Госдолг Беларуси на максимуме, что теперь?

Прошлый 2017-й год ознаменовался не только рекордно низкой инфляцией, выходом экономики из рецессии и стабильным рублем. Были зафиксированы и другие «достижения»: к 1 января 2018 года валовый внешний долг государства в расширенном определении достиг исторического максимума на отметке 25 млрд долларов.  

Фото: Shutterstock

25 миллиардов для Беларуси – серьезная сумма. Это почти половина годового ВВП страны. Примерно четверть этой суммы не является долгом непосредственно государственных органов. Это долги компаний, по которым правительство выступает поручителем. Если компании будут обслуживать свои кредиты добросовестно, то налогоплательщиков это никак не коснется. Однако 17,3 млрд долларов – это долги правительства, которое, как известно, практически не имеет своих денег и работает исключительно за счет граждан своей страны. Гасить эти миллиарды в конечном итоге будут сами белорусы.

Тенденция к росту внешнего долга наметилась в Беларуси уже давно. В начале 2010 года внешний долг сектора государственного управления в расширенном определении составлял 13,9 млрд долларов. За минувшие 8 лет показатель удалось нарастить на 80%: пожалуй, быстрее в Беларуси росли только цены и курс доллара.

При этом из четырех составляющих долга (долг правительства, Нацбанка, банков и прочих организаций) особую прыть демонстрировали именно правительство и Нацбанк: их долги выросли на 106% и 162% соответственно. Впрочем, Нацбанк в последние годы отошел от практики активных заимствований и даже сумел сократить долг. А вот правительство, наоборот, вошло во вкус. На графике ниже видно, что в 2012-2015 годах власти не сильно злоупотребляли внешними займами – сумма внешней задолженности сектора госуправления менялась мало, рост за 4 года составил всего 621,5 млн долларов. Но после процесс ускорился. В 2016 году произошел прирост на 1,18 млрд долларов, ну а в 2017 – настоящий рывок на 3,1 млрд, который и привел к тому, что внешний долг сектора госуправления в расширенном определении достиг рекордных отметок.

Один из самых животрепещущих вопросов – это куда правительство направляет деньги, которые берет в долг у внешних кредиторов? Ответ – в состав золотовалютных резервов, а вот с дальнейшим их использованием бывают разные варианты. Например, в 2011-2014 годах валюта активно тратилась, в том числе и на поддержание курса рубля. С 2015 года Нацбанк отошел от пагубной практики, но потраченных денег уже не вернешь. Валюта ушла – долги остались, и теперь вновь привлеченные займы тратятся в основном на погашение и обслуживание старых валютных долгов.

Рост долга сектора государственного управления привел к тому, что ежегодно правительство тратит несколько миллиардов долларов на погашение и обслуживание валютных долгов. Например, в 2018 году сумма валютных платежей составит почти 3,8 млрд долларов. Она включает в себя платежи не только по внешнему, но и по внутреннему долгу, который тоже частично формируется в иностранной валюте за счет размещения валютных облигаций.

Если сосредоточиться исключительно на внешнем долге правительства, то в 2018 году он обойдется казне в 2,88 млрд долларов, из которых 2,13 млрд будут направлены на погашение основного долга, а 750 млн – на проценты. Самая высокая кредитная нагрузка приходится на первый квартал – из-за необходимости погасить старый выпуск евробондов на 800 млн долларов общая сумма платежей составит 1,45 млрд. Напряженным будет и третий квартал, когда правительству придется направить на погашение и обслуживание внешнего долга 700 млн долларов. На этом фоне платежи в 360 млн во втором и четвертом кварталах выглядят весьма умеренными, хотя и это тоже немалые деньги.

В 2019 году платежи ожидаются чуть ниже – в совокупности 2,38 млрд долларов, из которых 1,63 млрд составит погашение основного долга, а 750 млн – уплата процентов. Эта цифра еще может измениться в зависимости от того, какие кредитные обязательства правительство возьмет на себя в 2018 году, однако уже совершенно очевидно, что даже без необходимости гасить евробонды платежи будут немалые.

Отдельного внимания заслуживает сумма процентных платежей – по 750 млн долларов и в этом, и в следующем годах. За счет того, что внешние кредиты, как правило, предусматривают длительные сроки, по каждому такому займу «набегает» внушительная переплата. Например, проценты по трем выпускам евробондов, с помощью которых правительство за последний год привлекло 2 млрд долларов, обойдутся казне в 1,19 млрд долларов – это больше половины общей суммы займа. Эти выплаты будут растянуты на 12 лет. Немудрено, что при таких процентных платежах госдолг в долгосрочной перспективе только растет несмотря даже на то, что сейчас правительство тратит новые долги только на погашение старых. Из долговой петли таким путем не выбраться, нужно справляться с долгами своими силами, но с этим тоже есть серьезная проблема.

Дело в том, что белорусская экономика, которая, кстати, позиционируется как экспортоориентированная, практически не генерирует иностранной валюты. Валютная выручка, конечно, имеется, однако она полностью уходит на оплату импорта. В результате сальдо внешней торговли балансирует около нуля, экспортные пошлины приносят порядка 500 млн долларов в год, а других источников особо и нет. Последние два года поставщиком валюты для платежей по валютному долгу выступало население, которое на фоне падения доходов активно продавало старые валютные заначки, но этот источник постепенно иссякает.

В крайнем случае, государство, конечно, может выкупить недостающие миллиарды долларов на внутреннем рынке за счет бюджетных средств, но это неминуемо приведет к заметному ослаблению рубля и пустит прахом усилия Нацбанка по стабилизации финансового рынка и восстановлению доверия к национальной валюте. К сожалению, в текущих условиях постоянно брать новые долги – единственный верный способ безболезненно избежать дефолта. Только вот есть у этого анальгетика и опасный побочный эффект – долгая яма становится только глубже.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 62
  • Балл: 4.9