Почему выгодно принимать на работу людей с судимостью

Работодателям в США и Великобритании, скорее всего, придется смягчить свои требования к новым сотрудникам и начать принимать на работу людей, недавно вышедших из тюрьмы. И вот почему.

Считаете ли вы, что человеку всегда надо предоставить еще один шанс в жизни? Многие работодатели в США полагают, что да: в ходе недавнего всеамериканского опроса примерно половина руководителей и сотрудников отделов кадров выразили желание принимать на работу людей с судимостью.

Но, возможно, самое удивительное — это то, что две трети из участвовавших в опросе HR-специалистов и более 80% руководителей заявили, что, по их наблюдениям, судимые работают так же хорошо, а то и лучше, чем люди, никогда не имевшие проблем с законом.

И это очень важно, поскольку во многих странах судимые составляют сейчас довольно большую долю населения, и предоставление им работы считается одним из лучших способов предотвратить их возвращение за решетку.

Исторически так сложилось, что людям, отсидевшим в тюрьме, всегда было трудно найти работу. Статистика правительства Великобритании, опубликованная в начале этого года, говорит о том, что только 17% таких людей нашли себе постоянную работу в первый же год после того, как отсидели свой срок.

Вот, например, Джон из Эдинбурга. После того, как он несколько раз попадал в тюрьму, найти работу ему было очень непросто.

Но когда он оказался за решеткой в последний раз (тот срок закончился у него в феврале 2016-го), судьбой Джона заинтересовалась благотворительная организация LifeLine (сейчас она называется Change, Grow, Live), и его жизнь стала меняться.

Например, чтобы победить пристрастие к алкоголю, он занимался со специалистом по когнитивно-поведенческой терапии, и это так ему помогло, что теперь Джон сам хочет помогать другим. "Мне хотелось стать социальным работником, и я работал волонтером в течение двух лет", - рассказывает он.

Однако, по словам Джона, ему никак не удается убежать от своего прошлого: когда бы он ни пытался устроиться на работу, потенциальным работодателям присылают документы, касающиеся его прошлых проблем.

Джон говорит, что не пьет уже 900 дней. «Я многого достиг за последнее время — и, наверное, было бы справедливо, если бы мне дали хоть малюсенький шанс изменить свою жизнь. Но мне его не дают».

Многие работодатели опасаются принимать на работу людей с судимостью. Опрос 2006 года, проведенный в компаниях северо-запада Англии, показал, что около 90% из них пугает то, что отсидевший в тюрьме может представлять риск как для сотрудников, так и для клиентов, а 60% считают, что люди с судимостью в штате - это плохая реклама для их фирмы.

Джонатан Спенсер, директор исследовательского подразделения по изучению проблем уголовного правосудия Манчестерского университета, руководил этим опросом.

По его словам, особую тревогу у участников вызывают те, кто совершил преступления на сексуальной почве: «Считают, что если такой человек вновь совершит подобное преступление, это будет ударом по репутации компании».

С другой стороны, Спенсер с коллегами обнаружили, что те работодатели, которые принимают-таки на работу людей с судимостью, в основном сообщали о позитивном опыте.

Однако, говорит он, в этом трудно убедить тех руководителей, которые никогда не нанимали бывших нарушителей закона.

В общем, в этом вопросе нет никакой выработанной единой политики. Например, в 2013 году британская компания Virgin Trains начала принимать на работу людей с судимостью - после того, как к этому призвал ее основатель Ричард Брэнсон.

«Не думаю, что у нас есть какой-то специальный бизнес-план в отношении этого или мы ожидаем чего-то необычного от этой инициативы, — говорит Дэмьен Хендерсон, представитель Virgin Trains в Шотландии. — Мы просто решили попробовать».

Эксперимент оказался удачным. Сейчас в Virgin Trains работают 30 человек с судимостью, и компания регулярно проводит набор новых сотрудников на ярмарках вакансий в тюрьмах, где те, кто хочет устроиться на работу, могут рассказать о себе и продемонстрировать свое желание влиться в коллектив.

«Я не хочу пытаться создать впечатление, что все идет отлично», — говорит Хендерсон. С некоторыми такими работникам Virgin Trains пришлось расстаться - в основном из-за проблем с рабочей дисциплиной и пунктуальностью.

«Но у нас не было ни одного случая, чтобы такой человек вновь нарушил закон», — подчеркивает Хендерсон. Более того, многие из работников с судимостью даже продвинулись по служебной лестнице. «Среди них есть просто чудесные люди», — говорит он.

Опыт Virgin Trains вполне совпадает с тем, что показало исследование, проведенное в США. Некоторые работодатели там считают, что при равной подготовке человек с судимостью может работать лучше, чем его коллега без таковой. Тому есть реальные примеры.

Как правило, в американскую армию не набирают людей, у которых были проблемы с законом. Но в некоторых случаях в прошлом, когда не удавалось набрать необходимое количество военнослужащих, делалось исключение.

В исследовании, материалы которого были опубликованы в начале года, Дженнифер Ландквист, профессор социологии Массачусетского университета в Амхерсте, и ее коллеги использовали данные, полученные по запросу на основе Закона о свободе информации, чтобы изучить, как военнослужащие с судимостью выглядят на фоне своих коллег.

Оказалось, что новобранцы, когда-то осужденные за тяжкое уголовное преступление, с куда большей долей вероятности продвигались от звания к званию, чем их никогда не имевшие проблем с законом сослуживцы.

Например, бывшие уголовники с вероятностью, большей на 32%, достигали звания сержанта - а присвоение этого звания осуществляется, исходя почти исключительно из профессиональных качеств и заслуг человека.

Ландквист говорит, что, начиная исследование, ученые ожидали, что и никогда не судимые военнослужащие, и те, что с судимостью, покажут примерно равные результаты. «Однако как же мы были удивлены, когда обнаружили, что люди, когда-то бывшие не в ладах с законом, на самом деле достигали по службе большего», — говорит она.

Одно из общепринятых объяснений этого феномена таково: у таких людей просто нет других возможностей, поэтому они так стараются. «Если в вас заинтересован лишь один работодатель, вы испытываете чувство благодарности и хотите отплатить ему лояльностью», — поясняет Ландквист.

И действительно, несколько исследований подтверждают, что во многих случаях люди с судимостью, принятые на работу, остаются на ней дольше, чем их коллеги без судимости.

Ландквист также обращает внимание на то, что в той же американской армии к отбору кандидатов подходят очень тщательно, и в случае с судимыми их качества и бэкграунд проверяются от и до. В результате в армию попадают лучшие из лучших - и по личным, и по профессиональным качествам.

Как подчеркивают Ландквист и ее коллеги, многие работодатели отсекают кандидатов с судимостью на самом раннем этапе, только увидев упоминание о прошлых проблемах с законом. Тем самым они упускают шанс найти отличных работников, которые встречаются и среди отсидевших в тюрьме.

Хендерсон из Virgin Trains с этим согласен. Компания поддержала инициативу Release Scotland, запущенную в этом году и направленную на то, чтобы побудить больше компаний принимать на работу людей с судимостью.

«Цель такова: на реальных успешных примерах показывать, каких отличных работников можно найти среди когда-то осужденных», — говорит Хендерсон.

Есть и другие инициативы, с помощью которых пытаются помочь людям с судимостью преодолеть отторжение работодателей.

Наиболее известная — «Запретить галочку». Она родилась в США и призывает работодателей отказаться от вопроса кандидатам на работу об их судимостях.

Сейчас, поставив галочку в анкете при ответе на вопрос «Были ли у вас судимости?», человек практически ставит крест на дальнейшем рассмотрении своей кандидатуры.

Идея состоит в том, чтобы дать таким людям шанс пройти через весь процесс отбора, чтобы работодатель смог увидеть реального человека с его достоинствами и умениями. А уж после этого, узнав о прошлом кандидата, решать, нужен он компании или нет.

Этим инициативам явно не хватает всеобъемлющего подхода американской армии к рассмотрению кандидатур, который помог бы выявить все сильные стороны кандидатов и степень их стремления работать. Такой формат мог бы завоевать доверие работодателей.

«Нам надо привлечь лучших специалистов и разработать несколько шаблонов», — говорит Ландквист.

«Все привыкли говорить о риске, связанном с приемом на работу людей с судимостью, — размышляет Хендерсон. — Но кроме риска, есть и преимущества».

Меняют ли отношение работодателей к этой проблеме научные исследования с примерами пользы от приема на работу людей, имевших проблемы с законом?

«Мне хотелось бы видеть больше таких исследований, прежде чем я соглашусь с этим», — осторожно говорит Ландквист.

Но дело в том, что есть и экономические причины того, что американские и британские работодатели скорректируют свою позицию по отношению к судимым гражданам, подчеркивает Викрант Редди, старший научный сотрудник исследовательского Института Чарльза Коха (США).

Уровень безработицы в обеих этих странах очень низок, и работодателям приходится прикладывать серьезные усилия для того, чтобы найти подходящих кандидатов. Так что с их стороны было бы весьма прагматично - начать предлагать работу недавним заключенным.

«Наверняка сказать невозможно, но, как мне кажется, это достаточно веский повод, — говорит Редди. — Работодателям нужны кадры прямо сейчас, а люди с судимостью - это замечательный резерв тех, кто стремится найти работу».

  • Оцени статью: