Сколько еще будет продолжаться дело БелТА?

О давлении на журналистов и настоящих угрозах — юрист Олег Агеев.

Олег Агеев. Фото: Гомельская весна

На 27 сентября в Следственный комитет в качестве свидетелей по «делу БелТА» вызывают Дмитрия Новожилова и Романа Саликова, а также подозреваемую по делу Татьяна Коровенкову. 28 сентября на допрос должна явиться еще одна подозреваемая по делу — главный редактор БелаПАН Ирина Левшина, пишет сайт Белорусской ассоциации журналистов.

— Начали вызывать в Следственный комитет журналистов БелаПАН, которые ранее не фигурировали в «деле БелТА». Что происходит?

— Их собираются опросить в качестве свидетелей по обстоятельствам, которые имеют значение для расследования уголовного дела, — говорит заместитель председателя Белорусской ассоциации журналистов Олег Агеев. — А суть вопросов мы не знаем, потому что все участники дали подписки о неразглашении, и о самом расследовании мы знаем крайне мало. Мол, это дело вызвало большой общественный резонанс, и это неправильно. Я же считаю, что общество имеет право знать, как проходит расследование дела, потому что возникает очень много вопросов по действиям следственных органов.

— Почему это дело до сих пор не заканчивается?

— На самом деле, большое количество обвиняемых, большое количество следственных действий. Судя по тому, какое количество техники изъято, те же экспертизы, которые надо провести, сами по себе занимают много времени. Несмотря на кажущуюся простоту, объем у этого дела достаточно внушительный.

— Это дело, судя по международному резонансу, отрицательно влияет на имидж белорусской власти. Почему его не стремятся спустить на тормозах?

— Если смотреть в динамике развития ситуации со свободой слова, то в последнее время очевидно целенаправленное усиление контроля со стороны государства за сферой выражения мнения. Если смотреть в комплексе, то «дело БелТА» проходит на фоне ужесточения законодательства о СМИ, усиления контроля в белорусском интернете, блокировок сайтов «Хартия-97» и «Белорусский партизан», возбуждения уголовных дел в отношении основателя БелаПАН Алеся Липая.

Это все сигналы, показывающие, что государство по-прежнему очень ревностно следит за тем, какая информация попадает в головы наших граждан, и старается контролировать этот процесс. Все источники информации находятся под потенциальной угрозой давления.

— Зачем это белорусскому государству, ведь появляется все больше информационных бомб от ресурсов, которые не находятся на территории нашей страны?

— У меня ощущение, что люди в государстве, которые принимают такие решения, не осознают степень угрозы. Наше информационное пространство и информационная безопасность нашего государства сильно зависят от контента, произведенного в России. Утрата нашим государством именно этого компонента национальной безопасности лично у меня вызывает тревогу. Мы разговаривали по поводу этого компонента с бывшим министром информации Лилией Ананич, но она никак не демонстрировала озабоченность.

По действиям властей видно, что гайки зажимаются совсем не там, где государство должно прикладывать свои усилия по регулированию медиасферы и белорусского национального информационного пространства. Если провести анализ, то количество российского информационного контента, которое сегодня идет из государственных СМИ, очень высокое. Может быть, сигналом того, что государство пытается как-то с этим справляться, является установление ценза (30%), не менее которого должно быть белорусского контента. Изменения в закон о СМИ ввели такой ценз, и сейчас Министерство информации разработало проект соответствующего постановления Совмина о процедуре, как будут определяться эти 30% белорусского контента.

— 30% национального контента – это много или мало?

— Это все оценочная категория. Много или мало по отношению к чему? Следует задаться вопросом: остальные 70% будут произведены где и кем? За какие деньги и с какой целью? Каждый вправе сам решать этот вопрос. Для нашего Мининформа вроде бы этого достаточно, но я бы не успокаивался и учитывал, что в российских СМИ, которые контролируются государством, все больше появляется того, что смело можно относить к пропаганде российских интересов. Мне кажется, что это достаточно серьезная угроза для нашего информационного пространства.

— Оказывая давление на независимых журналистов, сможет ли государство своими силами обеспечить эти 30% контента?

— Перед государственными СМИ просто поставят такую задачу и будут наказывать их менеджеров за невыполнение этой задачи, мол, крутитесь как хотите. Будут наказания и ужесточение контроля за этими процентами. А как это будет выполняться, мало кого будет волновать.

— Может ли государство обойтись без негосударственных СМИ в нынешних условиях?

— Министерство информации недавно публиковало цифры по статистике медиапространства Беларуси. Негосударственных СМИ на сегодняшний день в Беларуси зарегистрировано больше, чем государственных. Проблема в том, что основные медиа, связанные с телевидением, как правило, находятся под жестким контролем государства. И здесь еще важно проводить такую параллель, что не многие негосударственные СМИ работают с контентом, касающимся общественно-политической жизни страны. Многие зарегистрированы в разделе «сад и огород», о рукоделии или поварском искусстве.

В принципе, государство было бы радо обойтись без негосударственных СМИ. Но общество, которое проживает на территории, контролируемой этим государством, точно проигрывает. Государственные СМИ рано или поздно превращаются в орудие пропаганды и действуют в интересах тех, кто на политическом уровне осуществляет руководство этими СМИ.

У «Завтра твоей страны» появился канал в «Яндекс.Дзене». Подписывайтесь!

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 7
  • Балл: 4.7