Пилар Бонет: «Меня поражает, как легко вернуть советский способ приспосабливаться»

Почему Россия испортила отношения с Западом об этом Светлана Рейтер расспросила испанскую коллегу, которая работает в Москве корреспондентом с 1984 года.

Вот самые яркие фрагменты интервью с Пилар Бонет, опубликованного на Colta.ru.

Пилар Бонет. Фото: Александр Земляниченко

— Ты здесь живешь уже много лет, тебе есть с чем сравнивать разные периоды новейшей российской истории. Время, в которое мы живем, вызывает у тебя знакомые ассоциации?

— Ты знаешь, нет. Но мне стало сложнее работать — сложнее найти информацию, договориться с источниками. Как в советские времена, люди тебя подозревают, а количество источников уменьшается. Но даже не это главное. Меня поражает то, как нормальные в прошлом люди совершили умопомрачительно гибкий переход. Эти двойные стандарты, это лицемерие, возведенное в основополагающий принцип государственного института. Ты пойми, я не критикую людей, которые раньше были оппозиционерами, а теперь стали государственниками, — их можно понять, это их способ существования, способ выживания даже. Но как, оказывается, легко вернуть советский способ приспосабливаться — это меня поражает. Мыслящие, понимающие люди играют в какой-то театр. С другой стороны, я заметила, что появились точки пересечения у людей, чьи позиции раньше были диаметрально противоположными, — например, они стали задумываться об отъезде на Запад.

Я не живу только в России, я очень много передвигаюсь по постсоветскому пространству. Если бы этого пространства не было, я бы вряд ли смогла жить в России так долго. А поездки по бывшим советским республикам — это в каком-то смысле постоянный поиск ответов. Типичный пример — Украина. Гоголь — он чей, наш или не наш? Булгаков — он украинский писатель или российский? Русский язык — он является частью украинского мира и украинской идентичности? Схожая ситуация со Средней Азией — колониальные это республики или нет? Имперский фактор очень силен в России, что ни разу не удивительно. Испания была империей в далеком прошлом; потребовалось целых три века на то, чтобы преодолеть имперский комплекс. Я не знаю, сколько должно уйти времени на то, чтобы Россия избавилась от имперского синдрома, — к тому же вы больше, у вас есть ядерное оружие. Вот во время последнего послания (Федеральному собранию. — Ред.) Путин сказал, что, когда рухнул Советский Союз, Россия потеряла такое-то количество территорий, такое-то количество населения. Нет, Россия ничего не потеряла. Даже по Конституции СССР это была федеральная страна, республики имели право на выход из федерации. Ровно это и сделали в 1991 году. Республики приобрели свободу — другое дело, как они эту свободу использовали. Но фраза о том, что ты жалеешь о падении Советского Союза, в комбинации со всеми этими картинками нового вооружения пугает.

— У тебя есть версия, почему Россия испортила отношения с Западом?

— Знаешь, это на психологическом уровне ощущения, никаких данных у меня, понятно, нет, но мне кажется, что у нынешнего руководства России большие комплексы. Мне кажется, они не любят себя. При этом они хотят, чтобы их любили, но в качестве основного инструмента используют только страх. Они как бы создали институт страха — там множество страхов разного цвета и интенсивности. Конечно, у каждого свой страх, но больше всего люди боятся потерять работу. Люди вот, например, пошли голосовать, даже если не собирались, — а вдруг уволят, если не пойдешь? Или надбавку не получишь. А есть страх смерти, есть страх тюрьмы — весь ассортимент. Это как самогонная машина, в которую запихивают разнообразные страхи, а на выходе получается дистиллят.

— А конкретно в Испании как смотрят сейчас на Россию?

— Я живу в России, и мне сложно представить, как «Испания» смотрит на «Россию». В общих чертах я думаю, что испанцы русским симпатизируют, потому что они считают славян похожими на себя (я думаю, только до определенной степени) и между ними очень быстро возникают стихийность и человеческая теплота, которые позволяют достичь контакта. Может, это клише, но клише создается на основе накопленных впечатлений. Я говорю здесь как наблюдатель, а не как часть этой темы.

  • Оцени статью: