Экономист о феномене дефляции: «Власти просто загнали инфляционные процессы вглубь»

Оправдан ли оптимизм властей по поводу уменьшения инфляции и чего нам ждать от цен в ближайшее время?

В августе в Беларуси второй месяц подряд фиксируют дефляцию. В прошлом месяце цены на товары и услуги упали на 0,8%. С начала года инфляция составила 2,5%.

С чем связано падение цен и насколько долгосрочной является эта тенденция?

Романчук: Мы, наконец, поняли, что в футбол нельзя играть руками

Руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук, который ранее сомневался в возможности властей удержать инфляционные процессы, и теперь не испытывает особого оптимизма.

— Все, что остается в рамках сегодняшнего формального показателя — это результат ряда административных мотивационных механизмом, — отмечает экономист. — То есть, инфляцию считают по-старому. Причем по той корзине товаров и услуг, которыми легко манипулировать. Власти сознательно могут сделать так, чтобы тот или иной показатель стал ниже. И верифицировать это невозможно, поэтому всегда остается сомнение, что этот показатель значит.

Иными словами, в той дефляции, которую сегодня фиксирует Белстат, так или иначе есть доля административного регулирования.

— Об этом неоднократно говорит Лукашенко и члены правительства. Сказали до такого-то периода не повышать цены на услуги ЖКХ — и не повышают. Повысят в сентябре или декабре, а  чтобы это не отразилось на статистике, этим товарам в корзине могут придать совсем другой вес, — поясняет эксперт.

Ярослав Романчук

Вторым фактором, который стал причиной дефляции, по мнению экономиста, является то, что уровень цен в Беларуси уже значительно превышает мировой.

— Если разобраться, нам нужно не по двум месяцам иметь дефляцию, а по году. Причем процентов на 5. Этот фактор тоже необходимо учитывать при оценке ценовой динамики, — поясняет Ярослав Романчук.

Экономист также отмечает усилия Нацбанка, которые привели к снижению инфляции.

— Нацбанк держится пока. К тому же валютная выручка за полгода достаточно серьезная, что позволяет решать внутренние задачи, не прибегая к эмиссии, — отмечает эксперт.

Однако радоваться этому рано. Ярослав Романчук напоминает: в свое время в Украине на протяжение 2-х лет инфляция была меньше 2%.

— Казалось, что она побеждена. Но стоило расслабиться, стоило нарушить денежные законы — и инфляция поднялась до двухзначных значений. Так что это временное состояние ни о чем не говорит. Власти все равно отложили структурные реформы, заморозив их, и, по сути, загнали инфляционные процессы вглубь. Возможно, по году инфляция и может быть 6-7%. В нашей истории самая рекордно низкая инфляция была 6,6%, но потом тоже все сорвалось, — напоминает экономист.

Что же касается ближайшей перспективы, то тут, по мнению эксперта, многое будет зависеть от состояния российского рубля на конец года и реакции Нацбанка.

— Беспокоят и сообщения, что в следующем году денежно-кредитная политика будет направлена на стимулирование экономического роста, — отмечает Романчук.

В любом случае произошла дефляция или нет, можно судить по собственному карману.

— Если же взять, например, 10 параметров выздоровления экономики, то получается, что у нас есть один и тот сомнительного качества, хотя нам предлагают говорить, что это достижение. Но я не вижу других параметров, — поясняет экономист. — Да, снизили инфляцию. Хотя я бы сказал, что Беларусь начинает сегодня немного приближаться к новой нормальности, которая для стран нашего региона Центрально-Восточной Европы является нормальностью уже лет 20. Радость такая сомнительная. Мы, наконец, поняли, что в футбол нельзя играть руками.

Муха: Если рассчитывать показатель цен, очищенных от фактора сезонности, то не будет дефляции

Аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха считает, что повод для радости все же есть.

— Если говорить о результатах этих двух месяцев, то действительно у нас такой последовательной дефляции, возможно, даже и не бывало, — поясняет эксперт.

