Что стоит за ростом пророссийских настроений в Молдове?

В феврале следующего года в Республике Молдова состоятся парламентские выборы, которые могут определить будущее этой страны.

Не секрет, что в соседней стране растет популярность пророссийских сил, таких как Партия социалистов (ПСРМ), чья победа может повлиять не только на украинско-молдавские отношения, но и в целом на политику страны. Президент Игорь Додон, который в очередной раз не смог внятно ответить на вопрос "Чей Крым?", заявил о готовности возглавить предвыборный список социалистов. Москва — в предвкушении пусть маленькой, но моральной победы. Социологические опросы показывают примерно равное соотношение среди граждан Молдовы сторонников вступления в ЕС и в Евразийский экономический союз: перевес — плюс-минус 2–3%.

В чем причина столь стойких симпатий к России, несмотря даже на то, что в 1992 году в результате инспирированных Москвой боевых действий погибли люди и был утерян контроль над Приднестровьем? Было бы слишком просто списать все на влияние российской пропаганды. Она действительно сильна, но гораздо важнее понять сочетание ингредиентов — экономических, социальных, культурно-исторических, религиозных, создающих неповторимый молдавский политический коктейль.

Ингредиент первый — ностальгия по Союзу. Казалось бы, ничего удивительного. Такое явление наблюдается во всех государствах — бывших союзных республиках. Однако в Молдове она имеет довольно устойчивую тенденцию. В 2016 году, к 25-й годовщине распада СССР, Институт публичной политики провел социологический опрос. 46,5% респондентов были готовы проголосовать за возвращение Молдовы в состав Советского Союза, если бы этот вопрос был бы вынесен на референдум. В 2011 году, к 20-летней годовщине развала Союза, количество желающих вернуть Молдову в прошлое составляло 44%. Заметим, что это данные без откровенно пророссийского Приднестровья.

Дело в том, что при Советском Союзе Молдова была довольно зажиточной по сравнению с соседней Украиной. Первые шоп-туры из Одессы совершались в начале 80-х именно в Молдавскую ССР. Предприятия заказывали автобусы, которые отправлялись в тур по молдавским селам, где можно было приобрести дефицитную одежду (в том числе импортную), обувь, продукты и... книги на русском языке. До сих пор у одесситов на полках стоят книги издательств «Лумина» или «Картя Молдавеняска». Многие молдавские промышленные предприятия подчинялись напрямую союзным министерствам, и кадры для них рекрутировались со всего СССР. К примеру, Игорь Смирнов, возглавивший приднестровских сепаратистов в 1990 году, приехал в Тирасполь только в 1987 году.

Вполне понятно, что все это рухнуло после развала СССР и плановой экономики, промышленные гиганты оказались не нужны экономике маленькой страны, а заодно стали не нужны и кадры. Аграрная реформа, проведенная в начале 90-х, спровоцировала социальный кризис на селе, где к началу 90-х проживало более 60% населения Молдовы. Контраст между былым благополучием и современным экономическим состоянием слишком велик, чтобы не вызвать чувства сожаления и желания вернуться в прошлое. Тем более что экономический кризис заставил сотни тысяч молдаван искать лучшей доли за пределами страны. Так что тоска по прошлым временам понятности и предсказуемости не случайна и объяснима.

Ингредиент второй — диаспора. Украина только в последние несколько лет столкнулась с массовым исходом работоспособного населения, ищущего высоких заработков за рубежом. В Молдове же эта проблема возникла в конце 90-х, после российского дефолта. С тех пор гастарбайтерство для многих молдаван стало единственным выходом. До 2008 года граждан соседнего государства можно было встретить и на украинских стройках. Из более чем 3,5 миллионов жителей Молдовы свыше 700 тысяч работают за границей (более 300 тысяч, или каждый десятый, — пребывают там уже более года). Две трети из них — в России. Гастарбайтеры обеспечивали в лучшие времена до трети ВВП Молдовы.

Но они являются не только экономическим, но и политическим фактором. Россия может постоянно шантажировать Молдову, угрожая выдворить ее граждан обратно. Дома работы для этих людей нет, а значит — неминуем социальный взрыв. Гастарбайтеры, работающие в России, заинтересованы в том, чтобы оставаться там и дальше, а значит — поддерживать будут кандидата, настроенного на хорошие отношения с Москвой. Играет свою роль и пребывание их в российской информационной среде. Соответственно, диаспора в России на президентских выборах 2016 года проголосовала за пророссийского Игоря Додона, диаспора в ЕС — за лидера проевропейской PAS Майю Санду.

