«Пять лет мы продавали коктейли, а потом чиновники непонятно почему нас запретили».

Семь лет назад Татьяна Полякова решила делать бизнес на кислородных коктейлях, но продавать напитки не в бассейнах и спорткомплексах, а в школах и детских садах. Женщина наняла людей и до последнего времени без проблем работала в Минске. Неожиданно ей в буквальном смысле перекрыли кислород.

Фото: Александр Ружечка

Комитет по образованию посчитал ее деятельность нецелесообразной.

«Я до сих пор не могу понять почему. Могу сказать, что сами кислородные коктейли — это не новинка для белорусов. Еще в советские времена их употребление предлагалось как оздоровительная процедура, — рассказывает директор ООО „Кислородная компания“ Татьяна. — Когда мы в 2010 году выходили на рынок, мода на кислородные коктейли в Беларуси только-только появлялась: их уже точечно продавали в бассейнах, культурно-развлекательных и торговых центрах. Кроме того, их предлагали и предлагают в тех же поликлиниках, санаториях».

— Я решила: а почему бы не делать такие коктейли для школьников и детсадовцев? Не каждый родитель имеет возможность вывезти ребенка на свежий воздух, а тут как раз может быть польза. Коктейли способствуют насыщению организма кислородом, а это очень полезно для городских жителей. При этом коктейли, согласно нашему закону, относятся к продуктам питания, а не к медицинским препаратам.

Суть производства кислородных коктейлей проста: берутся сок и пенообразователь, и в эту смесь через специальное устройство добавляется кислород. Пенообразователь у каждого производителя свой. Как правило, это желатин и корень солодки. Но Татьяна говорит, что свой рецепт разработала по критериям Минздрава: в нем есть молочный белок, аскорбиновая кислота, яблочный пектин и сахарная пудра.

— Когда мы только-только пришли на рынок, никакого регламента работы в этой сфере не было, санитарные нормы для производства коктейлей были общего формата. Отдельных рекомендаций для школ и детских садов не было, — говорит Татьяна. — Поэтому мы обратились в Минздрав, к главному санитарному врачу Игорю Гаевскому. Тогда собрался целый консилиум из врачей, педиатров, представителей санитарных служб.

Консилиум дал добро на деятельность Татьяны и выдвинул нормативные требования из 10 пунктов. К примеру, во время приема должна присутствовать медсестра, под контролем которой дети будут пить коктейль, также должен проводиться лабораторный контроль качества, не должны были использоваться яичный порошок и корень солодки, а также нектары с содержанием сока меньше 50% и так далее.

— Все эти нормы мы выполняли. Проводили лабораторные испытания, для каждой площадки получали разрешение санитарных служб, использовали только качественное сырье, — убеждает директор.

«Дети получали оздоровление, школы — плату за аренду, бюджет — налоги. Всех все устраивало»

Татьяна наняла работников с медицинским образованием, продавцов, которых обучила готовить коктейли, и стала работать. Они проводили 10-дневные курсы в школах и детских садах Фрунзенского, Октябрьского, Ленинского и других районов Минска.

— Мы получали разрешения от попечительских советов школ, предварительно спрашивали согласия родителей, а также заключали со школой договор на оказание услуг, — объясняет Татьяна. — Мы понимали, что приходим в структуру, которая занимается не оздоровлением, а образованием, — было важно не мешать процессу обучения. Поэтому мы составляли графики потребления на переменах. Классные руководители водили детей организованно, чтобы не было хаоса и толкучки. Также мы следили за тем, чтобы употребление коктейлей не совпадало с питанием детей. Я считаю, что мы очень бережно и гармонично вписали нашу деятельность в учебный процесс.

Татьяна говорит, что они также старались помочь школам: покупали канцелярские товары, краску, другие необходимые вещи — вплоть до газонокосилки и кастрюль.

До 2014 года компания оказывала услуги десяткам школ Минска. По словам ее директора, никаких нареканий на деятельность не было.

— Дети получали оздоровительный курс, школам мы платили аренду, казне — налоги, сами получали прибыль. Наша работа устраивала всех, — объясняет женщина.

