«Стоят теперь эти заброшенные дома, портят вид и создают впечатление, что государство совсем добитое»

Получится ли возродить малые деревни и хутора. И нужно ли?

Власти в последнее время все чаще поднимают вопрос о необходимости развития малых деревень и хуторов. Количество пустующих домов растет с каждым днем, однако руководство страны не теряет надежду, призывая чиновников создать условия для эффективного использования такого жилья и возрождения деревни.

Есть ли в этой затее какая-то перспектива?

Кадыров: У руководства не было веры в человека, а была только вера в чиновника

Экс-директор Института земледелия и селекции Михаил Кадыров считает, что будущее у малых деревень и хуторов есть. Вопрос в подходе.

— Моя бабушка полжизни прожила на хуторе и с радостью вспоминала те времена, — делится эксперт. — У них было достаточно земли, много скота, 100 колод пчел, кони рабочие и выездные. Они регулярно ездили на кирмаш в Ельск, это было в 8 км от нынешнего районного центра. Такой отгороженности, обособленности они не чувствовали, хотя ни машин не было, ни асфальтированных дорог. А посмотрите, что у нас? Объединили 3-4 хозяйства так, что от края до края 40 км. Куда это годится? Руководителю день нужен, чтобы только объехать!

Михаил Кадыров считает, что часть этой большой земли вполне можно было бы отдавать под хутора, создавать там фермерские хозяйства.

— Это было бы разумно. Посмотрите сколько таких фермерских хозяйств в Германии или Финляндии! Есть и крупные, и малые по 20-50 га, — говорит эксперт. — Сейчас у нас столько плохой земли есть. Но среди этой плохой где-нибудь вблизи речки или в каком другом месте будет гектаров 40 хорошей. Зачем же всю землю ворочать? Вот эти 30-40 га и отдайте под хутор. Когда-то Столыпин так и делал.

В том, что люди покидают малые деревни, Михаил Кадыров видит как раз вину государства. По его мнению, ошибкой было вкладываться исключительно в агрогородки, забыв про остальные населенные пункты.

— Лучшие центральные колхозы и совхозы назвали агрогородками, немного подкрасили, подстроили. Да, наверное, и это надо было делать. Но в результате объединения этих 3-4 хозяйств в одно, сразу упал соцкультбыт в деревнях, — отмечает эксперт. — Раньше там были центральные усадьбы, была и банька, и фельдшерско-акушерский пункт, и библиотека, а теперь все стало только в одном — и люди побежали из деревень. Кто в этот агрогородок, а кто еще куда подальше.

А между тем вначале надо было провести исследование, изучить миграцию и уже потом действовать, согласно рекомендациям. И не забывать наряду с агрогородками поддерживать малые деревни.

— А так стоят теперь эти заброшенные, заросшие дома, портят вид и создают впечатление, что государство это совсем добитое. Многое упущено. И все потому, что относиться надо было по-хозяйски, — констатирует эксперт.

Тем не менее все еще не поздно изменить. В качестве примера Михаил Кадыров приводит агроусадьбы.

— Только поверили в людей и некоторое время им не мешали — и хорошая сфера возникла, — отмечает он. — Думаю, то же можно сделать и с малыми деревнями. Главное помочь тем, кто что-то желает там делать. Если людям будут выделены кредиты, проложена дорога к районному центру, то такие найдутся. Пусть те же бизнесмены строят для себя, для своих родственников.

Но для этого власть должна изменить свое мышление и подход к людям.

— Проблема в том, что наши власти рассматривают народ не как объект, которому надо верить, помогать, поддерживать, толкать в спину, а как тех, кого надо сдерживать, запрещать, пугать, — отмечает Михаил Кадыров. — Столько денег прошло через это сельское хозяйство, а толку нет. А нет потому, что не было веры в человека, а была только вера в чиновника. Да и не вера даже, а чиновник был просто инструментом, который власть использовала для своих целей.

Николюк: Население стягивается в большие города, все малые обречены

Социолог Сергей Николюк предлагает посмотреть на будущее Беларуси более глобально. Свою точку зрения он высказал во время дискуссии в Клубе любителей интеллектуального общения (КЛИО).

— Я считаю, что шансов у нас очень мало. Вы видели брошенные деревни? Я видел. Брошенные города, честно говоря, не видел, но, по статистике, в России их уже тысячи, — отмечает эксперт.

Причина тому — очень редко заселенная территория. Зачастую расстояние до культурного центра может составлять сотню километров.

— Когда нет концентрации социального и другого капитала, население в результате стягивается в большие города. Надо понимать, что все малые обречены. С точки зрения современного развития, — поясняет Сергей Николюк. — В Европе, где густота населения большая, вы можете жить в деревне и при этом находиться недалеко от центра. Когда же у вас расстояние 130 км, это значит, что все, что в этом населенном пункте есть и интеллектом работает, оттуда обязательно уедет. Люди начинают стягиваться в отдельные города, и территория пустеет. Мы видим, как все стремятся в Минск, в областные центры. А какая жизнь остается на периферии?

Социолог уверен, что не спасет эту ситуацию и развитие аграрного сектора.

— Современные технологии дошли до того, что сегодня уже даже земля не нужна, чтобы производить еду. Инновационное развитие диктует и новые технологии в плане производства продуктов. Это путь, по которому идет мир. А будущее Беларуси тут весьма туманно, — отмечает Николюк.

Ему возражает бизнесмен Олег Витень. Он уверен, что белорусы по-прежнему хотят работать на земле.

— Легко делать умозрительные заключения, сидя в городе в хорошем кабинете, — отмечает он. — Вот у нас в Беларуси выкосила свиней африканская чума. Мы пытаемся внедрить датскую технологию. В Слуцком районе мы подали объявление для фермеров, желающих держать эту ферму. Нам нужно создать 18 ферм, а заявок на то, чтобы этим заниматься, пришло 50. То есть 50 человек хотят получить откормочник, комбикорма и заниматься выращиванием свиней. Так что не бойтесь, никто в город не побежит. Позарез желающих работать в деревне.

В ответ социолог приводит мировую статистику.

— В развитых странах 2-3% работает в сельском хозяйстве, — отмечает Николюк. — А кто крупнейший экспортер по зерну, да и всем продуктам? Канада, Америка. Дания в пять раз больше свинины производит, чем наша страна, — поясняет он. — Надо понимать, что нет тут проблемы. Что глобализация — это не угроза для нас, это путь, по которому мы должны пойти. Но тот, кто не будет осваиваться, кто не будет поспевать, у того шансов никаких нет.

«Для белорусской власти польские свиньи намного страшнее, чем американские ракеты»

Черная дыра: кто из белорусских богачей потерял капиталы в АПК

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4.4