Владимир Ковалкин: Появится стимул — белорусы начнут копить на старость

Почему повышение пенсионного возраста не спасает ситуации, а переход на накопительную пенсионную систему — самое разумное решение проблемы в тех условиях, которые сложились в Беларуси, популярно объясняет экономист, руководитель проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART Владимир Ковалкин.

— Владимир, на ваш взгляд, на каком этапе развития находится сегодня белорусская пенсионная система?

— Она остается советской распределительной системой, рассчитанной на индустриальный этап развития экономики и уравниловку. Она не учитывает возросшую продолжительность жизни, гендерные аспекты, дожития (в Беларуси женщины на 5 лет раньше выходят на пенсию, чем мужчины, но при этом живут прилично дольше, в таком случае, по логике, женщины должны выходить на пенсию позже или, как минимум, одновременно с мужчинами) и переход экономики к постиндустриальной стадии развития, когда основные деньги создаются в сфере услуг, а не в сфере индустрии.

Для такого типа общества характерно большое количество людей пенсионного возраста и в некоторой степени малое количество молодых людей, низкая рождаемость. Получается, что тех, кто зарабатывает деньги и платит налоги, меньше, чем тех, кто получает пенсии.

— Почему властям не удается найти альтернативу нищенским пенсиям?

— Увеличение возраста выхода на пенсию едва ли можно назвать реформой. Еще на этапе обсуждения этой инициативы экспертное сообщество, включая представителей Международного валютного фонда (МВФ), приводило расчеты, свидетельствующие о том, что это способно лишь отсрочить увеличение дефицита Фонда соцзащиты населения (ФСЗН) и пенсионного фонда на несколько лет, но не решить проблему. Например, в МВФ заявляли, что если после 2022 года пенсионный возраст не поднимать дальше, то дефицит существующего пенсионного фонда Беларуси в 2030 году будет равен 2,8% ВВП, а в 2050-м — 6,5% ВВП.

Ситуация в пенсионной системе настолько плоха, что с 2014 года образовался дефицит пенсионного фонда и последние годы в республиканском бюджете закладывается статья расходов на выплаты в ФСЗН, причем с каждым годом они увеличиваются.

В 2018-м запланировано направить из бюджета в Фонд соцзащиты населения 1 миллиард 459 миллионов 569 тысяч 877 рублей. В прошлом году эта сумма составляла 741 миллион 22 тысячи 100 рублей, в 2016-м — 581 миллион 287 тысяч 300 рублей. Эти деньги могли бы пойти на образование, здравоохранение, на повышение зарплат бюджетникам, тем же учителям, воспитателям, соцработникам. Могли бы пойти на ЖКХ, на дороги — текущих расходов хватает.

Реформой стал бы переход от нынешней солидарной пенсионной системы, когда работающие платят налоги, из которых выплачиваются пособия пенсионерам, к накопительной, учитывающей гендерный фактор, что отвечает вызовам современной экономики и сложившейся демографической ситуации.

— Насколько это возможно в нынешних экономических условиях?

— Проводить реформу и переходить на накопительную пенсионную систему — самое разумное решение проблемы. Более того, так следовало поступить еще в конце девяностых, когда просматривалась та демографическая ситуация, с которой страна столкнулась сейчас.

— Но насколько реально переложить на плечи белорусов заботу о своих будущих пенсиях? Зарплаты у большинства населения небольшие.

— А у нас разве есть выбор?

— Сегодня существуют программы добровольного страхования дополнительной пенсии. Но очень мало работающих белорусов (по последним данным, менее 5% от экономически активного населения страны) включаются в эту программу. Как вы считаете — почему?

— У белорусов нет опыта накоплений через пенсионные фонды: в советское время последние попросту не могли существовать, а затем, не было никаких государственных накопительных программ, как и широких информационных кампаний в СМИ на эту тему. Пенсионные фонды у нас не популярны, разве только среди отдельных людей или компаний западной ориентации. Причем зачастую они пользуются услугами зарубежных фондов. К белорусской финансовой системе у населения нет доверия, у многих в памяти история со сгоревшими советскими вкладами, все помнят современные финансовые кризисы. Никто не хочет потерять все накопления.

