вынужден отправляться в интернат. Как раз это противоречит принципам Конвенции о том, что человеку стоит предоставить выбор, жить дома и пользоваться такой же поддержкой и услугами на месте или пойти в интернат.

С одной стороны, многие чиновники не имеют достаточной подготовки и знаний, чтобы рассуждать о кардинальных переменах в этом вопросе, с другой -- очевидны корпоративные интересы государственной машины, для которой что-либо менять затратно, могут пострадать чьи-то интересы – кто-то будет не готов работать по-новому, кто-то вылетит из системы при сокращениях. Вот и получается, что государство предпринимает определенные шаги, но часто это своего рода баланс: как бы сделать так, чтобы ничего не поменять.

В то же время сами люди с инвалидностью сегодня не просто просят помощи, они осознают, что их права не реализовываются, в определенных случаях нарушаются, и обращаются с просьбами защитить их.

В какой-то степени и общество перестает ассоциировать права людей с инвалидностью только с пандусами и желтыми полосками на тротуаре. Оно понимает, как видят ситуацию сами люди с инвалидностью, признает, что из-за сложившихся традиций эти люди не являются в полной мере субъектами отношений, что государство разговаривает с ними сверху вниз.

Остается еще один важный для понимания момент − если права человека с инвалидностью будут соблюдаться, это обеспечит ему более высокое качество жизни.

Что ждет Беларусь, если окажется, что страна не следует принципам Конвенции?

Через альтернативный доклад гражданское общество будет обращаться к мировому сообществу, чтобы то, исходя из своего опыта, подсказало Беларуси, на какие предложения и слабые места обратить внимание. Составители отчета будут апеллировать к другим подписавшимся под Конвенцией государствам, чтобы они показали белорусскому правительству, что уже есть модели, доказывающие: не надо дожидаться, пока произойдут изменения в обществе. Оно везде было якобы не готово, но если не работать над переменами в отношении ситуации, в которой живут люди с инвалидностью, то добиться более быстрых прогрессивных изменений не получится.

Через два года после ратификации Конвенции страна делает первый доклад − это своего рода точка отсчета. Каждые четыре последующих года государство отчитывается о прогрессе в реализации норм и достижении целей Конвенции. Если страна отказывается выполнять свои обязательства, она теряет вес на международном уровне. Как следствие государство несет как репутационные, так и вполне вещественные потери. Вряд ли остальные страны будут рассматривать его как надежного международного партнера. Хоть неисполнение целей Конвенции и не влечет за собой жестких санкций, но все же есть механизм, который заставляет государство быть ответственным за взятые на себя обязательства.

Страх, неприятие, сочувствие: как относятся белорусы к людям с ментальными нарушениями

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 14
  • Балл: 4.6