Почему Сирия — не Куба

Возможную прямую конфронтацию США и РФ в Сирии СМИ называют «самым опасным моментом» после Карибского кризиса. DW опросила экспертов из США, РФ и ФРГ. Мнения совпали, но не во всем.

После записи президента США Дональда Трампа в «Твиттере» с прямой угрозой ракетного удара по Сирии и предупреждением Москве («Готовься, Россия, они прилетят») многие мировые СМИ заговорили о «самом опасном кризисе после Карибского». Поводом, очевидно, стали слова российского посла в Ливане о том, что Россия может сбивать все американские ракеты, запущенные по Сирии, и наносить удары по источникам огня. Посол повторил тезис главы российского Генштаба Валерия Герасимова, который в марте предупредил о таких действиях в случае угрозы российским военным в Сирии. Вашингтон рассматривает возможность удара по Сирии в ответ на вероятное применение режимом Асада химического оружия против сил оппозиции в городе Дума. Дамаск обвинения отрицает, Россия утверждает, что это была провокация.

Горячая осень 1962 года

Насколько уместно сравнение возможного военного столкновения США и России в Сирии с кризисом на Кубе более полувека назад? Карибский кризис в октябре 1962 года возник после того, как Советский Союз тайно разместил на Кубе ядерные ракеты, чтобы противопоставить их американским, развернутым в Италии и Турции, и отправил на остров военный контингент. Узнав об этом, США, среди прочего, рассматривали вариант военного вторжения на Кубу.

Президент Джон Кеннеди в итоге пошел на военно-морскую блокаду острова. Ситуация обострилась после того, как над Кубой был сбит американский самолет-разведчик. В результате, в том числе благодаря секретной дипломатии, войны удалось избежать. СССР демонтировал ракеты на Кубе, США прекратили блокаду, а также убрали свои ядерные ракеты в Турции, чего требовала Москва.

Почему сирийский кризис — не Карибский

Опрошенные DW эксперты уверены: сирийский кризис — далеко не Карибский. «Тогда ставки были значительно выше, — говорит Иван Тимофеев, директор программ в Российском совете по международным делам (РСМД). — США воспринимали вызов как экзистенциальный… Также тогда было четкое идеологическое противостояние». Сейчас ситуация иная, уверен Тимофеев: «Сирия важна и для тех, и для других, но экзистенциальной угрозой не является». Кроме того, нет идеологической конфронтации.

Похожие аргументы приводит и эксперт по России и ядерному разоружению вашингтонского аналитического центра Brookings Institution Стивен Пайфер. Он полагает, что между нынешней ситуацией в Сирии и Карибским кризисом «огромная разница». «Тогда США рассматривали вариант удара по Кубе с прицелом именно на советских военных, в результате которого погибло бы много русских», — говорит Пайфер. По его словам, в Сирии — наоборот, если удар и будет нанесен, то американские военные «будут избегать российских военных».

О Карибском кризисе в мире написано немало книг. Автор одной из них — Бернд Грайнер, историк, профессор Гамбургского университета. Грайнер возмущается тем, что журналисты некорректно сравнивают нынешний кризис с Карибским — то ли по незнанию, то ли в погоне за сенсацией. «На Кубе мир оказался на пороге Третьей мировой войны, в Сирии с учетом всех критериев этого сказать нельзя», — говорит эксперт.

Глава «Левада-центра»: «Россияне чувствуют, что входят в третью мировую»

Вот его аргументы. Во-первых, отмечает Грайнер, противостояние на Кубе было не региональным конфликтом, а частью глобального выяснения отношений Москвы и Вашингтона о том, кто более влиятелен в странах так называемого «третьего мира». Во-вторых, обе стороны были настроены «поставить противника на колени».

«США привели все свои межконтинентальные баллистические ракеты в максимально возможное в мирное время состояние боеготовности. Сейчас мы этого не наблюдаем. Американские бомбардировщики Б-52, оснащенные ядерными боезарядами, круглосуточно летали вдоль границ СССР, — напоминает эксперт. — В ходе Карибского кризиса американские корабли заставили всплыть советские подводные лодки, не зная о том, что они были оснащены ядерными торпедами и должны были применить их в таком случае по инструкции». Иными словами, говорит Грайнер, это была не только риторика, но и игры военными мускулами. В-третьих, отмечает немецкий эксперт, во время Карибского кризиса союзники были полностью на стороне США, а сейчас это не так. Германия заявила, что не примет участия в военной операции.

Почему ситуацию в Сирии не стоит недооценивать

Российский эксперт Иван Тимофеев полагает, что различия не означают, что «ситуация менее опасна». «У нас очень слабая коммуникация, любые послания из Москвы в Вашингтон и обратно на уровне официальной дипломатии воспринимаются либо как фейк, либо как пропаганда или отвлекающий маневр, — говорит сотрудник РСМД. — Дело Скрипалей подливает масла в огонь, мы разучились разговаривать, не можем и не хотим». По его словам, многое будет зависеть от того, каким будет удар США: «Можно нанести удар «косметический», как год назад, поддерживая горячую линию с российскими военными. А можно отбомбиться «по полной», и задеть — намеренно или нет — россиян. Если будут жертвы, будет, скорее всего, ответ. Может быть сценарий, когда россияне используют свои средства ПВО для защиты сирийских объектов».

США, Великобритания и Франция нанесли авиаудары по Сирии

Во время Карибского кризиса немалую роль сыграла тайная дипломатия между братом президента, министром юстиции США Робертом Кеннеди и советским послом в Вашингтоне Анатолием Добрыниным. Есть ли такие контакты сейчас — мнения расходятся. Иван Тимофеев настроен скептически: «Я о таких контактах не знаю, но сомневаюсь, что они существуют, особенно с учетом скандала о якобы вмешательстве в выборы в США». Американский и немецкий эксперты полагают, что контакты возможны, но не публичны.

Возможно ли применение ядерного оружия?

Один из главных вопросов в связи с сирийским конфликтом — может ли возможное прямое военное столкновение США и России вызвать эскалацию с применением ядерного оружия? Все три эксперта считают такой вариант очень маловероятным. Иван Тимофеев — единственный, кто полагает, что Россия может пойти на применение тактического ядерного оружия, «если в силу тех или иных обстоятельств американцы решать нанести масштабный удар по российской военной инфраструктуре, допустим, молниеносный удар по Хмеймиму или Тартусу». Московский эксперт говорит, что в таком случае США не стоит недооценивать Россию.

Стивен Пайфер из Brookings Institution, похоже, не верит в такой вариант развития событий. Он считает «очень и очень маловероятным» использование РФ ядерного оружия, даже в случае прямого, «возможно, непреднамеренного» столкновения. «Я думаю, что российские военные отдают себе отчет, к чему это может привести», — говорит эксперт. Пайфер надеется, что для деэскалации Москве и Вашингтону удастся применить «очень активно использующуюся линию прямых контактов между военными» по Сирии. Но признает, что это будет непросто.  

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 4