Михаил Ходорковский: Никто не знает, куда Путин потащит РФ после выборов

В эксклюзивном интервью русской редакции DW Михаил Ходорковский поделился своим видением ситуации в России до и после выборов президента, которые пройдут 18 марта.

Михаил Ходорковский

Бывший владелец нефтяной компании ЮКОС и основатель «"Открытой России" Михаил Ходорковский дал в среду, 14 марта, эксклюзивное интервью в Берлине русской редакции Deutsche Welle. Ходорковский со своим соратником Леонидом Невзлиным принял участие в пресс-завтраке для немецких СМИ, организованном фондом Liberale Moderne.

DW: Михаил Борисович, что вы посоветуете людям, которые пока не решили, что делать 18 марта - идти ли на выборы, и если да, то за кого голосовать?

Михаил Ходорковский: Я считаю, что для сегодняшнего состояния российского общества крайне важно, чтобы те люди, которые готовы подать некий политический месседж, его подали. Это важно для российского общества. И это важно для каждого конкретного человека. При этом тип этого политического месседжа по отношению к власти может быть совершенно разным.

Если у вас есть кто-то среди кандидатов, за которого вы были бы готовы проголосовать, то это самый простой вариант — пришел и проголосовал. Потому что это придаст конкретному кандидату — вашему политическому избраннику дополнительную политическую капитализацию (хотя, конечно, всем понятно, что это не выборы, понятно, что это не позволит вашему кандидату выиграть ни при каких условиях). Особенно если вы потом сфотографируете свой бюллетень и выложите его в интернет, потому что никто не знает, что там на самом деле сделает избирательная комиссия. А тут ваш кандидат будет точно знать, что у него есть конкретный голос.

Если у вас нет такого кандидата, то есть еще несколько возможностей. Можете пойти наблюдателем. Это на самом деле важно, наблюдение - это тоже очень понятный месседж властям: мы вам не доверяем. Не доверяем, потому что вы - преступники. Мы знаем, что вы преступники и мы хотим зафиксировать, что вы преступники.

Вы можете выйти на улицу с протестом. Это рискованно. Здесь (в Германии. - Ред.) нет, а в России, конечно, да. Это может привести к какому-то количеству дней ареста. Но это тоже сильный политический месседж.

И, наконец, если вы не готовы ни к первому, ни ко второму, ни к третьему вариантам, и у вас выбор между тем, остаться ли на диване или прийти на избирательный участок и перечеркнуть бюллетень, написав на нем свое политическое послание, то выбирать надо второй вариант.

Люди начинают говорить — но ведь посчитать можно будет не так, и так далее. Я им говорю: наплюйте вы на эту арифметику! В ситуации зрелого авторитарного режима не важно, пришел ты или не пришел, что ты написал, потому что с точки зрения Центризбиркома все уже решено. Более того, как говорят, неявку же легче зафиксировать — да, но ее тяжелее предъявить обществу.

— Ситуация в России относительно стабильная. Как мы видим, телевидение находится под полным контролем властей и это влияет на общественное мнение. Почему накануне выборов ощущается такая нервозность?

— Нервозность состоит из нескольких факторов. Во-первых, — это нервозность чиновников, которые понимают, что могут «получить по шапке». За что — они до конца сами не понимают, каждый выдумывает свое. Но вот главная нервозность со всеми этими рассылками писем - это нервозность чиновников.

Во-вторых, — это нервозность, связанная с возможными уличными протестами. Понятно, что это не будет массово, но все равно, опять же, можно «получить по шапке».

И третье — это нервозность людей думающих. Она связана с тем, что нет понимания того, что (нас ждет) 19-го (марта). Вот, получил Путин этот мандат еще на шесть лет. А что дальше?

Все новое, что он смог предложить в своем послании, это оружие для самоубийства. Это не очень оптимистичное послание. Никто не знает, в какую сторону этот человек потащит страну после того, как он украдет мандат еще раз.

— Как вы думаете, сколько еще сроков Путин будет оставаться президентом РФ?

— Если бы это зависело от Путина, то этот срок был бы последним. Он, конечно, хотел бы уйти. Путин - это человек, который с каждым годом все больше зависит от своего окружения. И если бы для страны было крайне интересно, чтобы он ушел, а сам Путин эмоционально хотел бы уйти, назначив преемника, то для его окружения любой преемник может означать изменения, несовместимые с жизнью.

— Что дает вам надежду?

— Для России нет другой приемлемой модели, кроме европейской модели развития. У каждой страны особый путь. Но количество цивилизационных моделей является ограниченным. Их всего три. Европейская, исламская и китайская, конфуцианская. Ни исламская, ни конфуцианская нам не подходят, мы - люди европейской культуры. Я абсолютно убежден, что Россия, как и все последние 500 лет, будет двигаться по европейскому пути развития, с небольшим отставанием. Иногда отставая больше, иногда догоняя. В этом мой оптимизм.

— Как вы оцениваете потенциал внешнеполитической эскалации, который мы сейчас наблюдаем между Москвой и Лондоном. Как далеко она может зайти?

— Если не считать последнего выступления Владимира Путина, то я бы сказал, что в конечном итоге мы все-таки имеем дело с нормальными людьми, они не склонны к самоубийству. Но последнее послание заставило меня немного в этом усомниться.

На дипломатическом уровне все будет очень жестко. Я полагаю, что возможны очень серьезные проблемы для российских спецслужб на втором, низовом уровне. Я почти уверен, что Великобритания ответит. Узнаем мы об этом или не узнаем, мне сказать сложно. Если журналисты будут работать хорошо, то точно узнаем.

Что касается дипломатического противостояния, оно, конечно, не перейдет в военное. Оно будет дипломатическим, жестким, может быть вышлют посла, но спустя какое-то время ситуация нормализуется. Для чемпионата мира по футболу это плохая новость.

Каких уступок после переизбрания Путин потребует от Лукашенко?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 2.7