Чалый: Россия давит по нефтепродуктам, но Беларусь пока много не теряет

Согласование Беларусью и Россией нулевых индикативных балансов по поставкам темных нефтепродуктов до конца 2019 года не приведет к серьезным потерям для белорусской экономики, считает экономист Сергей Чалый.

Сергей Чалый. Фото: Еврорадио

Темные нефтепродукты, поясняет эксперт, — это мазут, который образовывался в России после первичной переработки нефти.

— Беларусь его покупала, поскольку остаток этот был довольно богатый — его можно было ещё перерабатывать. Получались более дорогие нефтепродукты, так как сам мазут дешевле нефти, из которой он производится. И Беларусь получала мало того, что добавленную стоимость, но, поскольку эти нефтепродукты покупались без экспортной пошлины, еще и дополнительно себе экспортную пошлину зарабатывала, — говорит он.

«Беларусь поступала не по-товарищески»

По словам Сергея Чалого, несмотря на небольшие объемы темных нефтепродуктов, поставлявшихся в Беларусь, в Москве такую схему рассматривали как способ красть у России экспортные пошлины на нефтепродукты. Ведь Россия договаривалась обеспечивать внутренние потребности Беларуси в нефтепродуктах, а не поставки на внешние рынки.

— Я не думаю, что это какие-то серьезные потери для нашей экономики. Как по мне, скорее использование этих схем действительно если и было формальным и абсолютно законным, но по духу они были на грани дружеских отношений с Россией. И их использование ставило под угрозу договоренности в целом в нефтяной сфере. Поэтому в принципе в какой-то степени может и хорошо, что так оно решилось, — считает экономист.

Теперь же, по словам эксперта, Россия будет поставлять в Беларусь только светлые нефтепродукты, которые используются в нефтехимии и которые действительно Беларуси нужны.

«Основные последствия для Беларуси в другом»

— Честно говоря, там уже не такие серьезные объемы были. То есть, последние два года рост покупки нефтепродуктов в России действительно был, но не в тех масштабах и не в тех объемах, как это было в 2012 году во времена растворителя и разбавителя. В данном случае это не какие-то особые хитрые схемы. Нет. Это просто схема переработки того, что было в России остатками от первичной переработки нефти, — пояснил Сергей Чалый.

Главным последствием установления индикативных балансов эксперт называет тот факт, что сейчас Россия начинает заставлять Беларусь доказывать, почему именно такие объёмы импорта нефтепродуктов ей нужны.

— Не сказать, что какие-то больше проблемы, но в общем и целом ситуация стала более жесткой, — резюмирует экономист.

—Нас же интересовал более принципиальный вопрос — вопрос механизма компенсации цены за газ, который был включен в нефть —механизм перетаможки. То есть до конца 2020 года он еще работать будет, и это нам в принципе выгодно, потому что мы сейчас получаем по этому механизму больше, чем если бы речь шла об изменении формулы цены на газ. А там уже к концу 2019 года, видимо, будут переговоры по цене на газ, — предполагает Сергей Чалый.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 3