Ковалкин: Если увольнять министров за отсутствие борьбы с коррупцией, надо весь Совмин разгонять

Почему моральные и этические понятия у белорусской вертикали практически атрофированы.

Политолог и экономист комментируют громкие увольнения министра лесного хозяйства Михаила Амельяновича и министра спорта и туризма Александра Шамко, лишившихся своих должностей с формулировкой «за непринятие действенных мер по борьбе с коррупцией и экономическими правонарушениями в подведомственных организациях».

Руководитель проекта «Кошт урада», экономист Владимир Ковалкин полагает, что министров сняли по другим причинам.

— Возможно, были какие-то коррупционные случаи, но их, скорее всего, использовали как компромат, а не как реальный повод для увольнения, — полагает эксперт. — Ведь если увольнять министров за отсутствие борьбы с коррупцией, то в принципе надо весь Совмин разгонять.

Как вести себя министрам в случае коррупционных скандалов в их ведомствах?

— Это настолько масштабная проблема, что, с какого конца ни возьмись, есть огромное количество мероприятий, которые надо предпринимать, — говорит эксперт. — Начиная от внедрения этики на государственной службе, заканчивая сокращением количества административных процедур, из-за которых коррупция возникает, и уменьшением поддержки из бюджета в адрес госпредприятий — чтобы не было соблазна разворовать народные деньги.

Нужно менять систему госзакупок, механизм принятия решений, отмечает Владимир Ковалкин. Чтобы снизить коррупцию, считает он, нужно реформировать все госслужбы.

Владимир Ковалкин

Эксперт объясняет формулу коррупции: это отсутствие прозрачности плюс возможность принимать решения по своему усмотрению.

— Чем больше государственных денег, чем больше возможностей у чиновника принимать решения по собственному усмотрению, чем меньше прозрачность этого действия, чем меньше информации о действиях госслужащих, как правило, тем больше возможностей совершать коррупционные преступления, — говорит Владимир Ковалкин.

— Какой совет вы можете дать министрам, которые сменят Шамко и Амельяновича?

— Первое, что нужно делать – повышать прозрачность и открытость информации внутри подведомственной системы. Второе – не должно быть ситуаций, когда подчиненные по собственному усмотрению могут принимать важные решения. Нужно вводить четкие правила, которыми руководствуются чиновники. Третье – необходимо снижать количество потраченных денег налогоплательщиков на госзакупки, на поддержку госпредприятий, то есть сокращать поток денег, которые можно разворовать.

Какая коррупция особенно вредна для экономики

Класковский: «Перетряхивание кадров» у Лукашенко сродни сталинской методе. Просто у Сталина была более жестокая мясорубка

Политический обозреватель Александр Класковский напоминает, что Лукашенко пришел к власти под лозунгом борьбы с коррупцией и периодически устраивает показательные кровопускания в этом контексте.

— Как человек с очень развитым инстинктом власти глава государства понимает: если дать полную волю ворам на высоких постах, они всю страну разворуют и станут теневыми олигархами. А это создаст угрозу самовластью самого главного белорусского начальника со стороны преступных кланов. Вот почему периодически Лукашенко такие зачистки устраивает, — объясняет собеседник Завтра твоей страны.

По мнению аналитика, «перетряхивание кадров» у Лукашенко в какой-то степени сродни сталинской методе.

— Просто у Сталина это была более жестокая мясорубка: но там тоже постоянно бросали: сегодня на балет, а завтра — на вывоз навоза руководить. Это один из методов Лукашенко в борьбе с коррупцией — для разрыва связи, чтобы не образовывались устойчивые группировки, —подчеркивает эксперт.

Александр Класковский

Анализируя эффективность этого метода, политолог обращает внимание на то, что глава Беларуси одной рукой устраивает «кровопускания», а другой — старается закрепить систему чиновничьей вертикали, когда правят бал административные методы управления и от решения чиновника слишком много зависит.

— В чем разница режима авторитарного от демократического: в демократии чиновник работает под общественным контролем, многие функции отданы самоуправлению, есть разделение властей — одна ветвь власти контролирует другую. У нас же немыслимо, чтобы парламент, например, заинтересовался, почему у некоторых высоких деятелей в правительстве коттеджи по сотни тысяч долларов, — говорит политический обозреватель.

Сама система, построенная Лукашенко, создает благоприятные условия для коррупции, считает Александр Класковский.

— Если от подписи чиновника зависит, куда пойдут денежные потоки, кто выиграет тендер, соблазн будет срабатывать и будут появляться новые коррупционеры, несмотря на самые жестокие меры. Как в Китае, например, даже расстрелы не останавливают коррупцию, — приводит пример собеседник.

«Некоторые ушли с работы, чтобы не открывать кошельки»

Политолог не отрицает: в демократических странах тоже есть коррупция, но ее уровень заметно ниже.

— Конечно, и в нашей системе от личных качеств руководителя многое зависит. Есть от природы более честные люди, умелые организаторы, которые могут поставить работу в своем ведомстве так, что там будет все под присмотром. Но в любом случае это люди системы, и они будут работать в рамках этой системы. А сама система порочна: чиновнику здесь слишком многое дано и позволено.

«Если в твоем ведомстве долгое время орудовали крупные казнокрады, самому надо класть заявление и уходить»

Как вести себя министру, если в ведомстве обнаружены факты коррупции? Можно ли сделать хорошую мину при плохой игре, если такие факты стали достоянием общественности?

Александр Класковский отмечает, что в действующей системе нет такого понятия, как честь мундира. Случаи, когда высокопоставленные чиновники клали на стол заявление об уходе, являются исключением, а не правилом.

В пример политический обозреватель приводит председателя Мингорисполкома Владимира Ермошина, который подал прошение об отставке после трагедии на Немиге, и Михаила Чигиря, который ушел с поста премьера перед референдумом 1996 года.

— Это единичные и уже давние случаи, а в нынешней системе подбор кадров и нравы таковы, что понятие о чести искажено и забыто. И поэтому в определенных ситуациях, как правило, срабатывает желание не выносить сор из избы, а напротив, замести под ковер неприглядные факты.

Если выясняется, что в твоем ведомстве долгое время орудовали крупные казнокрады, коррупционеры или целые группировки, это значит, что ты не справился со своей задачей, самому надо класть заявление и уходить. Моральные и этические понятия у белорусской вертикали практически атрофированы, — заключает Александр Класковский.

Эксперт: Белорусская коррупция — скромная, ей офшоры не нужны

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 31
  • Балл: 4.5