Что мешает людям с ВИЧ быть усыновителями

Четыре месяца назад было принято постановление Минздрава, разрешающее людям, живущим с ВИЧ, усыновлять детей, а также быть опекунами и попечителями. Почему им сложно воспользоваться этим законным правом?

Большой шаг

Люди, живущие с ВИЧ, общественные организации и эксперты долго боролись за право ВИЧ-позитивных людей быть усыновителями и опекунами. В конце прошлого года эти усилия нашли понимание: Постановление Минздрава от 15 декабря 2017 года №108 установило обновленный перечень заболеваний, при котором нельзя быть усыновителями, приемными родителями, родителями-воспитателями детского дома семейного типа, детской деревни (городка), приемными родителями и родителями-воспитателями.

Ранее список включал «бессимптомный инфекционный статус и болезнь, вызванные вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ/СПИД)» — теперь в списке значатся «болезни в 3-4-й клинической стадии, вызванные ВИЧ».

Председатель Белорусского общественного объединения «Позитивное движение» Ирина Статкевич говорит: вплоть до декабря 2017 года в организацию со всех регионов Беларуси обращались семейные пары людей, живущих с ВИЧ, которые просили оказать содействие в усыновлении детей. — Показательна история ВИЧ-позитивных супругов В., которым не удалось родить ребенка. Они – состоявшиеся, обеспеченные, успешные люди, которым было важно стать приемными родителями и передать ребенку свою фамилию, имущество по наследству. Несколько лет назад со своим диагнозом они не имели права на усыновление, — говорит Ирина Статкевич. Она считает, что принятие постановления — большой шаг в области соблюдения прав человека и прорыв в борьбе со стигмой и дискриминацией людей, живущих с ВИЧ.

— Вокруг этой болезни сложилось очень много мифов, которые надо развенчивать. Многие страны это понимают – несколькими годами ранее в Литве вышел указ, в котором из списка заболеваний, при которых болеющие не могут быть опекунами детей, исчезла ВИЧ-инфекция, — подчеркивает Ирина Статкевич.

По ее мнению, теперь у детей, лишенных семьи, появится больше шансов ее обрести.

Заведующая инфекционным отделением №7 УЗ «Городская детская инфекционная клиническая больница» Галина Лапицкая разъясняет, почему ограничения к усыновлению возникли изначально:

— Есть болезни, которые неизлечимы, более того, влияют на продолжительность жизни. Чтобы защитить права детей и не обрекать их на двойное сиротство, когда из-за смерти усыновителей они снова могли попасть в детский дом, в 90-х годах, когда ВИЧ был смертельной болезнью, ввели ограничения. Но сегодня ВИЧ-инфекцию можно контролировать. В Беларуси антиретровирусная терапия для людей, живущих с ВИЧ, доступна, бесплатна и главное — эффективна. У тех, кто привержен лечению и принимает препараты, продолжительность жизни может быть такая же, как и у людей без ВИЧ. Поскольку вопрос с обеспечением лечением был разрешен, назрела необходимость пересмотра существующих норм.

Галина Лапицкая развенчивает миф о том, ВИЧ-инфекция может быть опасна в быту:

— У обывателей часто возникают вопросы, например, зачем людям без ВИЧ усыновлять ВИЧ-позитивного ребенка – он же ведь их заразит? И наоборот. Как врач-инфекционист объясняю: бытовым путем ВИЧ не передается ни через общую посуду, ни через постельные принадлежности, ни через ванну, ни через туалет, потому что вирус нестоек во внешней среде и быстро погибает. Безусловно, могут случаться бытовые травмы, когда есть кровь. Но не зря врачи прививают и взрослым, и детям навыки безопасного поведения. Главное правило: раны с кровью нужно обрабатывать только в перчатках – это, кстати, полезно знать всем, потому что гораздо выше риск в таких случаях заразиться гепатитом С. А при соблюдении всех мер безопасности инфицирование ВИЧ сведено к нулю. Тем более, если речь идет о людях, которые привержены лечению, принимают антиретровирусную терапию и имеют отрицательную вирусную нагрузку.

Насколько опасно сидеть за одной партой с ВИЧ-позитивным

Загвоздка в формулировке

И все бы хорошо с новым постановлением, однако, как отмечает председатель правления РОО «Люди плюс» Татьяна Журавская, вся загвоздка именно в формулировке, что при «болезнях в 3-4-й клинической стадии, вызванных ВИЧ», нельзя стать усыновителями или опекунами.

Уже после принятия постановления в декабре 2017 года организация «Люди плюс» зафиксировала два обращения от людей, живущих с ВИЧ. В первом случае брату, имеющему ВИЧ, отказывают в опекунстве брата-инвалида. Во втором — мужчина не может усыновить ребенка своей супруги, которого воспитывает как родного.

— Проблема в том, что, когда лет десять-двадцать назад многие люди с ВИЧ становились на учет, им ставили как раз 3 или 4 стадию болезни, и больше диагноз не пересматривался, — поясняет заместитель председателя правления РОО «Люди плюс» Анатолий Лешенок. — Нужен дифференцированный, индивидуальный подход, а именно указание состояния здоровья на текущий момент перед прохождением комиссии на опекунство или усыновление. У людей приверженных лечению и принимающих антиретровирусную терапию нет возврата к 3-4-й стадиям. Благодаря лечению у них хорошее состояние здоровья, они работают, то есть, ничем не отличаются от остальных членов общества.

Хотя, как подчеркивает Анатолий Лешенок, после вступления постановления в силу в Минздраве в частном порядке представителям организации говорили о том, что готовы  доработать документ. Сейчас «Люди плюс» работают над сбором  кейсов ситуаций, после чего обратятся с предложением внести изменения в постановление.

Чем раньше будут внесены поправки в этот несомненно важный для общества документ, тем быстрее люди с ВИЧ получат те же права, что и остальные члены общества. Например, смогут стать не только усыновителями, но и опекунами престарелых родственников или инвалидов.

«Паша и Сережа: мы – дети, а не ВИЧ»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 31
  • Балл: 5