— Но в 2014 году в комитете по образованию Мингорисполкома сменился председатель, — продолжает она. — У нового руководителя возникли вопросы к кислородным коктейлям. Директора школ перестали заключать с нами договоры, и пару месяцев мы не работали. Мы поговорили с новым главой комитета и пришли к пониманию ситуации. Решили даже вопрос с арендой: поскольку мы приходили на время, то могли заключать договоры на оказание услуг с самими школами (если они были на хозрасчете) или же с управлениями образования администраций районов.

По просьбе чиновников Татьяна отправила официальное обращение в комитет. Пришел ответ, в котором комитет объяснял, как им работать, и весной 2015 года компания снова начала заключать договоры со школами и садиками.

— Но через какое-то время нам опять стали отказывать, — продолжает минчанка. — Директора, с которыми мы работали многие годы, стали извиняться и прекращать с нами работать. Непонятно почему. Потом мы узнали, что в районах Минска стали появляться «ипэшники», которые тоже продавали коктейли в школах, где работала наша компания, причем везде: так было и в Октябрьском, и в Ленинском, и во Фрунзенском, и в Московском районах. И что интересно, документы на состав коктейля принадлежали одному и тому же предпринимателю.

«Мы посчитали, что одно наше предприятие зарабатывало как минимум месячную зарплату председателя комитета по образованию»

Предприятие как-то работало. Правда, весной 2016 года ситуация ухудшилась: администрации школ отказывались от заключения договоров одна за другой.

— Мы обратились в комитет по образованию с просьбой разъяснить, что это такое. И после этого зажегся зеленый свет, — говорит минчанка. — Но понятно, что работа уже была подорвана. В общем, худо-бедно, но мы снова наладили бизнес.

Осенью 2016 года вышло распоряжение комитета по образованию Мингорисполкома о том, чтобы вообще не работать с теми, кто предлагает кислородные коктейли.

— Директора школ после совещания в комитете вообще прекратили с нами работать, — объясняет Татьяна.

Фактически с этого момента «Кислородная компания» функционировать перестала. Заказов не было, денег — тоже, а значит, ни налогов в бюджет, ни зарплаты 12 сотрудницам…

— Мы перестали выдавать зарплату работницам, платить налоги, аренду, делать отчисления в ФСЗН, — перечисляет Татьяна. — Казалось бы, подумаешь, предприятие с 12 сотрудницами. Но мы прикидывали, что своими налогами в месяц полностью обеспечиваем зарплату того же председателя комитета по образованию. Не говоря уже о том, сколько мам-декретниц могли бы получать пособия, сколько пенсионеров — пенсии… Поэтому я решила не оставлять это дело просто так. Тем более что наша услуга была востребована шесть лет и многие родители просили, чтобы мы проводили наши курсы.

В декабре прошлого года женщина отправила обращения в пять инстанций: в Министерство здравоохранения, Минский ОЦГЭиОЗ, комитет по здравоохранению, комитет по образованию и Мингорисполком.

— Минздрав и центр гигиены и эпидемиологии ответили, что такая деятельность возможна — собственно, как и раньше, ведь именно они согласовывали нашу работу, — объясняет Татьяна. — А вот комитет по здравоохранению, комитет по образованию и Мингорисполком заявили, что рассмотрение нашего вопроса не входит в их компетенцию и что они не видят оснований для выдачи рекомендаций касательно проведения мероприятий по нашему виду деятельности.

Вот такой ответ Татьяна получила от комитета по образованию (примерно такой же ответ приходил ей и на следующие два обращения):

«Как сообщалось ранее, напиток, в приготовлении которого используется газообразный кислород, по своим свойствам приравнивается к кислородным коктейлям. Потребление кислородсодержащих напитков требует контроля за выполнением организациями санитарно-эпидемиологического законодательства, учета медицинских показаний и противопоказаний для применения, продолжительности курса.

Должностными обязанностями руководителей и медицинских работников учреждений образования не предусмотрено осуществление данного вида контроля, так как оказание услуг по изготовлению и реализации напитков, обогащенных кислородом, не относится к функциям учреждения образования. Указанная процедура проводится по назначению врача на базе городских учреждений здравоохранения. Обращаем внимание на то, что мнение родителей обучающихся по вопросу предоставления дополнительной услуги, связанной с питанием детей (реализация напитков, обогащенных кислородом), не изучено на должном уровне.

