Как перестать бояться и полюбить роботов?

Почему безусловный базовый доход не решит проблему роботизации.

В апреле 2018 года Илон Маск призвал тысячи рабочих обратно на заводы. В эфире CBS This Morning, где обсуждались вопросы медленного производства нового электрокара и сложности, возникшие с автоматизацией конвейеров, Маск признался, что роботизация не так хороша, как все ожидали. Оказалось, что цифровизация и автоматизация — это не самостоятельный и автономный процесс, и, если что-то идет не так, решить проблему могут только люди.

Tesla Model 3 была заявлена как самый дешевый и высокотехнологичный электрокар в мире, укомплектованный всевозможными компьютерными решениями, впрочем, в СМИ ее стали называть не иначе как production hell.

В 2017 году Маск рассказал, что всю программную начинку для электромобиля с автопилотом, который практически полностью зависит от ПО, пришлось переписывать с нуля. В апреле 2018-го появилось журналистское расследование о большом количестве травм на заводе. В итоге 17 апреля компания объявила, что временно останавливает сборку Model 3 для «улучшения работы автоматики». В этой ситуации Маск нашел только один быстрый выход из ситуации — убрать сложную систему автоматизированных конвейеров и вернуть человеческий труд и контроль.

Для развития цифровой экономики алармизм оказывается самым плохим помощником. Это ярко выраженная и быстро распространяющаяся тревожность в отношении предстоящих изменений, страх, что роботы займут наши рабочие места, что искусственный интеллект завоюет мир, что технологии нельзя контролировать. Но поскольку этот процесс уже не остановить, кажется, нужно хотя бы постараться сохранить баланс роботизации и человеческого труда. В действительности хорошо бы не путать разговоры о возможных последствиях и сами последствия.

Алармизм — это эффектная медиаистория, которая выбирает негативные моменты и успешно работает на ограничения экономической или рыночной выгоды перехода на цифру. На деле же процесс перехода на автоматизацию не так прост. В первую очередь он означает длительные инфраструктурные изменения.

В качестве ответа на эти страхи появились даже специальные ресурсы, предсказывающие, с какой вероятностью конкретные профессии или навыки компьютеризируют, ведь далеко не все профессии можно делегировать технологиям. Например, вероятность роботизации «интеллектуальных» профессий, таких как учитель, составляет менее 2%. Второе — в разных странах темпы перехода, как и восприятие самой проблемы, отличаются очень сильно. Великобритания предсказывает сокращение только 21% рабочих мест, а в России вследствие инертности процессов и слабого уровня проникновения технологий 85% населения вообще не испытывает беспокойства по этому поводу. Третье и самое главное — цифровизация не только не отнимает, но и создает новые возможности и рабочие места. Так, в Германии, например, многие компании жалуются на нехватку квалифицированных кадров и прогнозируют рост производительности труда.

Результатом алармистского дискурса часто оказывается идея о том, чтобы «компенсировать затраты» жизни человека среди роботов, например, с помощью введения безусловного базового дохода. В разных странах и ситуациях к таким предложениям относятся по-разному. За последние несколько лет попытки ввести безусловный доход предпринимались во многих странах Северной Америки, Африки, Европы и Азии. Где-то они уже прекратились, а где-то так и не запустились: в Швейцарии в 2016 году на референдуме против высказались 77% жителей, в Нидерландах против этого эксперимента в 2017 году выступило Министерство социальных дел и занятости, а в Финляндии в 2018 году эксперимент с безусловным доходом прекратили в пользу новых реформ социальной сферы.

Причины отказа везде оказались примерно одинаковыми: необходимо было перестраивать структуру экономики, перераспределять налоги и льготы на большую часть граждан, сохранять прозрачность принятия политических решений и очень высокий уровень доверия. В то же самое время Россия лидирует по количеству сторонников этой идеи, предполагая, что безусловный доход может решить проблему не только бедности, но и технологического неравенства в связи с национальным переходом на цифровую экономику.

Практика других стран показывает, что цифровизация и роботизация — это длительный и последовательный процесс, который происходит со сбоями, починками, пересмотрами и при этом выявляет системные кризисы внутри страны, как и эксперименты с безусловным базовым доходом. Это, с одной стороны, большой инфраструктурный проект, даже если речь идет об отдельно взятом предприятии. С другой стороны — громоздкий социальный проект, в котором необходимы обучение, подготовка, переквалификация, социальная ответственность бизнеса и государства, а также высокий уровень доверия.

На первоначальном этапе безусловный доход может сыграть роль успокоительного, но он не решит главных проблем — системных ошибок экономического развития, регулирования и взаимодействия государства и гражданского общества с высоким уровнем социальной ответственности.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 2
  • Балл: 5