Почему правительство терпит фиаско в битве за ликвидацию перекрестного субсидирования

Правительство пытается ликвидировать перекрестное субсидирование в энергетике, не занимаясь при этом серьезными реформами в двух важнейших монополизированных сферах – ЖКХ и энергетической отрасли. Однако административные усилия по снятию излишнего пресса с предприятий путем повышения тарифов для населения (если они увенчаются успехом) хоть и являются шагами в правильном направлении, приведут лишь к половинчатому результату.

Очевидно, что при отсутствии реальных реформ в этих отраслях монопольная система будет стремиться возместить свои издержки через повышение тарифов.

В Беларуси, как известно, сфера коммунальных услуг практически полностью монополизирована государством. Инвесторы практически не идут в эту сферу из-за сложной экономической ситуации в стране в целом и доминирования государства в системе ЖКХ. Аналогичная ситуация и в энергетике: пока к созданию в Беларуси оптового и розничного рынков электроэнергии не приступили (концепция закона «Об электроэнергетике», который должен дать старт реформам в этой отрасли, ожидает подписи президента).

Сложившаяся система позволяет коммунальщикам и энергетикам формировать свои тарифы исходя из затрат. Как следствие, она не заинтересована в снижении издержек, ибо это означает снижение для этих отраслей бюджетных компенсаций.

Еще один важный аспект состоит в том, что реформа системы ЖКХ тесным образом увязана с решением проблемы централизованного теплоснабжения, тепловой реабилитацией зданий и т.д., что как раз и создает реальные условия для снижения тарифов на коммуналку. В Беларуси к решению этих проблем только приступают.

Власти боятся повысить тарифы на тепло в 6 раз

Перекрестное субсидирование означает перераспределение финансовой нагрузки между бытовыми и промышленными потребителями. То есть, за то, что сейчас недоплачивают граждане, платят предприятия и частично – бюджет.

Сейчас население оплачивает тарифы ЖКХ в целом примерно на 1/3, оставшуюся часть возмещают предприятия и частично – госбюджет. Цена перекрестного субсидирования в энерготарифе для промышленных предприятий – около 2 центов за 1 кВт.ч. Для них это серьезная нагрузка. Ведь если сейчас себестоимость производства электроэнергии в Беларуси составляет 6,81 цента за кВт.ч, то средний тариф для промышленных потребителей – 10,79 цента за кВт.ч.

При этом чиновники обращают внимание, что при цене на газ в 1,7 раза выше, чем в России, Беларусь имеет одинаковую с РФ себестоимость выработки электрической и тепловой энергии. Но тарифы для белорусских предприятий выше из-за перекрестного субсидирования. А вот для населения в Беларуси энерготарифы в 5 раз ниже, чем в России.

Предполагается, что уровень возмещения населением коммунальных услуг вырастет в Беларуси к концу 2017 года до 74,8%, к концу 2018 года – до 85%, до 2020 года – до 93,3%. Что касается 100%-го возмещения коммунальных тарифов с учетом оплаты тепловой энергии, то этого можно достичь только в 2025 году, отмечают профильные чиновники.

«У нас главная проблема сегодня – теплоснабжение», – не скрывают чиновники. Сегодня за отопление белорусский потребитель платит 16,8% от себестоимости. Чтобы выйти на полную стоимость отопления, тариф на тепловую энергию нужно повысить почти в 6 раз. На такое радикальное повышение белорусские власти в ближайшие годы не решатся из-за опасения провоцировать социальные протесты.

Правительство попыталось, президент остановил

В прошлом году белорусское правительство в очередной раз заявило о готовности через три года полностью ликвидировать перекрестное субсидирование в энергетике. На такое, по сути, революционное для белорусских реалий заявление правительство решилось из-за желания получить кредит в USD 3 млрд. Ликвидация перекрестного субсидирования в энергетике в течение 6-18 месяцев – одно из условий выделения кредита МВФ. Правительство Беларуси заявило, что готово выполнить это условие. В 2017 году планировалось выйти на 75%-ое возмещение населением затрат на коммуналку, а в 2018 году – на 100%.

