Сколько доходов «скрывают» владельцы агроусадеб?

Одни называют их катализатором развития сельской местности, другие — нахлебниками, которые сидят на шее у государства и не хотят платить налоги.

О «хилтонах» в белорусской деревне, «барышах» владельцев агроусадеб и обвинениях в «неуплате налогов» говорили эксперты на конференции «Агроэкотуризм в Беларуси: тренды и перспективы».

Цена чека

Доходы в сфере агроэкотуризма снижаются, констатирует доцент кафедры экономики и управления туристической индустрией Белорусского государственного экономического университета Александр Тарасенок.

Если в 2014 году сектор получил выручку 10 млн долларов, то в 2016 – порядка 7 млн долларов. Снижается и доходность одной единицы обслуживания: в 2014 году в среднем гость оставлял в агроусадьбе 32 доллара, а в 2016-м – всего 25 долларов. И это на фоне того, что идет нарастание конкуренции, подчеркивает эксперт.

По его подсчетам, в среднем выручка хозяйств, занимающихся агроэкотуризмом, за последнее время упала с 5 тысяч до 3 тысяч долларов.

— И это не прибыль, — напоминает Александр Тарасенок. — Выручка идет на покрытие затрат.

Это оборотные деньги, из которых мизерная часть идет на зарплату работникам, дополняет хозяин усадьбы «Ганка» Анатолий Ганец.

– Это меньше, чем получает чиновник любой госструктуры, — говорит он.

Эксперты отмечают и некоторое усиление зависимости агроэкотуризма от внутреннего рынка, сокращение числа зарубежных туристов. В прошлом году в отечественных агроусадьбах отдохнули 301 784 человек. 271 410 из них — белорусы.

— Если в 2014 году белорусы составляли 85% от общего числа посетителей, то в 2016 году уже 90%, — говорит Александр Тарасенок. — Кризис привел к снижению на треть гостей агроусадеб из России. А по другим странам величины незначительны.

Например, из Польши на протяжении последнего десятилетия в белорусские усадьбы приезжают 700-800 человек.

— Снижение доходности требует сохранения льгот для выживаемости сектора, — убежден Александр Тарасенок.

Указ 372 главы государства предусматривает заявительный принцип регистрации, налоговые послабления для владельцев усадеб (всего одна базовая в год) и льготные кредиты под 5% годовых. 

В то же время есть те, кто утверждает: анализировать успешность продукта при заявительном принципе регистрации сложно, а средний чек 25 долларов при среднем пребывании гостей в усадьбе в течение четырех дней вызывает сомнение в достоверности.

— Как эксперт я смотрю не на абсолютную величину, а на динамику, — парирует Александр Тарасенок. — Если скрывают средний чек, то всегда одинаково. Доходность падает. И в этом сомнений нет. Ведь 2000 агроусадеб — это большой статистический массив. С высокой долей вероятности мы можем проследить в динамике, что творится в сфере.

Отрасль действительно нуждается в защите, подтверждает председатель Белорусского общественного объединения «Отдых в деревне» Валерия Клицунова.

— Я не думаю, что владельцы усадеб скрывают свои доходы. За последние три года все умерили свои аппетиты, у них тяжелое время, — говорит она. 

Не все измеряется налогами

По оценке Министерства спорта и туризма, агроэкотуризм пока «не приносит таких денег в казну, как, например, санаторное направление».

— Однако мы вкладываем в развитие агроэкотуризма собственные деньги, в то время как на санатории были затрачены бешеные государственные средства при строительстве и на содержание штатов, — считает Анатолий Ганец.

За счет владельцев агроусадеб, по мнению Валерии Клицуновой, государство получило на селе уникальную инфраструктуру.

Куда «закапывают» деньги владельцы агроусадеб

— Это их деньги, они могли увезти их за границу. Это инвестиции с малым риском, — подчеркивает руководитель РОО «Отдых в деревне». — Приезжая в деревню, вы видели хоть один ресторан или «хилтон»? Агроусадьба — это единственная уникальная модель.

Люди обеспечили себе занятость и различными способами вкладывают свои деньги в экономику страны — что еще нужно?

РОО «Отдых в деревне» собирается провести исследование, которое покажет эффект мультиплицкации от деятельности усадеб.

— Нам не нравятся обвинения, что мы не платим налоги, — говорит Валерия Клицунова. — Налоги — ничтожная вещь, которую получало бы государство, но владельцы агроусадеб запускают экономику на селе. Агроэкотуризм — интересный продукт, который привлекает туристов.

Туризм — катализатор экономики, подтверждает и американский эксперт Сюзан Слокум

— Он может оживить до 26 отраслей и вызвать интерес у других бизнесов, — считает эксперт.

Руководитель направления «Устойчивое развитие» Программы поддержки Беларуси Федерального правительства Германии Дмитрий Карпиевич предлагает рассматривать роль агроэкотуризма в общем контексте устойчивого развития.

— С самого начала развития отрасли была заметна ее серьезная роль для развития регионов, ее влияние на важные процессы в экономическом и социальном развитии, экологической сфере, — отмечает эксперт, называя агроусадьбы «катализатором местных сообществ», а кластерную модель — инструментом развития местного сообщества.

— Агротуризм — очень важный новый имиджевый компонент, который позволяет Беларуси хорошо позиционироваться на европейском рынке, — резюмирует Александр Тарасенок.

Эксперт: «Люди забили тревогу. И власти отступили»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 12
  • Балл: 4