Почему сожаления Лукашенко о расколе напоминают крокодиловы слезы

Зацепило! История из разряда «чья бы корова мычала».

— Вы должны знать нашу непоколебимую государственную позицию, что раскол — это всегда плохо. И это плохие последствия. Последствия опаснее всего, — заявил Александр Лукашенко патриарху Кириллу на встрече в Минске.

Опасения главы государства вполне объяснимы. Тем более, что Беларусь втянута в эту историю по факту.

Но что-то есть в этих словах, что заставляет задумываться и сравнивать, оценивая их вне рамок конфликта РПЦ с Константинополем.

Раскол — это то, что сопровождает белорусов последнюю четверть столетия, с момента прихода к власти первого президента страны.

Мы празднуем два дня независимости; выходим на праздники и демонстрации под разными флагами. У белорусов есть два писательских союза, два объединения журналистов. И если «правильные» писатели и журналисты получают от государства финансирование и льготы, то «нечестным» приходится выживать самостоятельно, балансируя на грани.

В Беларуси действуют две коммунистические партии и два Народных фронта. Вряд ли всю вину за раскол в этих организациях можно возложить на власти и спецслужбы, но столь же наивно было бы отрицать их причастность.

Мы помним слова главы государства о «вшивых блохах» и видим последствия раскола на «своих» и «чужих» в бизнесе. Это предприниматели, которые живут на грани, и владельцы ряда сетей гипермаркетов и хоккеистов-застройщиков.

Взглянув по сторонам — это выживающая на стодолларовые зарплаты провинция и элитный поселок в Дроздах.

В конце концов, сторонники перемен и молчаливое большинство.

Причем, список линий, разделивших белорусское общество, можно продолжать.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4.9