До тех пор, пока у людей не будет стимула сберегать деньги на старость, они этого делать не будут. Белорусы сегодня четко понимают, что даже если платить высокие налоги, то при той уравниловке, которую создает солидарная пенсионная система, выйдя на пенсию, они все равно получат практически такую же пенсию, как и те, у кого зарплата была гораздо меньше и соответственно ниже выплаты в пенсионный фонд. Сегодня есть смысл показывать зарплату поменьше, обналичивать деньги и класть на счет в банке. По крайней мере, это будут личные деньги человека. Те белорусы, которые задумываются о своей пенсии, копят рубли либо доллары под подушкой или делают вклад в банке — это им понятнее и привычнее.

— Владимир, вы говорили о дефиците Фонда соцзащиты населения. Но такая ситуация возникла на фоне очень высоких отчислений в ФСЗН: они суммарно достигли отметки в 35 процентов (для сравнения в России, в Украине 20—22 процента). Почему фонду не хватает денег на всевозможные выплаты и как исправить ситуацию?

— Дело в том, что из ФСЗН выплачиваются не только пенсии, но и различного рода пособия, которые занимают существенную долю в структуре расходов фонда. Также стоит упомянуть про зарплату в конвертах, что отрицательно сказывается на доходах ФСЗН. Еще надо учесть, что количество работающих сокращается, из-за чего снижаются взносы.

Подсказка правительству: как соседи Беларуси реформировали пенсионную систему

— А еще каждый год растет количество предприятий-должников, которые не платят налоги в ФСЗН…

— Есть такое. Но, на мой взгляд, гораздо более значимая проблема — это зарплаты в конвертах, хотя человек зарабатывает тысячу-полторы долларов.

Никаким иным способом, как создать накопительную пенсионную систему, исправить ситуацию нельзя. Во всех других случаях человек будет искать способы занизить свою зарплату, чтобы заплатить поменьше налогов и часть денег отложить.

— Сейчас в Беларуси обсуждается вопрос о замене обязательных взносов в ФСЗН социальным налогом. На ваш взгляд, может ли он исправить ситуацию с пенсионным обеспечением?

— Как налог-взнос ни назови, его суть не меняется, если не изменить саму систему экономических стимулов. Пока при расчете и начислении трудовых пенсий преобладает уравниловка, стимулы для высокооплачиваемых сотрудников платить налоги в полном объеме отсутствуют. Кроме того, поскольку граждане не включены в процесс принятия государственных решений, нет доверия и к пенсионной системе.

«Рассчитывать на пенсии можно только на себя — государству до нас дела нет»

— Если подытожить: когда в Беларуси сможет заработать новая пенсионная система, которая обеспечит белорусам достойную старость?

— Когда появится политическая воля. Бедность — это не количество денег, это образ мышления. До тех пор, пока мы мыслим так, как сегодня, мы — бедные, а как только начнем мыслить иначе, начнем постепенно выходить из ловушки бедности.

Бедность заключается в том, что мы скидываем деньги непонятно куда и потом каким-то образом их перераспределяем. Сейчас платеж в ФСЗН составляет 35 процентов. Если разделить его на две части и начать проводить пенсионную реформу: половину отправлять в фонд, а половину на накопительный счет — это очень сильно изменит ситуацию. Когда человек будет видеть, что его деньги зачисляются не просто куда-то, а на его личный в конкретном пенсионном фонде счет, причем он из месяца в месяц будет расти, у него появится стимул не уходить от налогов.

Когда белорусы получат достойные пенсии

Продолжение следует. В следующем выпуске совместного спецпроекта сайтов Завтра твоей страны и Салідарнасць, а также газеты Свободные новости плюс: Поразило сколько врачей ошиблись с диагнозом.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 20
  • Балл: 4.6