Когда белорусы осознают, что государство – это они

Как достучаться в закрытые кабинеты чиновников, обсудили эксперты.

Много месяцев в Бресте длится конфликт между противниками и сторонниками строительства возле города аккумуляторного завода. А жители нескольких деревень под Светлогорском до сих пор добиваются ответов на многочисленные претензии к соседствующему заводу по производству беленой целлюлозы. А все потому, что до запуска проектов местные власти не поинтересовались мнением жителей.

Десятки референдумов в год – в Беларуси?

Отличным инструментом в решении самых важных для жителей региона вопросов могли бы стать местные референдумы – законодательно закрепленный инструмент участия граждан в локальной политике. Но за 25 лет независимости он ни разу не использовался.

В Чехии, например, каждый год проходит 10-20 местных народных голосований, на которых граждане высказываются, стоит ли строить завод, новую дорогу или открывать казино. Поляки пользуются этой политической возможностью, чтобы отстранить от власти неугодного мэра или совет, рассказал руководитель проекта «Умный город» Владимир Ковалкин по время круглого стола «Формы и инструменты участия граждан в принятии решений на местном уровне».

Владимир Ковалкин. Фото: Антон Мотолько

В Беларуси местные референдумы помогали бы решать достаточно широкий круг локальных, но наиболее важных для граждан проблем: ЖКХ, благоустройства города, вопросы образования и здравоохранения. Местные органы власти и сами могут быть заинтересованы в таком инструменте, если нужно легитимизовать сложные решения, когда население города или региона очень поляризовано по какому-нибудь вопросу, например, строить или нет производство, которое может быть экологически вредным.

— Местный референдум в такой ситуации идеален для того, чтобы узнать мнение граждан и сбросить ответственность с местной власти. То есть они смогут потом сказать: «Мы провели референдум – такова воля народа», — подчеркивает эксперт.

Но законодательство в вопросе местных референдумов ограничивает возможности граждан. В частности, на каждом из этапов подготовки власти могут закрыть инициативу. А итоги голосования могут вообще не принять в расчет. По словам экспертов, несколько попыток провести местный референдум в Беларуси госструктуры сворачивали.

Почему Тихая «закипает», а Комсомольская «остывает»

«Окно» для народа

В условиях, когда власти сами не проявляют инициативу, практически единственным механизмом для населения быть вовлеченными в решение местных задач эксперты называют обращения граждан и петиции.

Фото: Антон Мотолько

Рetitions.by и подобные инструменты позволяют людям самореализовываться через местную активность.

— Это тот случай, когда предложение рождает спрос. Не было никаких сервисов, люди ими и не интересовались. А когда граждане увидели, что у них что-то стало получаться, этот опыт их вдохновил. Так возникает культура местных сообществ, сотрудничества и совместного решения местных вопросов, — считает Владимир Ковалкин.

Власти порой реагируют на петиции формальными отписками, нередко решают указанные в них проблемы, чтобы избежать огласки и скандалов, но также используют их, чтобы добиться сверху финансирования на урегулирование актуальных вопросов.

С одной стороны, сами люди только начали осознавать, что государство — это они сами, а бюджет — их налоги, и соответственно, предпринимать попытки просить госорганы отчитываться о своей работе, указывать, куда стоило бы направить силы и ресурсы, и громко заявлять о явных нарушениях.

Исполкомы некоторых городов, например, Кобрина и Ошмян, повернувшись лицом к гражданам, убедились, что население созрело для такого взаимодействия и может внести свою лепту в решение локальных вопросов и продвижение инициатив, подтверждает председатель правления Фонда имени Льва Сапеги Мирослав Кобаса.

Мирослав Кобаса. Фото: Антон Мотолько

Управленцам выгодна активность населения

Все же в госструктурах и исполкомах чтится традиция закрытости, которая сводит к минимуму любое участие населения в принятии социальных и экономических решений. Так будет продолжаться до тех пор, пока работа государства не станет максимально подотчетной гражданам, убеждены участники круглого стола.

Фото: Антон Мотолько

Изменить ситуацию может доступ к информации о работе госорганов и частичный доступ к бюджетным ресурсам. В странах Вышеградской четверки популярен так называемый бюджет гражданского участия, когда решение о том, на какие вопросы и проекты будет потрачен примерно 1% местного бюджета, принимают жители города или региона. Детройт (США) пошел дальше. С помощью краудфандинговой кампании власти нашли способ экономить бюджетные деньги и узнавать позицию горожан о социально-важных вопросах, предлагая людям голосовать рублем за приглянувшиеся инициативы. Пользующиеся спросом у населения проекты дополняют средствами из местного бюджета и претворяют в жизнь.

Даже без изменения иерархии в государственной вертикали местные органы управления имеют немало возможностей увеличить участие жителей в общественно значимых делах на локальном уровне. Тем самым они облегчили бы себе жизнь. П словам экспертов, это позволило бы снизить градус протестов и критики, увеличить количество ресурсов или, как минимум, временных или постоянных рабочих рук на волонтерских началах, повысить уровень доверия. К тому же, появились бы рычаги воздействия для отстаивания интересов города перед вышестоящими структурами. И не исключено, что такое доверие к жителям поспособствовало бы росту работников, выходящих из теневой экономики.

Как в Польше, Украине и Чехии передавали власть на места

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 15
  • Балл: 5