Зарплата растет, удовлетворенность жизнью падает — почему?

Сколько стоит счастье, выяснили ученые и тут же предупредили: высокий уровень жизни на самом деле счастья не гарантирует.

Сразу несколько исследований, опубликованных в начале года, предлагают пересмотреть наши представления о счастье — прежде всего с точки зрения экономики. В новом докладе, подготовленном специалистами из Университета Пердью и Виргинского университета (США) на основе данных международного опроса Gallup, удалось замерить среднюю «цену счастья» по миру — это 95 тысяч долларов в год. Желанная сумма разнится от региона к региону: для Австралии нужно 125 тысяч — это самая высокая мировая планка, а для Тропической Африки, к примеру, всего 40 тысяч. В Восточной Европе для счастья достаточно 45 тысяч долларов в год.

Зависимость здесь простая — чем богаче регион, тем больше финансов требуется. Фактически, речь о том, что человек становится счастлив, попав в средний класс и удовлетворив все основные потребности. Но есть и парадокс: зачастую после достижения определенного уровня финансового благополучия удовлетворенность жизнью... начинает падать. Эндрю Джебб, один из авторов исследования, которого цитирует BBC, объясняет это так: высокие доходы означают, что у вас меньше свободного времени, больше ответственности и обязанностей, а значит меньше возможностей отдохнуть и провести досуг. Какая уж тут удовлетворенность?

Деньги важны, когда их нет— таков вывод ученых. Если бедной стране прибавить немного экономического богатства, это очень сильно повысит показатель счастья ее жителей. А с другой стороны, некоторые страны могут быть счастливы, не будучи очень богатыми (хотя и не совсем бедными), как страны Южной и Центральной Америки, занимающие высокие позиции в Международном индексе счастья.

Страны, которые уже достигли высокого уровня жизни, гораздо меньше ценят экономическое благополучие и больше задумываются о других ценностях.

Еще одно новое исследование, подготовленное ассоциированным сотрудником ЛССИ НИУ ВШЭ Франческо Саррацино (его обзор опубликован на научно-образовательном портале вуза — IQ), развивает этот парадокс и даже увязывает его... с экономическими кризисами.

Франческо Саррацино ориентируется на «модель негативного эндогенного роста» — за сложным термином скрывается теория, описывающая замкнутый круг, куда попадает среднестатистический житель развитой страны. В общих чертах происходит следующее: государство богатеет, люди больше зарабатывают, но теряют в простых бесплатных радостях и вынуждены заменять их платными, а чтобы это сделать — еще больше работают. Да к тому же залезают в долги, чтобы сделать выше свой и без того высокий уровень жизни. Отсюда рукой подать до различных экономических кризисов. Саррацино и его соавтор вводят критерии, по которым можно определять степень угрозы для той или иной экономики: это, например, качество социальных отношений или баланс работы и отдыха — проблема, актуальная для тех же США. В этой стране, как выясняется, люди постоянно перерабатывают, а около четверти компаний не предоставляют сотрудникам оплачиваемый отпуск. Более того, меняются ценностные установки американцев: между 1970-ми и 1990-ми процент жителей США, уверенных, что им важно иметь много денег или высокооплачиваемую работу, почти удвоился.

Беларусь по рейтингу счастья, составленному одним из подразделений ООН, находится на 67-м месте. Версий у экспертов несколько, и самая простая, конечно, экономические трудности — не случайно для белорусов деньги остаются непременным критерием счастья.

Как поясняют эксперты, высокий уровень счастья соответствует стабильной структуре общества, когда средний уровень доходов выше прожиточного минимума и нет излишних потребительских вызовов. Белорусы работают много, но средняя заработная плата низкая и объем дохода маленький, это мотивирует трудиться больше в ущерб личному времени, а значит, в теории, мы действительно можем потерять в жизненном счастье.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 4.2