Дело БЕЛТА: медийная вертикаль в битве голубей с ястребами

Нелюбовь власти к журналистам перманентно конвертируется в давление на них.

Редакторы и журналисты крупнейших независимых медиа – TUT.by, БелаПАН – подверглись атаке силовиков в рамках «Дела БЕЛТА»: задержания, обыски, изъятие техники и запрет сотрудникам на выезд из страны, а в газете президентской администрации их называют «сотрудниками частных предприятий, позиционирующими себя как журналисты». Однако глава МИДа Владимир Макей и посол Беларуси в Китае Кирилл Рудый в течение месяца после этого дали TUT.by интервью – причем, как отмечал политический обозреватель TUT.by Артем Шрайбман, Макей согласился на интервью «именно сейчас, после нескольких лет висящего запроса».

Является ли это подтверждением конфликта между разными подходами внутри белорусской власти и как связано дело БЕЛТА с построением медийной вертикали?

Пять версий: от могилевчанки до Олега Петровича

Формальные основания «Дела БЕЛТА» настолько непропорциональны последствиям, что в сухую официальную юридическую канву верить сложно. Что дает почву для множества версий разной степени конспирологии, которые к тому же пересекаются друг с другом.

Если любые репрессивные меры логично увязываются с главой МВД Шуневичем, а каждый признак либерализации – с главой МИДа Макеем, то причиной и того, и другого можно считать их условный конфликт. Ястребы против голубей – классическая модель из теории игр, простая и универсальная. На этот раз ее подкрепляет пикантная деталь: обыски и задержания стартовали сразу после юбилея министра иностранных дел, эдакий подарок к шестидесятилетию.

Вполне вероятно, что истоки «Дела БЕЛТА» можно искать в обновлении руководства информагентства: весной его возглавила Ирина Акулович, карьерная медийщица из Могилева. Если придерживаться официальной фактуры дела – чуть ли не десятилетие пароли от подписки на БЕЛТА не менялись и гуляли в среди независимых медиа, – то даже в некотором роде похвально, что новый медиаменеджер Акулович обратила внимание на это разгильдяйство. Правда, далее можно было бы просто поменять пароли и позвонить главредам независимых медиа с предложением урегулировать ситуация по-хорошему – например, даже выплатив компенсации БЕЛТА за пользование подпиской по чужим паролям. Но Акулович приехала из Могилева и не факт, что в ее телефонной книжке есть номера коллег из TUT.by и БелаПАНа. Зато проще простого позвонить в милицию с жалобой на то, что БЕЛТА обокрали – особо не думая о том, во что это выльется и каковы будут последствия для медиарынка. Громкий старт карьеры в столице, ничего не скажешь.

Либо же никакой инициативы Акулович не было, и внезапная забота о сохранности паролей – навязанный сверху тезис, необходимый как повод для скачка репрессий в отношении независимых медиа. «Снова один медиа используют против других», сетует в своем мнении руководство Press Club Belarus, «беларусское медиасообщество снова отброшено на сколько-то лет назад и лишилось шанса в ближайшее время стать не таким расколотым». Разделяй и властвуй – древнейший принцип, почти как деление белорусской властью журналистов на «чэысных» и «нячэсных», вполне проявившееся на президентской планерке с медийной вертикалью. Ну а массированный удар по независимым конкурентам смахивает на неуклюжую попытку расчистить поле для официальных СМИ в интернете.

Для любителей хардкорной конспирологии – версия в духе «это всё напускной туман, чтобы скрыть настоящие события». Ведь в ходе обысков у редакций и их работников изъяты десятки девайсов, со всей хранящейся там информацией. Конечно, кто-то что-то шифровал, но в целом из такого массива данных наверняка можно получить массу любопытных сведений о работе независимых медиа и уязвимых местах журналистов. В дополнение и развитие этой версии – связь с обидой на вброс «Незыгаря» про инсульт президента. Независимые СМИ хоть и не поддержали эту версию, а скорее спешили добиться опровержения, но все же растиражировали слова российского телеграм-канала. Если допустить, что частично вброс был правдой и какие-то проблемы со здоровьем у первого лица имелись, то вполне мог быть отдан приказ разобраться, не слил ли журналистам кто-то из близкого окружения такую чувствительную информацию.

Версию эксцесса исполнителя подробно описал Виктор Прокопеня: мол, условный Олег Петрович, «сотрудник оперативного управления одной из трехбуквенных структур», перебдел и запустил карающую государственную машину, которая не знает обратного хода.

Парламент птиц

Своими интервью TUT.by Макей и Рудый, конечно, подливают масла в огонь первой версии – мол, ястребы напали на независимые медиа, а голуби эти медиа символически поддерживают. Есть, впрочем, и более простое объяснение: чтобы там ни писали в газете СБ, но TUT.by остается самым крупным медиа в стране, и топовые чиновники заинтересованы общаться с его журналистами по тем же причинам, по которым люди обращаются к популярным медиа по всему миру: это важный канал для донесения своей позиции.

Безусловно, в какой-то форме конфликт голубей с ястребами в белорусской власти существует – хотя бы потому, что это неизбежный процесс в большой группе, где представлены люди с весьма разными взглядами и бэкграундом. Однако институционализация этих групп и приписывание им открытой вражды остается по большей части на совести комментаторов и аналитиков. Какими бы сильными ни были противоречия между ястребами и голубями (например, публичный конфликт Румаса и Шуневича три года назад), однако важно не забывать, что все они в конечном счете из одной стаи. Перефразируя персидского классика Аттара, нет никакого Симурга, то есть абстрактной власти, – все эти птицы вместе, ястребы и голуби, и есть эта власть.

Каждую птицу назначил на свое место один и тот же птичник, и конфликт между ними в общем-то предначертан. Внутренние дела нужно контролировать понадежнее, а вот в делах иностранных уместно проявлять гибкость и выглядеть по возможности прилично, сохраняя репутацию либерала, чтобы сглаживать последствия внутренних эксцессов. Так что никто из птиц не победит окончательно в рамках белорусской модели, да на настоящее противостояние и нет отмашки.

Поводы могут быть разные, а причина одна

Что же касается причин «Дела БЕЛТА», то для их понимания нет нужны гадать на кофейной гуще, какая из шести вышеперечисленных основных версий ближе к правде. Просто для белорусской власти независимые медиа – не важная составляющая здорового общества, которую нужно уважать и оберегать, а досадливая помеха, не дающая спокойно жить и вечно вылезающая с неудобными вопросами. Неуважение и нелюбовь власти к журналистам перманентно конвертируются в давление на них: от частных штрафов региональным фрилансерам «Белсата» до вот таких широкомасштабных кампаний вроде «Дела БЕЛТА». Не очень оригинально, но так оно и есть, и это в любом случае истинная причина давления на независимые медиа, что бы ни послужило поводом в этот конкретный раз.

Хорошая новость для независимых медиа разве что в том, что такими мерами государственную медийную вертикаль усилить не получится. Аудитория выбирает те медиа, который работают профессиональнее и оперативно пишут о том, что людям действительно интересно – а не ждут отмашки чиновников, чтобы с опозданием выдать сухую казенную информацию. Государственные медиа по своей природе обречены проигрывать в этой борьбе, даже если будут ставить палки в колеса конкурентам.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5