«Нетолерантная» лексика: зачем Беларуси антидискриминационное законодательство?

Что такое «язык вражды» и как не наступить на свободу слова — разъясняют активисты и медиаэксперты.

Фото: mediakritika.by

1.Что такое «язык вражды»?

Термин «язык вражды» или «язык ненависти» для Беларуси достаточно новый и означает использование лексики, которая несет резкое отрицательное отношение к людям, которые по какому-либо признаку отличаются от большинства. «Язык вражды» может использоваться против «оппонентов» иной национальности, религиозности, цвета кожи, политических взглядов, сексуальной ориентации и других специфических особенностей.

 – Лет пять назад тема «языка вражды» еще даже не поднималась в нашей стране, но сегодня ее обсуждают уже на высоком уровне, – заявил координатор инициативной группы «Журналисты за толерантность» Олег Рожков во время «Национальной консультации гражданского общества по противодействию языку вражды и дискриминации в Республике Беларусь». – Представители 37 организаций, которые отстаивают интересы самых разных уязвимых групп сегодня работали вместе, чтобы определить в каком направлении двигаться дальше.

О том, насколько распространен «язык вражды», говорить сложно. Есть отдельные исследования, которые выявляли нежелательную лексику в СМИ по разным направлениям, например, по отношению к людям, живущим с ВИЧ, людям с инвалидностью, людям, представляющим ЛГБТ-сообщество. Однако в белорусском законодательстве не существует такого понятия, как «язык вражды».

– Нет закона, нет обращений, нет практики, поэтому о распространенности «языка ненависти» и об уровне дискриминации, которую он порождает, говорить пока сложно, – считает председатель общественного объединения «Белорусский Хельсинкский комитет» Олег Гулак. – Слава Богу, у нас не такое проблемное общество, чтобы оно ставило уязвимые группы на грани выживания, но это не значит, что проблему не нужно решать.

2.Как реагировать на «язык вражды»?

Если некорректная лексика употребляется в СМИ, то любой человек, независимо от того, принадлежит ли он к уязвимой группе, может обратиться в комиссию по этике «Белорусского союза журналистов» или «Белорусской ассоциации журналистов» с заявлением рассмотреть конкретный текст на соответствие Кодексам журналистской этики. Несмотря на то, что практика рассмотрения таких дел у объединений журналистов разная, эксперты рекомендуют обращаться одновременно в обе комиссии по этике.

– Нужно больше жалоб в обе комиссии по этике, – считает пресс-секретарь «Белорусской ассоциации журналистов» Борис Горецкий. – Это будет в любом случае иметь влияние на редакторов СМИ и журналистов.

При этом эксперты рекомендуют как можно чаще озвучивать проблему в публичном пространстве.

 – Нам нужно чаще публиковать решения комиссии по этике не только в специализированных СМИ, – убежден координатор инициативной группы «Журналисты за толерантность» Олег Рожков. – Особенно если речь идет об успешных кейсах.

3. А как же свобода слова?

Как соблюсти баланс между противодействием «языку вражды» и правом на свободу слова?  Зарубежные эксперты рекомендуют различать разные категории «нетолерантной» лексики.

 – Мы различаем «мягкий» язык вражды, который чаще всего обусловлен предрассудками в обществе и используется ненамеренно, – разъясняет координатор программ правозащитной организации «Article 19» (Лондон) Йоанна Шиманска. – В таком случае важно не судить журналиста, а заниматься просвещением.

По мнению специалистки, уголовные дела против журналистов уместны лишь в том случае, если в текстах присутствует прямое подстрекательство к насилию против уязвимой группы, то есть «жесткий» язык вражды. В иных же случаях лучше использовать «позитивные» меры воздействия.

Отметим, что в Беларуси такие меры уже существуют – создаются информационные стратегии для журналистов, проводятся школы толерантности, действуют группы с обсуждениями конкретных кейсов в социальных сетях. Есть даже «антидискриминационная» премия – награждение организаций и людей, которые внесли наибольший вклад в противодействие дискриминации в стране.

Во время «Национальной консультации гражданского общества по противодействию языку вражды и дискриминации в Республике Беларусь» эксперты предложили и новые способы противодействия – создание онлайн сервиса проверки статей на наличие «языка вражды», разработка специального мобильного приложения, создание пособия «5 шагов к  противодействию ЯВ»…

На первый взгляд, методов много, но все они, по мнению специалистов, будут малоэффективны, пока в стране не появится антидискриминационное законодательство.

4. Кому нужен закон, созданный для меньшинств?

Несмотря на то, что Беларусь подписывает различные международные обязательства, например, Конвенцию о правах инвалидов, государству необходимы свои законы, которые будут защищать интересы представителей уязвимых групп.

– Людям, обществу и государству удобнее пользоваться национальным правом, – считает Олег Гулак. – И оно будет более эффективно, так как в Беларуси высокий уровень исполнения законов.

– Принятие такого закона показало бы, что государство признает наличие проблемы и планирует ее решать, а не замалчивать, – поддерживает мнение коллеги правозащитник Андрей Полуда.

Эксперты признают, что создать антидискриминационное законодательство в Беларуси будет не так просто, поскольку группы людей, которые в нем действительно заинтересованы, «загнаны в подполье» и сегодня нужны дополнительные меры, чтобы их услышали.

– В том-то и сложность, что проблема дискриминации – проблема не большинства людей, а людей, которых меньше, – разъясняет Олег Гулак. – Большинству это может быть и не интересно, но это роль руководящих элит в обществе помогать людям более уязвимым.

По мнению эксперта, создать в Беларуси антидискриминационный закон будет не просто, но это важно и этим нужно заниматься.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 5