Вардомацкий: Никакой конспирологии за протестами нет

В марте у белорусов произошел ценностный сдвиг, которого не было с 2010 года.

В период с марта по сентябрь выросли проевропейские ориентации белорусов и увеличилось число белорусских граждан, считающих присоединение Крыма незаконным.

— Маятник качнулся в противоположную сторону, но не до конца, — так глава Белорусской аналитической мастерской Андрей Вардомацкий охарактеризовал результаты сентябрьского исследования общественного мнения белорусов.

Андрей Вардомацкий

Виновные найдены

Осенние исследования Белорусской аналитической мастерской необходимо оценивать, как продолжение регулярных масштабных исследований мастерской, затронувших период с февраля по июнь нынешнего года. Представляя их на Конгрессе исследователей Беларуси, прошедшем в сентябре в Варшаве, Андрей Вардомацкий отметил, что «произошел такой ценностный сдвиг, которого не было с 2010 года».

В числе наиболее знаковых, если не сенсационных результатов исследования, ответы респондентов на вопрос: «На ком лежит ответственность за Декрет N3?». Значительная часть опрошенных — 48% — возложила ответственность на верхние ветви власти.

— Это говорит о том, что пропагандистская машина, которая должна убеждать народ в том, что на самом верху все делают хорошо, правильно, эффективно и разумно, но плохо реализуют на местах – не срабатывает. И, кстати говоря, после мартовских событий ничего не изменилось: пропагандистский аппарат по-прежнему работает в рамках старого концепта — «хороший царь — плохие бояре, — отметил Андрей Вардомацкий.

Никакой конспирологии

Комментируя главный тезис весенне-летних исследований «Ценностный сдвиг», Андрей Вардомацкий поясняет, что «в этом году в определенный промежуток времени произошли такие большие перемены в общественном мнении, которые позволяют говорить, что сдвиг произошел не по какому-то одному конкретному индикатору, а по всей структуре ценностей. Этот сдвиг настолько большой, что можно говорить о реконфигурации общественного мнения такого же масштаба, который случился в 2010 году. Если даже не больше».

Первый критерий – экономическое самоощущение нации. Белорусская аналитическая мастерская регулярно просит респондентов оценить свое экономическое положение, и, по оценкам мастерской, число белорусов, оценивающих свое материальное положение, как «плохое», на определенном интервале времени поcтоянно росло. И к февралю-марту 22017г. этот показатель достиг своего пикового значения – 44%.

— Это, собственно, и есть основной мотиватор, приведший к событиям 25 марта. Случившееся имеет экономическую причину, «никакой конспирологии за протестами нет — причина протестов носила внутренний характер, — подчеркнул эксперт.

Еще один существенный показатель – готовность к акциям протеста, значительно выросшим к февралю-марту.

И, к слову, именно этими показателями, экономическим самоощущением и уровнем протестных настроений, Андрей Вардомацкий объясняет еще один тезис исследований: «Социология все еще способна предсказывать будущее».

Как поясняет глава Белорусской аналитической мастерской, произошла «некоторая» утрата доверия к социологии на фоне победы Трампа, которую социологи не предсказали, «арабской весны», которую также не предсказали социологи и украинского Майдана. «Накануне Майдана я встречался с самыми известными социологами Украины и спрашивал о возможных протестах, и мне говорили: «Да ты с ума сошел! Люди заняты выживанием, им не до Майдана».

Белорусская аналитическая мастерская своими исследованиями, возможно, не реабилитирует всю мировую социологию. Но доказывает, что свою основную функцию – прогностическую - выполняет: уровень напряженности в обществе и экономическое самоощущение накануне протестов 25 марта зафиксированы предельно очевидно.

За кого голосовать

Еще один критерий — ориентация общества на изменения. Ее подтверждает не только высокий процент респондентов, высказывающихся за реформы – в марте 2017 г. их было 78% или почти на 10% больше по сравнению с декабрем 2016 г.

В одном из последних исследований мастерская предложила ответить на вопрос: «За кого бы вы проголосовали, если бы участвовали в парламентских выборах?». 46,6% ответили, что проголосуют за кандидата, впервые избирающегося в парламент. 28.3% проголосуют за уже избиравшегося кандидата. Примечательно, что почти столько же – 25,1% - затруднились ответить. В последующих опросах эта четверть «затрудняющихся» сохраняется. 23,8% не смогли ответить, за кого бы они проголосовали: за человека на руководящей должности, главу района или за рабочего. 22,3% не ответили, кого бы они хотели видеть в парламенте: представителя частного бизнеса или госсектора. Таким образом, четверть белорусов не имеет вообще никакого представления: кто должен представлять их интересы в парламенте.

Вардомацкий не разделяет удивления Thinktanks.by количеством неопределившихся: «В развитых демократиях эта цифра не намного меньше. На президентские выборы всего 40% выходит голосовать!»

Хотя, у тех, кто как будто бы имеет представление о своем кандидате, это представление тоже нельзя назвать цельным. Скажем, с одной стороны, 52,1% готовы проголосовать за человека, который представит альтернативный путь развития, и в то же время, 47,7% выберут кандидата, работающего в госсекторе (30,1% - в частном бизнесе).

Андрей Вардомацкий и здесь не видит противоречий, утверждая, что это следствие глубоко укоренившегося представления о бизнесменах, и, кроме того, «сознание не однородно, и это нормально».

Продолжение читайте здесь

  • Оцени статью: