Экономист: Валюту мы добываем весьма дорогой ценой

Как белорусские налогоплательщики кормят россиян и сколько на самом деле стоит молоко — об этом доктор экономических наук профессор Борис Желиба.

— Зачем государство держится за отсталые сельхозпредприятия?

— Это вопрос политический. Все развитые страны давно сделали ставку на частную собственность на землю и частников в сельхозотрасли. А у нас стиль руководства состоит в том, чтобы все предприятия были государственными и подчинялись единым командам, то есть были под полным управлением.  

Суть государственного устройства Беларуси – это решение важнейших вопросов из единого центра, а при частной собственности все свободны в принятии своих решений.

Белорусские власти допускают частную собственность только в таких не решающих отраслях, как торговля и услуги. А что касается базовых отраслей — промышленность, сельское хозяйство, то здесь все должно подчиняться единому центру.

Хотя и у нас есть фермеры. И статистика показывает, что хозяйствуют они более эффективно. Но есть стандартная отговорка: мол, на селе осталось мало населения и там уже некому работать, мало желающих идти в фермеры, поэтому лучше развивать крупнотоварное сельскохозяйственное производство.

Борис Желиба

— За счет чего и кого власти собираются доводить отсталые сельхозпредприятия до положительных результатов: выхода на рентабельное производство, как потребовал глава государства?

— Пока это все лозунги и уверения, что руководство проявляет неустанную заботу, отслеживает ситуацию. Но если посмотреть, сколько средств выделяется на сельское хозяйство и каков результат с каждой денежной единицы, то в целом отрасль без субсидий из бюджета остается убыточной. И я думаю, что эта система не будет меняться.

щутся различные ходы, чтобы улучшить статистику. Белорусское ноухау – не только объединить отсталое хозяйство с более сильным, но и передать хозяйство, например, крупному банку, против чего резко возражает Международный валютный фонд.

— Насколько обоснованы ожидания белорусского руководства, что сельское хозяйство может спасти экономику, утверждения, что мы экспортируем сельхозпродукции на миллиарды долларов?

— Мы действительно экспортируем много сельхозпродукции. На первой позиции в экпорте нефтепродукты, на второй — калийные и прочие удобрения, а на третьей — мясо и молоко, которые практически стопроцентно идут в Россию.

Но вопрос, какой ценой достигнут этот экспорт. Он во многом дотируется, и российские производители имеют претензии, что из-за этого наша продукция демпингуется на российском рынке. Это дается белорусскому обществу большой ценой, поддерживается за счет бюджета и налогоплательщиков.

Вроде бы мы и много экспортируем сельхозпродукции, но эффективность этого – большой вопрос.

— Что важнее для Беларуси – эффективность экспорта или накачка валютой любой ценой?

— Валюта тоже нужна, но получается, что валюту мы добываем в плане сельскохозяйственного экспорта (а это российские рубли) весьма дорогой ценой.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 47
  • Балл: 4.5