Андрей Вардомацкий: Воля политических элит сегодня — это общественное мнение завтра

Руководитель Белорусской аналитической мастерской Андрей Вардомацкий объяснил, как формируются национальные праздники и предположил, как будет отмечаться в Беларуси День Воли через 10 лет.

Фото: http://ru.rfi.fr

Стали известны результаты исследования Белорусской аналитической мастерской (Варшава) о том, как белорусы отнеслись к празднованию Дня Воли.

21% опрошенных считают, что 25 марта должен быть государственным праздником. 32,8% считают, что не должен, 44,3% — не имеют собственного мнения по этому поводу.

17,5% респондентов считают, что это годовщина противоречивого события, 18,5% уверены, что День Воли нужно отмечать. 61% — «мало знают об этом, чтобы судить».

— В исследовании под разным углом выяснялось отношение белорусов к 25 марта:«должен ли быть День Воли государственным праздником», «является ли лично для вас этот день важным», «как вы относитесь к организации концерта перед Оперным театром». Подавляющее большинство либо не считает важным это событие, либо равнодушно к нему, либо не имеет ответа на эти вопросы. Почему?

— Сто лет замалчивалось это событие! И не просто замалчивалось, а негативно подавалось населению – что вы сейчас хотите!

Андрей Вардомацкий. Фото: udf.by

— Но есть еще один момент. 25,6% респондентов, отвечая на вопрос, «повлияла ли возникшая в свое время БНР на функционирование сегодняшнего государства», отметили, что это «несвязанные события». Что стоит за этой оценкой – анализ, попытка разобраться?

— Ответ «несвязанные события» можно высказать в двух случаях: первый, когда ты четко понимаешь природу одного явления и другого. Второй: когда человек просто не знает ни одного события, ни другого. И потому не связывает их между собой. Так вот, в этих 25% есть и первые, и вторые.

— А как вы считаете, чем объясняется, что 52% опрошенных считают наиболее правильной датой для празднования Дня Независимости 3 июля? Это следствие государственной пропаганды? Организация национальных торжеств, проведение парада?

(Cправка. 10,4 опрошенных считают, что День Независимости нужно праздновать 25 марта, 8,1% — 1 января 1919 года, в день создания БССР,7,3% — 19 сентября 1991 года, в день переименования БССР в Республику Беларусь).

— То, что так много людей поддерживает именно 3 июля, не является чисто медийным явлением. Это ценностное явление, возникшее вследствие отношения белорусов к Великой Отечественной войне.

Что касается собственно Дня Независимости – 25 марта 1918 года еще не вошло в эмоциональную ткань населения.

— Только 15,2% считают эту дату важной.

— С одной стороны, это небольшая цифра. Но еще раз говорю, за этой цифрой стоит 100 лет замалчивания факта возникновения независимости БНР и негативной подачи этого факта. Однако на этом фоне есть 15% белорусов, которые считают это событие важным.

Я не буду делать конечное суждение: много это или мало — 15%. Я акцентирую внимание на условиях, в которых формировалась эта дата. Если принимать их во внимание, то цифры приобретают совсем иной масштаб.

Потом, 50 тысяч человек пришедших к оперному театру в Минске 25 марта – это все-таки очень много людей.

Не требуйте от ребенка, который только начал ходить, чтобы он пробегал стометровку за 9,9 секунд. Вы выдвигаете слишком большие требования, не учитывая степень сформированности национального самосознания.

— А вам не кажется, что причина в таком отношении ко Дню Воли – как утверждают оппоненты празднования этого дня – в искусственности празднования, в придании ему значимости, которое данное событие не заслуживает. В прошлом году я была на праздновании Дня Независимости Польши и стала свидетелем многотысячных демонстраций в центре Варшавы. Все, с кем я разговаривала, знали, кто такой Пилсудский и почему именно в этот день отмечается независимость Польши. Если бы опросить даже тех, кто пришел на концерт к Оперному театру в Минске 25 марта, знают ли они основателей БНР, не уверена, что большинство бы ответило.

— Я тоже видел своими глазами эти польские демонстрации. Идея национальной независимости Польши формировалась в иных условиях и потому иной результат. Идея национальной независимости Польши и польской идентичности формировалась систематическими массированными колоссальными усилиями в области образования, исторической памяти, архитектуры и медиа страны. Польская идентичность – это тот железобетонный цемент, который связывает польское общество в единый организм больше, чем все законодательство и социальные институты вместе взятые.

У нас же выросло поколение 25-летних людей, которые не видели другого президента, кроме как Лукашенко. Чего вы требуете?! Как вы, в принципе, можете сравнивать с Польшей! Очнитесь, что ли... Тогда нужно задавать вопрос, почему Беларусь производит меньше автомобилей, чем США?

— При чем здесь автомобили?

— Точно такая же оценочная ситуация! Измените масштаб своих требований, чтобы он был адекватен!

— Я говорю не о масштабе, а о другой точке зрения в отношении Дня Воли.

— С точки зрения экспертного анализа, мы можем определить ряд причин, по которым то или иное количество людей считает для себя важным отмечать (или не отмечать) тот или ной день. Но такие даты, как День Независимости, не являются по своей сущности объективным признанием своей значимости. Это интерпретация в массовом сознании величины этой значимости. И интерпретация может быть такова, что одно и то же событие может восприниматься как большое, и как маленькое. Однозначной значимости какого-то исторического события быть не может. Нельзя сказать, что это событие «весит» 1 кг или 5 кг. Нет таких весов. Есть только наше массовое субъективное представление о том, какой вес имеет событие. Может случиться, что 1 тонна весит как 1 килограмм и наоборот.

— Но есть все-таки некие даты, вес которых вполне конкретен...

— Да, потому что они были сформированы, выпестованы, доведены элитами до массового сознания через медиа, образование на протяжении длительного промежутка времени.

Через десять лет при другой политической ситуации, при другом поведении политических элит, День Воли может быть абсолютной доминантой в массовом сознании. А может и не быть. А может и совсем исчезнет.

Когда в Чехословакию были введены советские танки, из 200 млн. населения СССР на Красную площадь вышло только 6 человек. А что произошло через 30 лет?..

Все праздники, даты – их значимость сделана руками политических элит. Почему было бы не сделать главным праздником СССР окончание Гражданской войны в Советской России начала 20-го века?.. Ведь абсолютно логично — это начало мирной жизни! Или праздник разгона Учредительного собрания, когда поменялась властная конфигурация в стране?.. Чем не праздник?.. А приезд Ленина на Финский вокзал и выступление на броневике?.. Какой красивый был бы праздник!

Значимые даты не входят сами по себе в матрицу маcсового сознания. Это делается волей и усилиями политических элит в течение долгих, долгих лет. Воля политических элит сегодня — это общественное мнение завтра.

Полностью текст читайте здесь.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5