«Моя хата с краю»: что скрывается под пресловутой белорусской толерантностью

Пресловутая «памяркоўнасць», которая так долго культивировалась как белорусское прочтение толерантности, на деле оборачивается равнодушием и даже враждебностью ко всему непонятному для «атомизированного» жителя страны.

«Цэнтр новых ідэй» в рамках спецпроекта «Зомби-идеи» продолжает «препарировать наиболее вредные мнения, засевшие в головах белорусов». Участники последней дискуссии замахнулись на один из столпов белорусской государственной мифологии — белоруса любят преподносить миру как мирного, незлобивого, памяркоўнага человека, терпимого ко всем мировым религиям, расам, взглядам, главное, чтобы они не нарушали мирный расцвет «синеокой».

Толерантность, по академическому определению, это — терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению, согласие воспринять их даже в том случае, если они противоречат мировоззренческим установкам самого наблюдателя.

Как раз с этим в Беларуси большие проблемы, считают участники дискуссии и рассматривают привычный образ «гостеприимного белоруса» как лицемерный.

— Можно говорить о преломлении значения толерантности в обществе. В обывательском понимании толерантные белорусы — это те, которые терпят. Это, как мне кажется, одно из заблуждений. Толерантность — это о терпимости, но не о терпении в том смысле, когда тебе постоянно натирает обувь, но ты ее упорно носишь, а не покупаешь новую. И толерантность совсем не означает отсутствие или отказ от собственной точки зрения, отсутствие принципиальности, боязнь указать другим на их ошибки, — говорит председатель правления МОО «Гендерные перспективы» Ирина Альховка.

Кроме того, как считает эксперт, большая белорусская проблема в том, что «мы судим по себе, все, что делают другие люди, и уверены, что это — последняя правда в последней инстанции».

Говоря о неприятии иного, Ирина Альховка отмечает, что даже в профессиональной среде толерантность не назовешь стандартом.

— Во время работы с проблемой торговли людьми, я часто встречалась примерно с таким мнением: «Зачем помогать проституткам? Если работает проституткой, значит, сама была не против, зачем на помощь тратить деньги, время — нужно помогать хорошим!». Я не вижу толерантности в отношении тех групп, с которыми работаю. Иной, незнакомый, другой — это вызывает чувство угрозы у белоруса. Но мне кажется, это не врожденное чувство, а воспитанное. Мы слишком замкнуты на себе, — полагает эксперт.

В закрытом омуте толерантность не водится

Жизнь в иерархическом обществе предполагает постоянное сравнение себя с другими членами этого общества, самодостаточность — не приветствуется.

— Толерантным быть сложно в обществе закрытом, иерархическом, вертикальном, где многие вопросы решаются с позиции силы. Значение имеет и вопрос внутренней свободы. Когда человек растет в культуре, где все всех сравнивают, думаю, это тоже не способствует самодостаточности, толерантности. Нашей культуре пока не удается воспитывать самодостаточных личностей, которые могут позволить себе быть самим собой, сказать: я — гей, я — женщина, которая не хочет иметь детей, я — женщина, которая хочет иметь много детей, — считает Ирина Альховка.

Как отмечает в комментарии Завтра твоей страны кандидат культурологии, эксперт по культуре и образованию «Либерального клуба» Вадим Можейко, белорусское общество очень атомизировано, у людей нет традиции совместных горизонтальных действий, у них не возникает конфликта — круг общения очень узкий.

— Чаще всего такие люди не встречали иных, отличных от них по взглядам, вере, расе, идентификации. Как только встречают, оказывается, что под этим слоем якобы толерантности у белорусов скрываются затаенные конфликты, фобии, — говорит Вадим Можейко.

По мнению эксперта, белорусская толерантность зачастую синоним просто безразличия, а ее содержание — «моя хата с краю».

— А это, скорее, попытка спрятаться от общества, совсем не толерантность. Думаю, проблема толерантности у нас напрямую связана с недостаточностью глубокого гуманитарного образования, множество вещей — гендер, ислам, та же толерантность — понимаются белорусами на уровне слухов, небылиц и так далее, а где непонимание — там страх и враждебность. Пресловутая «памяркоўнасць» — привычка не быть социально активным, воздерживаться в принципе от заявления мнения, от участия, от коммуникации, — считает Вадим Можейко.

О том, что степень белорусской толерантности сильно преувеличена, свидетельствуют и данные исследования Служба Гэллапа, опубликованного в августе прошлого года. Опрос по отношению к иммигрантам проводился в 138 странах — Беларусь со средним баллом 3,38 заняла 112 место. Правда, наша толерантность к иммигрантам выше соседской: балл Латвии — 2,04, у России — 2,60, у Литвы — 2,72, у Украины — 3,15, у Польши — 3,31.

По следам одной дискуссии в Facebook: субъективно — о белорусах

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 31
  • Балл: 4.6