В адрес комитета по образованию Мингорисполкома неоднократно поступали обращения законных представителей по поводу необоснованности продажи данного вида продукции в учреждениях образования. Таким образом, целесообразности в реализации напитков, обогащенных кислородом, в качестве дополнительной услуги, связанной с питанием детей в учреждениях образования, не усматривается».

— Но у нас не медицинские услуги, наши коктейли приравнены к пищевым продуктам. Более того, мы работаем по схеме, утвержденной Министерством здравоохранения специально для работы в школах и детских садах. И медработники у нас были, и контроль, и проверка противопоказаний. Но никто в комитете, видимо, этого не учел, — разводит руками минчанка.

«Запрет был, но для „ипэшника“, пришедшего на наше место, сделали исключение»

Татьяна решила идти дальше. Компания обратилась в Администрацию президента, оттуда обращение ушло в Совет министров, а потом — в Минобразования, которое заявило, что это ответственность управлений образования и директоров и что деятельность Татьяны возможна.

— Я так обрадовалась! Обратилась в комитет по образованию, но там стояли на своем: целесообразности в нашей работе не видят, — говорит она. — Честно, я была в шоке. Как так получается, что Минобразования, Минздрав не видят проблем в нашей деятельности, а комитет по образованию видит? Я снова написала запрос в Администрацию президента, где очень детально разложила все по полочкам. Мне пришло письмо от Министерства образования, которое ответило от имени Министерства здравоохранения и комитета по образованию.

Ответ был очень обтекаемый: мол, ни Министерство здравоохранения, ни Министерство образования, ни комитет по образованию не вправе решать, может наша компания оказывать услуги в школах и садах или нет. И это окончательно нас запутало. Так можем или не можем? В школах качают головой: мол, нет…

— Мы слышим про содействие бизнесу, раскрепощение деловой инициативы, создание рабочих мест и все остальное, а на практике выходит вот так… — грустно вздыхает Татьяна. — Мои работницы до сих пор звонят и интересуются, что там и как. Работу в Минске найти не так-то и просто, а особенно мамам с маленькими детьми. У нас места для них были.

— Но знаете, что возмутило меня больше всего? Что нас фактически выгнали с этого рынка, запретив работать, а сейчас во Фрунзенском районе торгует какой-то «ипэшник», — возмущается женщина.

Мы узнали, что кислородные коктейли продают в школе №42 по адресу Неманская, 7. Торгует ими и правда индивидуальный предприниматель, зовут его Виталий. В телефонном разговоре Виталий подтвердил, что работает там и планирует организовать следующий курс в этой же школе зимой (запись имеется в редакции).

— Мы подумали было, что это зеленый свет для всех, но нет, оказывается, запрет на работу с кислородными коктейлями никто не снимал. Это наводит нас на очень нехорошие мысли. Выглядит все так, как будто нас специально вытеснили, чтобы работать с этим человеком, — заключает Татьяна. — Если честно, мы до сих пор не знаем, как нам быть, где искать правду и что делать в этой ситуации.

Официально. Комитет по образованию: «Позиция по кислородным коктейлям не менялась»

Onliner.by позвонил в комитет по образованию Мингорисполкома, чтобы получить комментарий. Как ответили в отделе воспитательной работы и идеологии, никаких изменений по кислородным коктейлям не было.

— Позиция комитета по этому вопросу не менялась, — коротко ответила заместитель начальника отдела Надежда Великая. — Что касается школы во Фрунзенском районе, спасибо за сообщение, мы поставили этот вопрос на контроль.

В управлении образования Фрунзенского района отметили, что школа №42 заключила договор с данным индивидуальным предпринимателем на законных основаниях.

— Он пришел со всем пакетом документов, со всеми разрешениями и подтверждением соблюдения санитарно-гигиенических норм, — прокомментировала ситуацию Onliner.by начальник управления Наталья Чуприс. — По компаниям, которые к вам обратились, ничего не могу сказать, так как работаю всего лишь с июля этого года.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 4
  • Балл: 4.5