Ингредиент третий — многонациональный состав населения Республики. Согласно официальной переписи, 22% населения — не молдаване (это без учета Приднестровья). Наиболее крупные этнические группы — украинцы, русские, гагагузы. Если русские проживают в основном в городах, то украинцы и гагаузы имеют районы компактного проживания. Русского языка в Молдове много, в особенности, в Кишиневе, практически все рекламные объявления дублируются на русский, законы и нормативные акты публикуются и в русском переводе. В целом Закон "О функционировании языков на территории Молдавской ССР", принятый в далеком 1989 году, де-факто устанавливает двуязычие, что позволяет русскоязычным чувствовать себя в Молдове довольно комфортно и не учить государственный язык. От молдавских друзей не раз доводилось слышать о нервной реакции русскоязычных на обращение к ним на румынском (молдавском) языке. Особенно смешной выглядит ситуация, когда сторонники социалистов, не знающие государственного языка, активно включаются в споры о том, является этот язык молдавским или румынским.

Тема отдельного разговора — украинцы Молдовы. За исключением отдельных представителей общественных организаций, основная масса молдавских украинцев смотрит на события в нашей стране через призму российской пропаганды. И здесь основная вина лежит на государственной политике Украины по отношению к украинской диаспоре Молдовы. Численно украинская община на Правобережье больше, чем в непризнанном Приднестровье, но основное внимание уделялось именно левобережным украинцам. Можно услышать жалобы на то, что наиболее престижные места в украинских вузах получали именно приднестровские украинцы, им же доставлялась львиная доля культурно-гуманитарной помощи. Не говоря уж об украинском гражданстве, которое активно раздавалось жителям Приднестровья. Как итог — в Кишиневе есть лицей имени Михаила Коцюбинского, где преподают... на русском.

Ингредиент четвертый — политический. На парламентских выборах 2010 года коалиция проевропейских партий — Демократической, Либерально-Демократической и Либеральной — получила более 50% голосов и кредит доверия. В 2014 году им еще раз удалось завоевать большинство. Но за восемь лет пребывания у власти проевропейских политиков правление коалиции сменилось правлением одной партии — Демократической, вытеснившей союзников с политического поля. Молдова получила безвиз и подписала Соглашение об Ассоциации с ЕС, однако это не решило двух ключевых проблем Республики — коррупции и бедности. Коррупция, в особенности громкое дело о хищении миллиарда из Banca de economii, отсутствие прогресса в реформах и в таких вопросах, как защита интересов бизнеса, прав человека и т.д на фоне растущей бедности вызвали вполне объяснимое разочарование в европейской идее. Кредит доверия оказался не безграничным, и маятник симпатий качнулся в другую сторону.

Этот коктейль — благоприятная среда для российской пропаганды. Российское телевидение в Молдове смотрят традиционно. Для большинства молдаван это своеобразное окно в мир и возможность получать информацию о больших событиях, происходящих вне маленькой страны. Ограниченность ресурсов не позволяет сегодня молдавским телекомпаниям производить конкурентоспособный продукт, поэтому ретрансляция передач российского ТВ — надежный способ поддержать рейтинг и, самое главное, обеспечить достойный рекламный бюджет. Румынское телевидение также смотрят в Молдове, но оно не может конкурировать с российским как в силу языковой доступности, так и потому, что не может предложить должного развлекательного, познавательного и прочего контента, которым подкупает зрителя российское телевидение. Есть в кабельных сетях Молдовы и украинские телеканалы, а сигнал "Першого національного" принимается в Приднестровье (правда, неясно, как будет обстоять дело после перехода украинского телевидения на цифру).

В итоге, как свидетельствуют данные прошлогоднего опроса в Молдове, 43% респондентов предпочитают черпать информацию из передач на российском телевидении и радио, 25 — из информационных порталов в интернете, 22 — от румынских телеканалов, 20 — из личного общения со знакомыми и родственниками, а 18% — из социальных сетей. Среди сайтов, из которых люди получают информацию, первенствуют facebook.com — 56%, odnoklassniki.ru — 51%. О характере получаемой информации можно только догадываться. И это не считая антизападной и антиукраинской пропаганды, которую ведут собственно молдавские СМИ.

С 10 февраля в Молдове вступили в силу принятые парламентом по инициативе Демократической партии поправки в Кодекс о телевидении и радио, запрещающие ретрансляцию российских новостей и информационно-аналитических программ.

Понятно, что в эпоху Интернета, социальных сетей и спутникового телевидения запрет информационно-аналитических программ — это полумера. К тому же остаются развлекательные и познавательные передачи, телесериалы, в общем, все, что составляет «мягкую силу». Поэтому российская пропаганда по-прежнему остается важным фактором политической жизни Молдовы, влияющей на настроения в стране.

Украина и Молдова могли бы объединить усилия для противодействия российской пропаганде, в том числе производя совместные продукты — начиная с информационно-аналитических и заканчивая историческими, культурными и прочими познавательными передачами. Однако пока что этого нет. А время уходит.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 6
  • Балл: 4.3