Столица, где нужно очень постараться, чтобы привлечь к себе внимание

В том числе силовиков.

Несколько наблюдений и сравнений по итогам одной поездки в Берлин.

За неделю до поездки в Германию мне приснился сон. Вечерний Берлин, Александерплац. Над площадью появляется пассажирский самолет, который внезапно начинает набирать высоту, задирает нос и затем срывается в неконтролируемое падение.

Спустя десять дней я стоял на Александерплац и наблюдал за вертолетом, который делал четвертый или пятый круг над площадью, и в конце концов начал снижаться просто надо мной. Одновременно к месту посадки с сиренами и мигалками съехались полицейские автомобили.

Сперва я решил отойти подальше, вспомнив недавний сон. Но любопытство взяло верх, и я остался наблюдать за происходящим.

Судя по всему, это была штатная ситуация. Это был медицинский вертолет Всеобщего немецкого автоклуба (ADAC). Полиция не выставила оцепление, и к месту посадки тут же потянулись туристы и прохожие, чтобы сфотографироваться на фоне «желтого ангела».

Приятно удивила реакция и поведение полицейских. Они улыбались, отвечали на вопросы прохожих о причинах посадки вертолета и не мешали людям делать фото. Словом, я не ощущал привычного незримого барьера, возникающего в Беларуси между простыми гражданами и милицией.

Спустя несколько часов я оказался у Бранденбургских ворот. В тот момент у посольства США проходила антивоенная акция. Сотни людей с плакатами и транспарантами, журналисты и случайные зеваки. И никаких рамок, турникетов, металлоискателей и полицейского спецназа в касках и бронежилетах.

Один из немногих полицейских встретился в полукилометре от митинга. Мы спросили у него, как пройти к мемориалу Чекпойнт Чарли. Полицейский по-английски указал дорогу и пожелал хорошего дня.

Мне в тот момент вспомнился случай из начала 2000-х. Я тогда был студентом, шел на оппозиционное шествие в центре Гродно. За несколько часов до начала акции на улице Советской через каждые сто метров стояли омоновцы. К одному из них подошли девушки с картой и по-польски спросили дорогу к автовокзалу. Тот ошарашенно посмотрел на туристок и почти закричал: «Я не местный! Город этот ваш не знаю. На усилении я!»

Вечером того же дня мы вернулись на Александерплац перекусить. К тому моменту тут были сотни людей, которые перемещались от ларька к ларьку с пивом и закусками. И снова было непривычно видеть веселящуюся толпу, которая каким-то образом обходилась без полицейских патрулей и спецавтомобилей на подступах к праздничной площадке.

Берлин футбольный

Первое, что бросается в глаза на подходе к стадиону, где готовятся играть клубы из третьей лиги — количество болельщиков. В Беларуси далеко не всегда столько увидишь на играх высшей лиги. А если учесть традиционные организованные группы военных, заполняющие целые секторы, то становится вдвойне грустно.

Поддержать свой клуб, играющий в третьей лиге, пришло больше 18000 жителей Магдебурга

Второй момент — отсутствие на стадионах полиции. Да и вокруг стадиона ее практически незаметно, если игра не предвещает столкновений между фанатами.

Вообще, тема взаимоотношений полиции и футбольных фанатов в Германии достойна отдельной публикации, и к ней «Салідарнасць» еще вернется. Здесь лишь приведу мнение одного из берлинских полицейских начальников, отвечающего за работу з болельщиками. По его словам, футбольные фанаты — это сердце футбола.

Много полиции — столько я не видел за две предыдущие поездки в Берлин — было в окрестностях «Олимпиаштадион» во время товарищеского матча сборных Германии и Бразилии. Что было логично, так как на игру продали больше восьмидесяти тысяч билетов. Здесь были и автоматчики, и кинологи. И это внушало чувство безопасности, а не тревоги.

Пиво на футболе есть и в Беларуси, но в отличие от того же стадиона берлинского «Униона», в Борисове пиво нельзя пронести с собой на трибуны (в отличие от горячего бульона в пластиковом стакане). Глядя на то, как немцы уверенно несут на стадион не по одному стакану в руках (хоть бы капля упала), понимаешь, что это часть культуры.

«Наши» в городе

В Берлине я остановился в районе, где компактно проживают выходцы из стран бывшего СССР. Русский язык здесь — не редкость. В один из дней в отеле довелось наблюдать картину: мать и дочь с огромными чемоданами выходили на улицу. Девочка замешкалась перед тяжелой дверью и стала открывать ее не в ту сторону. Мать мгновенно завелась: «Чего ты копаешься, не ела с утра? С дверью не можешь справиться!» На улице их ждал отец у авто с минскими номерами.

После экскурсии в Рейхстаге мы с коллегой перепутали очередь в туалет с нужной нам очередью в лифт. Поняв ошибку, повернулись уходить. В этот момент хорошо одетый мужчина с дорогим фотоаппаратом попытался вернуть нас: «Мужики, вы куда?! Здесь же бесплатно! Где вы еще на шару найдете такое?»

В Рейхстаге

Многие русскоязычные граждане привлекают внимание своим отношением к собственным детям. Если вы увидите в берлинском магазине мать или отца, с перекошенным лицом отчитывающих ребенка, подойдите поближе и вы услышите приблизительно следующее: «Отойди/не трогай, я кому сказал(а)/я тебе больше ничего не куплю/плохой ребенок».

Впрочем, мне не раз попадались в немецкой столице русскоговорящие продавцы и покупатели, выручавшие меня или моих коллег в затруднительной ситуации.

Свой среди чужих

В Берлине чувствуешь себя комфортно в любое время суток

То, что Беларусь не избалованна иностранными туристами, я ощущаю всякий раз, когда знакомлю с нашей страной очередного гостя из-за границы. В лучшем случае нас сопровождают заинтересованные взгляды при звуках чужого языка и перепуганные продавцы в магазинах.

В Берлине нужно очень постараться, чтобы привлечь к себе внимание. Здесь говорят на стольких языках и выглядят так непохоже друг на друга, что очень скоро начинаешь чувствовать себя своим среди чужих тебе людей.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 4