Как превратить «населенный пункт» в город

Закон о местном самоуправлении есть, но почему мы не в восторге от него?

Как наполнить местные бюджеты, что тормозит депутатскую инициативу, местные сообщества или суперактивисты — об этом эксперты нашего проекта.

Наталья Рябова, директор школы молодых менеджеров публичного администрирования «Simpa»

— Наталья, с места в карьер: почему закон о местном самоуправлении не работает?

— Есть советы, они даже принимают бюджет, но власти у них нет. Исполком же распоряжается тем, за что голосуют депутаты, а голосуют они за спущенные сверху «указивки». Система вертикали мотивирована отчетностью вверх, поскольку им назначается. Вертикаль убрала подотчетность чиновников перед гражданами. «Оттуда» тебя поставили начальником «тут» — все, индульгенция имеется: волен руководить «здешними» как сочтешь нужным, как ты воспитан. Потому что по башке тебе стучат не снизу…

— Но ведь в управленческой элите хватает и тех, кто действительно получил надлежащее воспитание?

— Да, в системе разные люди. И если кадрами исполкомов еще так-сяк занимаются, то депутатами фактически никак. У них в итоге ни времени, ни мотивации особой нет — главврачу, например, хотя бы свою поликлинику поднять, окна в ней вставить! Тут предел его депутатской инициативности…

Руководитель знает: хочешь двигать порученное дело — обязан улавливать атмосферу, которая формируется не на «земле» — в «облаках». И если велят сегодня полностью пророссийскому «мэру» деньги у Евросоюза просить — станет драться за брюссельские гранты, как умеет! Скажут, что третий сектор консолидирует нацию — будет по-собачьи или кошачьи смотреть на общественников. Но коль сейчас такой установки нет, то в том же Дзержинском районе их оценивают нейтрально-подозрительно в лучшем случае. С новогодними елками и поломанными лавочками могут даже помочь, но посягать на базовые вещи не позволят.

— Так у главы того же Фаниполя денег даже на ремонт сцены нет, какое тут «базовое»…

— Сельские, поселковые советы, исполкомы действительно нищенствуют, да и районы вовсе не богачи. А вот европейский принцип комплиментарности — пример обратного толка: можно решить проблему на местном уровне — значит, и ресурсы должны быть здесь. Детсады, игровые площадки, скверы, школы в Фаниполе, в Дзержинске — значит, и средства на их работу здесь. А если в районе больница большая — она уже областного уровня. Ну а крупный завод типа «Штадлера» — это уже вопросы национального уровня.

— То есть пирамида всюду внизу?

— Не всюду, у нас наоборот: деньги просачиваются только сверху… Местный бюджет обычно пополняется за счет налогов от собственности и мелочевки типа содержания собак. А серьезные суммы от НДС и так далее сразу идут в республиканский.

— Так что — оставлять деньги там, где они «делятся»?

— Это палка о двух концах. Если все завтра начнут жить на свое, то Минск будет очень богатым, а малозарабатывающие регионы как? А городки, где нет промышленности? В Швеции есть специальная весьма сложная формула распределения денег между регионами и центром. Но и она не идеальна в практике.

— Кстати, в Беларуси сейчас улучшаются условия для местного бизнеса, разве это не забота о регионах?

— Новые шаги хороши, но в целом централизация душит. Отдельный Дзержинск не сможет создать отдельный бизнес-климат, где есть реальное уважение к правам собственности, есть справедливый суд и так далее.

— А готово ли к эффективному самоуправлению общество?

— Нет, закаляются ведь в бою, практикой. Ну а наши привыкли выпрашивать справедливость от президента или Совмина. Чему также есть объяснение: серьезные решения спрятаны очень высоко… В принципе, требуется обучение гражданственности.

— Как-то все очень пессимистично выглядит…

— Есть и оптимизм: давление активистов на вертикаль все сильнее — ведь вокруг все больше «городских сумасшедших». Причем они теперь организуются и даже берут в союзники юристов, появились громкие материалы в СМИ, с их подачи начинают коррупционные дела, общественные слушания, поправки…

Медленно, тихой сапой, но граждане в тех же вопросах градостроительства заставляют считаться со своим мнением. Или вот мы добились прозрачности бюджетов.

Понимаете, в современном мире укрепить крепостное право нереально — люди уже не крепостные крестьяне. Так что перспектива у самоуправления есть.

Татьяна Водолажская, программный координатор «Летучего университета»

— Где для вас ключевое звено самоуправления?

— 10 лет назад мы ездили по малым городкам — искали местные сообщества. Ведь регионы могут развиваться, если внутри их есть группы, желающие вести разные образы жизни: кто-то с головой уходит в искусство и создает свою инфраструктуру, кто-то увлечен бизнесом, кто-то одержим методикой воспитания детей… Разнообразие, согласование этих групп населения и превращает населенный пункт в Город.