И все же основным фактором снижения потребительских цен на внутреннем рынке аналитик называет фактор сезонности.

— Произошло снижение цен на плодоовощную продукцию, как обычно в августе и сентябре. Но очевидно, что если рассчитывать показатель цен, очищенных от этого фактора сезонности, то дефляции все же не будет, — поясняет Александр Муха.

Опять же важно понимать, что в период поступления нового урожая инфляция традиционно идет вниз, а в осенне-зимний период цены обычно поднимаются. Вот почему к концу года ситуация может измениться на противоположную.

— К тому же в этом году для определенных культур была плохая погода, что тоже может внести в динамику инфляции свою негативную лепту, — отмечает экономист. — Я думаю, инфляция немного пойдет вверх.

Александр Муха

Однако, как бы то ни было, инфляция от года к году уменьшается. И если сохранится нынешняя цифра — это будет минимальная инфляция за всю историю независимой Беларуси.

— Думаю, даже Нацбанк не ожидал такого показателя. Я и сам, честно говоря, не рассчитывал, — отмечает Александр Муха. — На этот год у нас официально заложен показатель инфляции в размере не более 9%, а в конце июня на встрече руководства центрального банка с представителями экспертного сообщества уже прозвучала цифра 7%.

По мнению экономиста, этот тренд на снижение инфляции, в том числе обусловлен взвешенной фискальной и монетарной политикой, а также является результатом улучшившейся внешнеэкономической конъюнктуры.

— В частности, произошло увеличение экспорта белорусских товаров и услуг. Это очень приличная прибавка, которая в абсолютном выражении составляет уже больше 2 млрд. долларов, — констатирует эксперт. — Дополнительно мы видим, что сохраняется приток иностранной валюты со стороны физических лиц, что тоже сказывается позитивно. И этот тренд на снижение надо продолжить.

По мнению экономиста, снижение инфляции отвечает интересам всех участников национальной экономики: населения, бизнеса, предприятий, иностранных инвесторов, а также правительства и Национального банка, которые ведут переговоры с международными финансовыми институтами.

Между тем экономист обращает внимание на то, что в Беларуси необходимо расширить виды индекса потребительских цен в разрезе отдельных социальных групп населения.

—Важно сейчас мониторить динамику инфляции для наиболее уязвимых категорий граждан. Например, как это делают в Чехии. Там есть индекс потребительских цен для пенсионеров Праги и отдельно для пенсионеров, которые живут в пригороде. Или ИПЦ для семей с одним ребенком, с двумя, тремя, — поясняет эксперт. — В текущей ситуации эти категории находятся в достаточно серьезной зоне риска в части покупательной способности денежных доходов.

В связи с этим правительство, а также Министерство труда и соцзащиты должны внести изменения в методологию и практику расчета индекса потребительских цен, которые сейчас применяются Национальным статистическим комитетом.

— Важно понимать, что 1% прироста инфляции в 2018 году может серьезнее ударить по покупательной способности наиболее уязвимой категории групп населения, чем тот же 1% инфляции, например, в 2013-м году, — отмечает эксперт. — Ваша личная инфляция может отличаться от общей. Например, по моим субъективным ощущениям, динамика моей личной инфляции превышает 5% годовых. Потому что у меня немного другая структура потребления товаров и услуг.

Точно так же есть риск того, что динамика инфляции социально уязвимых групп населения может превышать динамику общей инфляции по стране.

— Надо усилить фокус внимания на наиболее уязвимых группах, потому что тот, кто зарабатывает тысячу или две долларов, понятное дело, может выдержать и большую инфляцию, а для того, у кого зарплата 200-300 рублей, и эта инфляция может быть достаточно драматичной, — резюмирует Александр Муха.

Сколько заплатили белорусы за стабильность рубля?

Экономист: Эта совковая мелочность насквозь пронизывает белорусскую экономику

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 16
  • Балл: 4.2