Романчук: Это кошмарный сон по Оруэллу, но не для нас

Смогут ли власти сделать «тунеядцев» отдельной кастой?

Создание базы данных тех, кто не работает по разным причинам или оказался в трудной жизненной ситуации, может быть использовано против людей. Эксперты обращают внимание на то, во что переродился декрет о «тунеядцах».

Что означает «дойти до каждого человека»?

Экономист Сергей Чалый в программе Экономика на пальцах говорит о сборе информации обо всех 4,5 миллионах граждан трудоспособного возраста и полной идентификации человека.

– На самом деле информация собирается не на «тунеядцев», она собирается на всех трудоспособных граждан, – подчеркивает Сергей Чалый.

Директор Исследовательского центра ИПМ Александр Чубрик на сайте издания Финансовый директор пишет о том, что громоздкие построения в виде комиссий, баз данных и схем с оплатой услуг ЖКХ явно имеют под собой другую цель — «дойти до каждого человека».

— Если принять, что декрет и сопутствующие документы ставят целью создание «базы историй», то все становится на свои места. Ведь если бы целью декрета была помощь в трудоустройстве каждому желающему, то он был бы направлен на развитие уже действующего института служб содействия занятости. А если бы он был призван бороться с уклонением от уплаты налогов, то задавал бы правовые рамки для выявления «уклонистов» и их налогообложения, — аргументирует свою позицию эксперт.

Финансовый директор отмечает аналогии между «борьбой с тунеядцами» и китайской системой социального кредита, которую планируют внедрить к 2020 году. Пока в пилотном режиме в нескольких десятках городов запущены отдельные ее элементы.

Большой брат под кожей: как Китай выводит слежку на генетический уровень

Каждому гражданину Китая система будет присваивать рейтинг. За отсутствие нарушений закона, полезную общественную деятельность и, скажем, своевременную выплату кредитов будут начисляться баллы. За проступки разной степени тяжести — вычитаться. Если балл «непроходной», жизнь превратится в мучение.

В сентябре этого года правительство КНР опубликовало уточненный перечень санкций, которым будут подвергаться обладатели низких рейтингов: запрет на работу в госучреждениях; отказ в соцобеспечении; особо тщательный досмотр на таможне; запрет на занятие руководящих должностей в пищевой и фармацевтической промышленности; отказ в авиабилетах и спальном месте в ночных поездах; отказ в местах в люксовых гостиницах и ресторанах; запрет на обучение детей в дорогих частных школах.

«Это практически реализация Оруэлла Большого Брата, который следит за всеми»

Руководитель научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук высказывает сомнения в реализации подобного сценария в Беларуси.

— Во главе страны стоит коллективный феодал, который должен знать при помощи современных технологий, что люди едят, с кем они спят, что они думают, как они себя ведут, какой выбор делают. Это практически реализация Оруэлла — Большого Брата, который следит за всеми, — говорит экономист.

Эксперт объясняет, почему у нас это невозможно:

— Во-первых, у нас есть способ уехать из страны. Во-вторых, практика правоприменения всегда хромает, независимо от того, какие компьютерные технологии будут использованы. В-третьих, сегодня столько проблем совсем другого порядка, что власти думают о том, как обеспечить существование нынешней модели. Они не видят в обществе угрозу для себя. Они видят ее совершенно в другом: в России, в олигархических кланах, в коррупции.

Ярослав Романчук отмечает, что в Беларуси есть базы данных о том, как люди платят жировки, как обслуживают кредиты.

— Если кто-то не работает, а что-то продает — давным-давно эти списки составлены. У властей на каждого гражданина и так много информации. В Беларуси вход на госслужбу под жестким контролем: первый встречный туда не попадет. То же самое касается руководящих постов на госпредприятиях, — подчеркивает эксперт.

Можно создать новую базу данных, больше информации о гражданах, но даже в рамках сохранения и укрепления существующей модели это бессмысленно, потому что ей никак нельзя будет пользоваться.

Собеседник Завтра твоей страны считает, что сейчас не место и не время для этого, и он не видит мощных лоббистов, который бы выступали за создание подобных баз.

— Тем более, в контексте того, что сейчас пробивается декриминализация экономического законодательства, это бы выглядело как обратный ход. Кроме того, у нас на рынке труда серьезные проблемы. Если у человека будут низкие баллы, разве он пойдет работать за 300 рублей? — рассуждает Ярослав Романчук. — Он уедет в Россию, Украину, Литву, Польшу.

Любые попытки силового воздействия на людей, по мнению эксперта, обернутся оттоком гораздо большего количества молодой рабочей силы. Если будут давить на одних — уезжать будут другие: более динамичные и творческие, те, которым нужно выстраивать жизненную карьеру, а не думать о том, попадут они под систему баллов или нет.

— Может, при выдаче паспорта заведут графу: каждый год оценка идеологическо-пропагандистской комиссии вместе с соцслужбами, насколько по стобалльной шкале ты был примерным гражданином существующей системы Госплан-Совок? Это кошмарный сон по Оруэллу, но не для нас, — резюмирует Ярослав Романчук.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 52
  • Балл: 4.6