К выполнению этого плана правительство приступило достаточно активно. С начала 2016 года тарифы на газ для населения были повышены сразу на 20% (в цену газа включили НДС). Также были повышены тарифы на воду и отопление и т. д., в результате чего «коммуналка» сразу выросла на 40-70%. При этом, как и советовали международные эксперты, в Беларуси с 1 октября 2016 года заработала система безналичных жилищных субсидий.

Тем не мене, эти шаги вызвали резко негативную реакцию населения. Повышение тарифов на услуги ЖКХ на фоне падения зарплат усилило осенью минувшего года протестные настроения в обществе. И уже в ноябре 2016 года Лукашенко публично заявил о своем несогласии с позицией МВФ по срокам ликвидации перекрестного субсидирования в Беларуси.

Надежды – на дешевый российский газ и евразийский энергетический рынок

Одна из ключевых правительственных мотиваций скорейшей ликвидации перекрестного субсидирования в энергетике – желание повысить конкурентоспособность отечественных предприятий, теряющих свои позиции даже на основном, российском рынке.

Отсюда столь яростное стремление белорусского руководства получить такие же цены на газ, как в России. Если бы ему удалось в недавнем нефтегазовом споре с Москвой уже с 2017 года получить более низкую цену на газ, то это, безусловно, помогло смягчить тарифную реформу в энергетике, на которой настаивал МВФ. Однако «сбить» цену на газ не удалось. В 2017 году Беларусь покупает российский газ по USD 145 за тыс. куб. м – на 6,3% выше, чем в прошлом году.

Сейчас белорусские чиновники рассчитывают, что создание общего электроэнергетического рынка в ЕАЭС позволит снизить тарифы для реального сектора Беларуси примерно на четверть. Об этом, в частности, заявил зампредседателя Госкомитета по стандартизации – директор Департамента по энергоэффективности Беларуси Михаил Малашенко в интервью газете «Рэспублiка» в конце октября.

Он отметил, что уже в 2019 году будет единый рынок электроэнергии с Россией, а значит уже обязан существовать оптовый и розничный рынок электроэнергии в Беларуси. «И не надо забывать, что тарифы оптового рынка электроэнергии в разы меньше, чем на розничном. Соответственно, крупные предприятия – главные игроки на этом рынке – смогут находиться в более выгодном положении», - сказал М. Малашенко.

В Минэнергетики, и «Белэнерго» подсчитали, что тариф на электроэнергии для предприятия снизится до 7,9 цента с нынешних 11,3 цента за кВт.ч,

Вероятно, надежды на удешевление энерготарифов для предприятий руководство Беларуси связывает скорее с более низкой ценой на российский газ, чем с созданием общего энергорынка в ЕАЭС.

Напомним, в апреле 2017 года Беларусь и Россия договорились об условиях поставки газа в Беларусь на 2017-2019 годы. Согласно им, Беларусь в 2018 году будет платить за российский газ фиксированную цену – USD 129 за тыс. куб. м. (на границе), а в 2019 году – USD 127. Поскольку сейчас газ для Беларуси стоит USD 145 (надо полагать, по итогам 2017 года цена будет выше с учетом роста цен на нефть). Так что резервы для снижения стоимости электроэнергии для промпредприятий у правительства есть. Используя этот резерв, правительство, в частности, планирует в 2018 году снизить тарифы для предприятий на 0,6 цента за кВт.ч (энергоемким предприятиям обещаны большие скидки).

Однако сейчас правительство активно работает над условиями импорта российского газа в 2020-2024 годах. При этом оно настаивает на том, что с 1 января 2025 года цена газа для Беларуси должна быть равной цене в Смоленской области России (сейчас она примерно в 2 раза ниже, чем для Беларуси). И если эта заветная мечта действительно сбудется, то теоретически это даст возможность белорусскому руководству существенно облегчить бремя перекрестного субсидирования для предприятий. Абсолютно понятно, что битва за этот газовый рубеж будет жесткой, но не факт, что Беларусь выйдет из нее победителем.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5