Зачем Беларусь наращивает выпуск плодовых вин

Белорусские власти в наступившем году практически в два с половиной раза увеличили квоты на выпуск таких вин.

В шкафах и тумбочках престижной квартиры в центре Минска — «стеклотарные»" ящики с поллитровками и «фугасами»; бутылки таятся среди умных книг, авторских картин и бесчисленной электроники, которой набито всякое уважающее себя жилище.

Вино «Жасорат» — ровесник Егора Сурского, аспиранта Института истории Национальной академии наук, изучающего сейчас организацию торговли в белорусских городах в XVI-XVII веках. Эту бутылку советского-узбекского когда-то подарили народному художнику Белоруссии Гавриилу Ващенко, в коллекцию Егора она попала из мастерской художника.

А самому старому экземпляру коллекции — 50 лет. Непривычно маленькая бутылка «Минского янтарного» хранит за темным стеклом почти черный по цвету напиток — действительно, хоть авторучку заправляй, «чернила».

В коллекции Егора Сурского, собранной за десять лет, более 300 бутылок и сотни этикеток с весьма поэтическими порой названиями: «Вишневая шаль», «Вкус любви», «Черная дама»…

Белорусская экзотика

По этикеткам можно изучать эпохи — на более старых производителями плодово-ягодного обозначены то кондитерская фабрика, то молочный и хлебозавод, колхозы, совхозы. Каждый белорусский райцентр выпускал свое.

Многообразие и вычурность названий объясняется просто: состав каждого напитка фактически неповторим, зависит от наличия сырья, а потому объявлялся новым «винным» сортом. Этикетки, как правило, рисовали местные умельцы — то копируя для фона произведения известных художников, то украшая собственные вполне художественные творения диковинными шрифтами из набора местных типографий.

«Названия из мифологии очень часто встречаются, месяцы французского революционного календаря, названия из сценической сферы — «Софиты», например. Было вино «Пролетарское», было и «Дворянское», «Купеческое» — в советские, между прочим, времена, — демонстрирует коллекцию Егор. — Читая названия на этикетках, я иногда думаю, что производители боролись с алкоголизмом, используя черный юмор. Вот «Веселая карусель», например, или «Релакс», «Шанс», знаменитый «Крыжачок», ведь крыж — это крест по-белорусски».

Егор утверждает, что по реакции на название может определить возраст разглядывающего его коллекцию: «Люди помнят название своего первого напитка, свой первый опыт, втайне от родителей употребленный доступный по цене алкоголь».

И заявляет: напиток-то ни в чем не виноват, «все зависит не от напитка - от режима и культуры потребления». Есть страдающие от алкоголизма потребители дорогих коньяков и виски, есть «допивающие» свою жизнь потребители «бормотухи».

«Этот напиток сложно классифицировать - на уровне Евросоюза как-то обсуждали, что стоит запретить название «вино» в обозначении напитков из плодово-ягодного сырья. Предложение не прошло, такое вино производят еще в Польше, Литве, но там эти напитки не такие крепкие. Есть похожие варианты, но такого массового производства подобных напитков, как в Беларуси, нет ни в одной стране», — рассказывает коллекционер.

Миллион регулярно употребляющих

Оценив объемы «плодово-выгодного», предназначенные для внутреннего рынка, коллекционер Егор Сурский год назад обнаружил: рассчитано на миллион белорусов, выпивающих по бутылке в день.

В году нынешнем правительство Беларуси более чем вдвое увеличило квоты на производство фруктово-ягодных вин.

Бутылка такого вина стоит от полутора до двух с половиной долларов в зависимости от объема. Средняя начисленная зарплата в Беларуси, по данным Белстата, в ноябре минувшего года составила 836,9 белорусских рублей, т.е. приблизительно 420 долларов. По утверждению Минтруда и соцзащиты, рассчитавшего минимальный потребительский бюджет, для существования трудоспособного белоруса достаточно 413,33 бел.руб - примерно 205 долларов в месяц. «Коммуналка», цены на еду и проезд, по данным статистики, «съедают» практически весь бюджет среднестатистического белоруса.

«Спаивание — это способ отвлечения людей от действительности! — категоричен экономист Леонид Заико. — Алкоголизация населения — естественный для авторитарных режимов вариант снижения социальной ответственности и социальной активности, понижения уровня образования, интеллекта, уровня требований к властям».

«Никакой экономической выгодой это [увеличение квот - ред.] не обусловлено. Использование местного сырья? А где белорусские яблоки в магазинах? Загрузка местных предприятий? Но когда люди пьют, у них снижается производительность труда, идут материальные потери по медицинскому фактору. Больные печени, разбитые семьи. Подсчеты делались по разным странам: доллар, потраченный на производство алкоголя, дает от 3 до 5 долларов убытка для ВВП страны», — замечает экономист.

«Усовершенствованная» программа

Правительство Беларуси в нынешнем году увеличило также квоты на производство ликеро-водочных изделий - в разных пропорциях на разные виды. Любопытно, что наиболее вырастет производство местного кальвадоса (на 33,3%) и рома (на 55,6%).

Однако, по данным Белстата, самые популярные напитки у белорусов - пиво, водка и —плодово-выгодное». Плодовых вин выпивается примерно вдвое меньше, чем «беленькой», но в 10 раз больше, чем бренди и коньяка.

Госпрограмма по предупреждению и преодолению пьянства и алкоголизма, в предыдущие годы предусматривавшая резкое сокращение, а то и полный отказ от производства дешевых плодовых вин, в мероприятиях, запланированных на 2016-2020 годы, проблему «плодово-выгодного» не упоминает.

Программой, среди многочисленных мер профилактики и убеждений не пить, предусмотрено регулирование и поэтапное повышение акцизов и цен на алкогольные напитки «с учетом объемной доли этилового спирта в данной продукции, темпов роста средней заработной платы в республике, параметров инфляции, роста закупочных цен на зерно и солод и иных внешних факторов».

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 12
  • Балл: 4.8