Экономист: Богатые страны продолжают от нас убегать

Почему белорусы будут жить все хуже по сравнению с жителями Центральной и Восточной Европы.

Фото: gratisography.com

Экономика Беларуси постепенно оживает после двухлетней рецессии. В третьем квартале рост реального ВВП ускорился до 2,8% год к году, а в октябре-ноябре достиг уже 4,6% год к году.

Однако очень важно понимать, где находится страна в «международной системе координат», считает старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук.

— Сравнение с собой в прошлом – плохой эталон. Надо сопоставлять свою роль и место в контексте региона, — подчеркнул эксперт, выступая на форуме «Экономическая среда для развития бизнеса». — Если конкуренты показывают больший прирост производительности, значит, даже при росте экономики страны, ее конкурентные позиции ухудшаются.

Дмитрий Крук. Фото: people.onliner.by

Например, если в соседней стране при тех же навыках и умениях специалист получает гораздо более высокую зарплату – это стимул эмигрировать. А значит, будет расти отток рабочей силы. Точно по такой же логике действует финансовый капитал, если другая страна предлагает большую доходность.

Беларусь плетется в региональном «хвосте»

Для характеристик качества и среды роста эксперт сравнил «квазиреальные показатели» – по паритету покупательной способности в долларах, которая имела место в 2011 году, а для оценки сравнительных позиций и конкурентоспособности — номинальные показатели (в текущих долларах по рыночному курсу). Помимо стран-соседей в исследование был включен Китай, который «по многим товарам является для белорусской экономики серьезным конкурентом».

Реальное благосостояние эксперт оценил в процентах от уровня благосостояния Швеции, которая близка географически, имеет практически такой же уровень населения и является эталоном развитой страны

Рост в предыдущие годы позволял Беларуси сокращать разрыв в благосостоянии, что по международным меркам является ключевой задачей экономического развития: с 1995 по 2014 Беларусь на 20 процентных пунктов сократила отставание от Швеции по уровню практического дохода.

— Но в последние годы наш рост не просто снизился, что плохо само по себе. Мы стали отставать по показателям роста от большинства стран Центральной и Восточной Европы, — констатирует Дмитрий Крук.

Положение страны в регионе влияет на будущий рост. С «низкого старта» расти проще: делай то, что делают твои соседи, можно просто пойти проторенной дорожкой.

— Сейчас по темпам экономического роста мы проигрываем даже более богатым странам, которые стартуют с более высоких позиций, но продолжают от нас убегать, — признает эксперт.

И этот разрыв, за исключением России и Украины, в перспективе будет лишь увеличиваться

Дмитрий Крук представил график, на котором сделал допущения по темпам прироста ВВП в разных странах в 2017-2030 годах.

Согласно расчетам эксперта, в Беларуси этот темп будет составлять 2,2%. В Китае – 5,4%. В соседних Литве, Латвии и Эстонии – 2,9%, 2,9% и 2,6% соответственно. В Украине темп роста ВВП до 2030 года может составить 2,8%, а в России – 2%.

Разрыв в благосостоянии будет увеличиваться

Сегодня реальный уровень благосостояния в Беларуси составляет 70% от латвийского и 54% от чешского. К 2030 году, по оценке эксперта, он «просядет» соответственно до 65% и 51%

Пока реальное благосостояние в Беларуси на 12% выше, чем в Китае

— Однако при таком сценарии развития Китай уже через два года станет более богатым. И уже к 2020 году мы на него будем равняться, — прогнозирует эксперт.

Часть разрыва Беларуси «отыграет» Ураина, где темпы роста могут быть ниже белорусских не благодаря нашим успехам, а «за счет горя соседа».

По сравнению с Россией, по словам экономиста, благосостояние в Беларуси «замораживается» на уровне 70%.

— Если рассматривать в мировом контексте, то экономика Беларуси не справляется с основным своим предназначением наращивать доходы и обеспечивать рост благосостояния, — резюмирует эксперт.

Для конкурентоспособности нужна девальвация

Условия ценовой конкурентоспособности в будущем для Беларуси по сравнению со странами Центральной и Восточной Европы будут ухудшаться, а по сравнению с Россией и Украиной – незначительно улучшаться.

Конкурентоспособность зависит от неценовых факторов, прежде всего производительности.

— Если с производительностью у нас беда в игру вступают ценовые факторы: реальный обменный курс, условия торговли, удельные издержки на труд и номинальная зарплата в долларах — что и происходило последние 20 лет, — поясняет эксперт.

Сталкиваясь с недостатком производительности, Беларусь вынуждена прибегать к перманентному удешевлению реального эффективного обменного курса. Средний темп этого удешевления за последние 15 лет составил около 3% в год.

По консервативной оценке эксперта, тренд на обесценивание реального обменного курса сохранится, но проходить оно будет чуть меньшими темпами: порядка 2% в год может оказаться достаточным для компенсации потерь от производительности.

— Для поддержания конкурентоспособности нужна будет девальвация примерно пропорциональная темпам инфляции, около 6% в год, — отмечает Дмитрий Крук.

Основные выводы эксперта: Беларусь находится в стагнации, и рост будет оставаться слабым, такой режим роста означает дефицит конкурентоспособности и консервацию либо рост реального и номинального разрыва благосостояния по сравнению с другими странами региона. А само это расхождение грозит стать новым фактором ухудшения перспектив роста.

Справка «Завтра твоей страны»

Форум «Экономическая среда для развития бизнеса» был организован Бизнес-школой ИПМ при участии Исследовательского центра ИПМ и Центра экономических исследований BEROC.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 58
  • Балл: 4.8