Но оказалось — люди преимущественно привязаны к местным Домам культуры с их десятком кружков... К прейскуранту государства. И лишь в очень редких случаях энтузиасты сами себе нечто придумывают, находят свою нишу. Но уже и тогда мы находили исключения.

Среди самых ярких — Поставы: три церкви, несколько бизнес-структур, «культурники» сумели организоваться для выработки представления, как развивать город. Им оставалось лишь придать официальные формы, реальные возможности — вот и долгожданное самоуправление на деле...

— Активности отдельных личностей для реализации такой амбиции мало?

— Причем катастрофически. Одиночки не в состоянии переломить патерналистские привычки массы земляков. Живучесть серой схемы «мы — хозяева, а вы просто жильцы» — итог длительной культурной и политической традиции.

Но и она начинает трещать под давлением времени, свидетельством чему ваш рассказ о том, как представители различных активных групп из Фаниполя решили придумать себе праздник сами, а не ждать его от города. Это очень важно, что среди обычных горожан нашлись готовые взять на себя ответственность договариваться сообществами, с властью. Тут видно возрождение отбитого у людей желания вкладываться в городское развитие.

В небольшом городе жить проще — он умопостигаем. А если еще люди живут в нем поколениями, то ощущение: «Это мой город!» прививается быстрее, чем в мегаполисе.

— То есть самоуправление — не просто обозначение горожанами и сельчанами неких болевых точек и последующее решение проблем?

— Гораздо сложнее вопрос культуры, способа смотреть на город, представления нами своего города и себя в нем. Пока дискуссия идет лишь в ракурсе «мы и власть» — это лишь про населенный пункт, а не про место, где устраивается жизнь под себя, где идет согласование самой жизни. Суть самоуправления в том, чтобы, например, православное сообщество и ЛГТБ-сообщество могли скоординироваться, договориться о правилах сосуществования, о нормах, которые бы не оскорбляли чувств одних и жизнь других.

— Боюсь, реализации такого принципа придется ждать очень долго…

— Не спорю. Вот почему думаю, что для Беларуси было бы идеальным вернуть принцип Магдебургского права. Принцип ведь в чем заключался? В том, что право самоуправления давалось не всем, а тому городу, который соответствовал определенным параметрам — своего рода приз. Вот и нам бы сейчас следовало идти навстречу лишь реально подготовленным к этой непростой процедуре, для чего нужен некий кодекс, свод условий. Речь о постепенном получении права — не просто сверху счастьем одарить, а заслужить. Кто не готов — пусть ждет и работает над городом вместе с горожанами. И делает все по уму, а не тупой инструкции.

Олег Мазоль, научный сотрудник центра экономических исследований BEROC

— Укрепление региональной экономики — ключевой момент для развития местного самоуправления. Ему не прижиться без серьезной экономической базы.

— А ее как создать?

— Пришло время децентрализации — нынешняя административно-территориальная система изжила себя. Посмотрите: в каждой области хватает райцентров, где лет 20 назад жило по 30 тысяч человек, а сейчас в лучшем случае тысяч 10… Динамика такова: трудоспособное население глубинки сокращается на 2,5 процента в год, хотя в целом население уменьшается лишь на 1 процент. Так что через 10—15 лет в депрессивных районах некому будет работать.

— А разделение-укрупнение чем тут поможет? И как райцентры начнут оживать?

— Новая система управления, параллельно дополненная финансовой децентрализацией, позволит желающим зарабатывать объединяться в специализированных сетях, быстрее кооперироваться друг с другом. Один предприниматель на селе больше дает работы, чем относительно крупное производство. В первую очередь деньги пойдут на развитие малого бизнеса, семейных компаний — это туризм и сельское хозяйство, производство домашней продукции...

На местах лучше видны перспективы тех же семейных МП, точнее рассчитывается среднесрочное планирование их развития. Регион остро заинтересован в экономической динамике предпринимательства — от этого напрямую будет зависеть наполнение местных бюджетов.

Дальше нужно связать тот же малый бизнес с крупными торговыми сетями, рекламировать через центр их продукцию даже за рубежом. Это — единственный шанс остановить деградацию депрессивных регионов.

Если вместо них останутся лишь крупные райцентры, то не будет спроса и на местное самоуправление.

Сейчас не обязательно жить в комфортном, но тесном Минске, чтобы чувствовать себя на высоте — дайте возможность заработать в регионе, и люди подключатся к самоуправлению, которое обеспечит новые возможности, разовьет жизненную среду.

1. Изменить законодательство — наполнить местное самоуправление реальной властью.

2. Восстановить выборность мэров, их подотчетность гражданам.

3. Провести территориально-административную реформу и финансовую децентрализацию.

4. Обеспечить учебу и постоянную переподготовку кадров системы самоуправления.

5. Создать систему стимулирования населения к соуправлению регионом.

Почему Тихая «закипает», а Комсомольская «остывает»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 4
  • Балл: 5